Москва, 1-я Аэропортовская улица, 6 (б. Инвалидная улица)
На карте

| 13.10.2019

До середины 1960-х годов в районе нынешней 1-я Аэропортовской улицы было много деревянных построек. Потом их снесли и на этом месте построили несколько современных жилых комплексов. На одном из них сегодня мы установили два памятных знака репрессированным жителям этого квартала.


Л.В. Курчевский. Середина 1930 гг.

Леонид Васильевич Курчевский родился в 1890 году в Переславле-Залесском в семье учителя рисования.

В 1902 году Леонид поступил во 2-ю Московскую гимназию, которую окончил в 1911 году. В том же году он начал учиться на физико-математическом факультете Московского государственного университета, но проучился там всего два года и был отчислен из-за неуплаты за обучение.

В 1914 году он устроился лаборантом в Педагогический институт имени П.Г. Шелапутина, а в 1916 году его пригласили заведовать конструкторским бюро Московского военно-промышленного комитета, где он проработал до конца 1918 года. К тому времени относится и его первое изобретение - станок для метания гранат.

В годы Гражданской войны Курчевский возглавлял мастерскую и автолабораторию в Комитете по делам изобретений ВСНХ. «Часть сотрудников жила в Москве в мастерских лаборатории, часть на квартире Курчевского на Арбате, остальные на базе в Переславле, - пишет племянница Курчевского Елена Аникст, подавшая заявку на установку мемориальной таблички. - Питались сообща, для всех готовилась простая еда. В лаборатории не было ограничения рабочего времени, при этом все работали с энтузиазмом. В Переславле-Залесском он создал технико-продовольственную базу с натуральным хозяйством, где выращивали овощи и разводили домашнюю птицу. Таким образом Курчевский решил проблему питания и обеспечил рабочим нормальные жизненные условия». 

Леонид Курчевский около аэромобиля своей
конструкции. 1922 год.

Она же приводит подробные воспоминания близкого друга Курчевского, изобретателя С. Богословского: «Как-то весной 1920 года в моей квартире при заводе «Авиаприбор» <…> раздался звонок. Домашняя работница Маруся, человек категорических суждений, доложила: «Тебя какой-то толсторожий спрашивает». В комнату быстро вошел приземистый, широколицый человек, представившийся Леонидом Васильевичем Курчевским. Разговор, начавшийся с просьбы гостя изготовить на «Авиаприборе» детали для аэромобиля, затянулся на несколько часов и стал началом моей дружбы с остроумным изобретателем и самым веселым, оптимистичным человеком из всех, кого я знал.

Характер и образ Курчевского складывались в безграничном увлечении новыми, часто дерзкими идеями, в стремлении к воплощению их любыми путями и средствами. Ни минуты застоя и успокоения. Полное пренебрежение к одежде и собственному внешнему виду, к условиям жизни, деньгам и благополучию.

Курчевский не имел высшего образования, но его познания, острота ума и восприимчивость поражали ученых и больших изобретателей, с которыми он советовался и работал.

К тому времени Курчевский стал известным человеком среди инженерной общественности. Многие знали о его проектах аэромобилей. Придуманный им заменитель дефицитного бензина — смесь спирта-сырца с эфиром, или, как его называл сам автор, «ханжа», — широко применяли в заводских и в военных автохозяйствах.

По инициативе Курчевского была организована мастерская-автолаборатория, и в ней начаты эксперименты для восстановления разрушенного автопарка страны.

Бывая у Курчевского, я не мог определить границу между домом и автолабораторией. Просторную квартиру в несколько комнат загромождали части автомобилей, баки, автопокрышки, приборы и инструменты, вперемежку с эскизами, книгами и самыми разнообразными ружьями — от шомпольных до штуцеров Голанд-Голанд для охоты на слонов. Было еще несколько приветливых умных охотничьих собак, так хорошо дополнявших и разнообразивших обстановку. Все здесь говорило об увлечениях хозяина».

Из стен мастерской-лаборатории в те годы вышло немало инновационных изобретений, автором которых был Курчевский. Так, в 1922 году он изобрел эмульсию, предохраняющую выпуск воздуха из покрышек и камер автомобилей, сконструировал первый автомобиль в виде трубы с вращающимися винтами, воздушные потоки которых двигали всю конструкцию, а в 1923-м вместе с Богословским создал реактивную глиссирующую мину, способную скользить на большой скорости по поверхности воды.

Кадр из пропагандистского документального
фильма «Соловки», снятого по заказу ОГПУ
в 1928 г.

