Москва, Новый Арбат, 25

| 25.10.2015

Трехэтажный дом 25 по улице Новый Арбат был построен в конце 20-х годов прошлого века как ведомственный дом для работников Госплана и имел до 1957 года адрес Большой Новинский переулок, дом 3.

Сегодня мы устанавливаем памятный знак одному из жителей этого дома.

Евгения Товиевна Руднева-Базарова родилась 25 декабря 1877 года в Петербурге в дворянской семье. Ее отец Товий Арнольдович Марголин был действительным статским советником, почетным гражданином Петербурга.

В возрасте 23 лет Евгения уехала учиться в Берлин, где и познакомилась с будущим супругом Владимиром Рудневым. По возвращении в Россию оба были арестованы за просветительскую деятельность среди рабочих и приговорены к ссылке. Они решили пожениться, чтобы иметь возможность отбывать ссылку вместе. В ссылке в 1903 году родился их первенец, Александр.


Владимир Базаров и Евгения Товиевна Руднева (Марголина)
Царская ссылка (с. Назаровское Красноярского края)
После возвращения Владимир активно занимался политической деятельностью: участвовал в Стокгольмском съезде РСДРП, в VII конгрессе II Интернационала в Штутгарте, занимался просвещением рабочих. Вместе с А.А. Богдановым (философом, ученым и врачом, впоследствии – основателем Института переливания крови) перевел «Капитал» Маркса. Тогда же Руднев взял псевдоним “Базаров”.
После революции Владимир стал членом Президиума Госплана СССР, занимался экономическими вопросами, а Евгения работала в Наркомпросе, была членом ГУСа – Государственного ученого совета народного комиссариата просвещения (аналог нынешнего Министерства образования), редактировала сборники педагогических материалов, была ответственным редактором журнала “Искусство в школе”. Наркомом просвещения тогда был А. В. Луначарский, а его заместителем – Н.К. Крупская, с которой Руднева была очень дружна.
Внук Евгений вспоминает: «В 1928 году наша семья переехала в кооперативный дом Госплана на Новинском бульваре. Тогда адрес был Большой Новинский переулок, дом 3 кв. 63, а дом был трехэтажный. Мы жили на первом этаже шестого подъезда. На одной площадке с нами в квартире 62 жила семья Сергея Владимировича Бернштейн-Когана – видного специалиста по экономической географии. О нем и сейчас можно прочесть в разных энциклопедиях и в Википедии. Детям разрешали играть в войну в квартире. Еще на площадке жила Лёля (Елена Михайловна) Вольф, она жила с матерью, пианисткой Н. Л. Гродзенской, известным в Москве педагогом. Они с бабушкой много общались. О Лёле тоже много  написано в интернете. Только перечень её работ занимает несколько страниц. Всем нам друг с другом было интересно”.
В 1930 году Владимира Руднева арестовали по делу «Союзного бюро РСДРП (меньшевиков)» и сослали в Саратов, а Евгению Товиевну  сначала сняли с поста ответственного редактора, а потом и вовсе уволили.
После возвращения мужа в 1932 года супруги занимались переводами, в основном для издательства «Академия». Самая большая работа Евгении Товиевны – перевод «Разговоров с Гете» И. Эккермана, которые еще в 1970-е годы публиковались в ее переводе.
В 1939 году Владимир Александрович умер от воспаления легких, возможно, избежав тем самым последующих арестов, в отличие от своей жены.
Внук Евгений так вспоминает арест бабушки:
«В июне 1941 года, за несколько дней до войны, Евгения Товиевна повезла на дачу в Крым меня с моей двоюродной сестрой Аней и двух моих друзей по дому, Володю Бернштейна и Юру Поляка. Нам было по 14 – 15 лет, Ане - 11. Когда началась война, бабушка решила возвращаться домой. Несколько дней мы собирались, и 26 июня отправились в Москву.
Мы пошли на ближайшую автостанцию, чтобы доехать до Алушты, а оттуда в Симферополь. От дачи нужно было спуститься по дороге метров 50. Но в этот раз пограничники направили нас вверх. Почему-то стрельнула пограничная пушка, которая была расположена на пригорке над берегом. До Алушты нам пришлось идти пешком…
Я помню, как мы сидели на автостанции «при вещах», ждали автобуса до Симферополя и беседовали. К Евгении Товиевне подошел человек в штатском и сказал ей: «Вы арестованы». Бабушка успела отдать нам деньги, которые у нее были при себе. Ее посадили в машину пограничную и увезли. Больше я ее не видел».
Евгению Товиевну приговорили к пяти года ссылки в Башкирию по обвинению в антисоветской агитации. Она умерла в больнице пересыльной тюрьмы N2 Соль-Илецка УНКВД Чкаловской области 20 ноября 1942 года.
В 1956 году Руднева была реабилитирована «за отсутствием состава преступления». После реабилитации для прямых потомков стали доступны материалы дел. Евгения Товиевна не признала себя виновной. Ни один человек не был арестован на основании ее показаний.

25 октября 2015 года «Последний адрес» повесил на дом табличку памяти Е.Т. Рудневой-Базаровой.
 

Фото: Э. А. Добрачаева

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.