Осенью 1924 года Леонида Васильевича арестовали по доносу и обвинили в хищении и растрате государственных средств. По этому делу проходили еще несколько сотрудников лаборатории. «Доказать невиновность Курчевский не смог, так как многих денежных документов не оказалось на месте. В коммуне все было общим, для изобретателя главным в жизни была работа, и времени на ведение документации просто не оставалось. Возможно, кто-то этим воспользовался», - пишет Елена Аникст.

Кручевского приговорили к десяти годам, срок он отбывал в Соловецком лагере особого назначения (СЛОН), где он продолжил заниматься исследовательскими разработками. Здесь он буквально за несколько недель починил электростанцию и восстановил железную дорогу, по которой ходил паровоз с двумя вагонами. Затем организовал технические мастерские и небольшую судоверфь, где строили рыболовецкие лодки, построил примитивный волновой двигатель и глиссер с воздушным винтом, изобрел прибор для получения электричества из ручейков. За восстановление лагерного хозяйства начальство даже наградило его охотничьим ружьем и разрешило охотиться.

Леонид и Мария Курчевские. 1930 г.

Жена Курчевского, Мария Федоровна выхлопотала для себя «путевку» в Кемь и переехала туда на работу, чтобы быть ближе к мужу. Сохранились уникальные фотографии Соловецкого периода, сделанные Курчевским.

В 1929 году его досрочно освободили – во многом благодаря его «лагерным» изобретениям, в том числе безоткатной пушки, позже названной динамореактивной (ДРП). Она была в десять раз легче обычной пушки того же калибра. Комендант, присутствовавший на испытаниях пушки, послал зашифрованную телеграмму в Москву, и Курчевского немедленно отозвали в столицу.

Поначалу его хотели отправить на Урал возглавлять конструкторское бюро с тюремным режимом («шарашку»), но он отказался. Благодаря хлопотам тогдашнего наркома тяжелой промышленности Серго Орджоникидзе Курчевский и его сотрудники были окончательно освобождены.

Курчевский возглавил конструкторское бюро – ОКБ-1 – при оружейном заводе № 8 им. Калинина, взяв на работу и своих бывших сотрудников. В 1934 году при Наркомате тяжелой промышленности фактически под Курчевского было создано Управление уполномоченного по специальным работам (УУСР), которое он же и возглавил. Тогда же был в Подлипках, рядом с заводом № 8 был построен еще один завод - Государственный Союзный машиностроительный завод № 38, созданный специально для изготовления опытных систем Курчевского.

    
Курчевский с динамореактивной пушкой.               На испытаниях авиационной пушки Курчевского:
                                                                                                        справа Курчевский, К.Е. Ворошилов, Г.К. Орджоникидзе.

За несколько лет УУСР под руководством Курчевского было создано несколько десятков различных типов безоткатных (динамореактивных) пушек, в том числе 76,2-мм катерная пушка Курчевского (КПК), 76-мм батальонная пушка Рукчевского (БПК), 305-мм пушка для эскадренного миноносца, авиационная пушка Курчевского (АПК) и др. Свои пушки Курчевский ставил и на торпедные катера, и на истребители, и даже на автомобили и мотоциклы.

За создание новых типов артиллерийского вооружения в 1933 году Курчевский был награжден орденом Красной Звезды, а в 1936-м он получил в подарок за свои заслуги спортивный «Линкольн».

Среди других изобретений Курчевского - аппарат для метания гранат, противотанковое оружие, полярная лодка-вездеход, трехосный вездеход на колесном и гусеничном ходу, крылатая торпеда, глиссер, санитарный самолет, винтовка с оптическим прицелом и др.

Несколько видов разработанных Курчевским ДРП были переданы в серийное производство. Изобретателя активно опекал маршал Советского Союза М.Н. Тухачевский, возлагавший большие надежды на изобретения Курчевского в деле реформирования РККА.

Но весной 1937 года Тухачевский, а вслед за ним и другие высокопоставленные военные были арестованы. 11 июня 1937 года восемь высших военных чинов – маршал Советского Союза М.Н. Тухачевский, командармы 1-го ранга И.П. Уборевич и И.Э. Якир, командарм 2-го ранга А.И. Корк, комкоры В.М. Примаков, В.К. Путна, Б.М. Фельдман, Р.П. Эйдеман – были приговорены к высшей мере наказания по обвинению в «участии в военном заговоре» и расстреляны в ночь на 12 июня.

Под каток массовых репрессий в РККА, старт которым был дан процессом по «делу Тухачевского», попал и Курчевский. Его арестовали три дня спустя после расстрела Тухачевского – 15 июня 1937 года.

«Мария Федоровна (жена Курчевского. - прим. ред.) вспоминала позже тот день: «Леонид Васильевич вернулся домой после работы поздно вечером в комбинезоне, руки грязные, в мазуте, только с работы, - пишет Елена Аникст. - Почти сразу раздался звонок, в дверь вошли двое. Дают ему бумажку какую-то, а он протягивает мне: «Смотри, Маша, новое дело!». Хотел пойти в ванную, они схватили его за руки, не пускают, говорят, будто у нас в ванной «адская машина» стоит. Забрали его. Потом целая орава прибежала за его машинами, стали покрышки таскать, мастерскую разбирать. Часы его кто-то стянул со стола... В это время на столе лежала записка с подписью Сталина; чекисты обходили ее стороной, как будто боялись даже с места ее сдвинуть». Позже Курчевский прислал дочери записку с просьбой принести на Лубянку его костюм. Больше семья не имела с ним никакой связи. В дом на 1-й Инвалидной улице вселили чекистов, оставив семье Курчевского только две комнаты. Между тем, тетради конструктора с чертежами секретного оружия остались на чердаке, где пролежали многие годы».

Следствие по делу Курчевского велось пять месяцев. Согласно обвинительному заключению, инженер-конструктор якобы еще в 1933 году был привлечен Тухачевским к антисоветскому военному заговору и по заданию «главарей» заговора «вел вредительскую работу в оборонной промышленности, срывая выполнение правительственных заданий по внедрению новых систем вооружения Советской Армии».

25 ноября 1937 года Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила изобретателя к высшей мере наказания по обвинению во «вредительстве и участии в антисоветском заговоре». Приговор был приведен в исполнение 26 ноября 1937 года. Ему было 47 лет.

Марию Федоровну вскоре тоже арестовали и осудили как жену «врага народа», отправив на восемь лет лагерей в Акмолинск (Казахстан).

Леонид Васильевич Курчевский был реабилитирован в 1956 году «за отсутствием состава преступления». В решении о реабилитации особо отмечалось, что осужден он был «необоснованно», а допрошенные в процессе расследования коллеги инженера-конструктора, в том числе академик Стечкин и инженер-полковник Глухарев, которые лично знали его, «характеризуют Курчевского как видного инженера-изобретателя, деятельность которого была направлена на укрепление обороноспособности СССР».

«…Мы должны сожалеть, что Курчевский закончил свою жизнь в тюрьме вместо того, чтобы плодотворно работать на благо нашей Родины», - писал много позже академик Б.С. Стечкин.

В 2018 году племянница Курчевского подготовила для Сахаровского центра выставку «Конструктор Леонид Курчевский: жизнь и судьба».

Архивные фотографии и документы следственного дела Л.В. Курчевского


Иван Евлампиевич Харитонов родился в 1898 году в деревне Славково Дорогобужского уезда Смоленской губернии в крестьянской семье. Образования не получил.

К моменту ареста Харитонов работал буфетчиком в столовой № 32 треста ресторанов на Арбате.

Ивана Евлампиевича арестовали 23 ноября 1937 года. В анкете арестованного значится с его слов, что до 1929 года у него была «хата 6х6, сарай, одна лошадь летом, а зимой корова». Видимо, на этом основании следователь решил возвести Ивана Евлампиевича в «кулаки», причем, зажиточные. В обвинительном заключении, основываясь на показаниях «свидетелей», следователь приписывает Харитонову «восемь лошадей, 17 коров, земли около 100 десятин, водяную мельницу, а в последнее время и паровую».

Согласно обвинительному заключению, которое было состряпано в сжатые сроки – менее чем за две недели, – «бывшего кулака хуторянина» Харитонова обвинили в том, что он, «будучи осужден на пять лет концлагерей за хищение, наказание не отбывал, из-под стражи бежал, скрывался в Москве под чужим фамилием (так в оригинале, причем это словосочетание повторяется в документе несколько раз. – прим. ред.) и проживая в доме, среди жильцов вел антисоветскую агитацию».

9 декабря 1937 года «тройка» при УНКВД по Московской области приговорила Харитонова к расстрелу «за контрреволюционную агитацию». Приговор был приведен в исполнение на следующий день. Ему было 39 лет.

Иван Евлампиевич Харитонов был реабилитирован в 1989 году.

Документы следственного дела И.Е. Харитонова

Церемония установки памятной таблички "Последнего адреса": фото,
видео - Леонида Васильевича Курчевского,
видео - Ивана Евлампиевича Харитонова

Фото: Мария Олендская



Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.