Москва, Малая Дмитровка, 23, стр. 2
На карте

| 13.10.2019

Улица Малая Дмитровка получила свое название от пролегавшей здесь торговой дороги на Дмитров, вокруг которой к XIV веку образовалась Дмитровская слобода, населенная в основном торговцами и ремесленниками. В XVIII веке в этом районе начали селиться знать и купечество, а затем, с основанием Московского университета, и ученые. В разное время на этой улице в собственных особняках и усадьбах проживали князья Меньшиковы и Долгоруковы, ученые М.М. Херасков и А.А. Барсов, декабристы М.Ф. Орлов и И.А. Фонвизин, сохранился флигель А.П. Чехова, в котором писатель поселился после возвращения с Сахалина (именно поэтому с 1944 по 1993 год улица носила имя Чехова).

В 1909 году архитектор К.Л. Розенкампф начал строить на углу Малой Дмитровки и Старопименовского переулка высокий серый доходный дом в стиле неоклассицизма для купеческого семейства Костяковых. Сейчас дом имеет адрес: Малая Дмитровка, д. 23/15. В первые советские годы этот район тоже считался фешенебельным, поэтому в доме № 23 получили квартиры многие иностранцы, переехавшие жить в Россию и взявшие подданство СССР: венгры, литовцы, поляки. Когда во второй половине 1930-х начались гонения на иностранцев, как минимум шесть жильцов дома, по данным «Мемориала», были репрессированы и приговорены к расстрелу. Одному из них мы сегодня установили памятный знак.


Ян Андреевич Сквецинский родился в 1893 году в поселке Цеглов Варшавской губернии в семье железнодорожного рабочего. Кроме него у родителей было еще пятеро сыновей и две дочери. Окончив школу, Ян пошел учиться на портного и в 1912 году начал в Варшаве работать в частной швейной мастерской. Но в 1914 году его призвали в Царскую армию, и четыре года он прослужил в лейб-гвардии Петроградском полку рядовым.

В Польшу Ян Андреевич уже не вернулся. В 1918 году он вступил в РККА и участвовал в Гражданской войне на стороне красных. На излете войны Сквецинский полгода проработал в Наркомате иностранных дел сотрудником для поручений при польском отделе, но при первой же возможности вернулся к профессии и стал портным в мастерской при том же Наркоминделе.

В 1921 году Яна Андреевича арестовали по подозрению «в шпионаже», но вскоре отпустили. Как он позже объяснял на допросе – уже по второму аресту – он просил визу на въезд в Польшу, где жили все его родственники: пять братьев и две сестры, с которыми до 1932 года он вел переписку. «Органы ВЧК подозревали меня в шпионаже и арестовали. По подозрению я находился 16 дней, после чего за недоказанностью меня освободили». Возможно, поводом к подобным подозрениям был и тот факт, что в 1921 году Сквецинский по собственному желанию вышел из рядов ВКП(б), поскольку был «не согласен с политикой партии в вопросе НЭПа».

В 1922 году он уже работал начальником цеха фабрики № 5 «Москвошвея» (государственного треста швейной промышленности) и до самого ареста трудился на разных швейных предприятиях. По воспоминаниям его жены, Зельмы Яновны Сквецинской, он был увлечен своим делом, постоянно занимался самообразованием, что позволило ему к 1930-м годам уже быть автором нескольких рационализаторских предложений и писать статьи в журналах соответствующего профиля. Несколько лет он проработал заведующим техническим сектором Научно-исследовательского института швейной промышленности.

Когда Яна Сквецинского арестовали 27 марта 1938 года, он работал руководителем группы по организации производства в тресте «Мосбелье». Судя по всему, Сквецинского репрессировали в рамках одной из крупнейших «национальных операций» — польской.

Начало ей положил приказ № 00485 от 11 августа 1937 г., изданный народным комиссаром внутренних дел СССР Н.Е. Ежовым. Приказ создавал особый внесудебный орган — «двойку» (Комиссию наркома внутренних дел СССР и прокурора СССР) — с самыми широкими полномочиями. Кроме прочего, приказ сопровождало закрытое письмо «О фашистско-повстанческой, шпионской, диверсионной, пораженческой и террористической деятельности польской разведки в СССР», предварительно одобренное Сталиным и также подписанное Ежовым.

«Польская операция», первая из «национальных операций» НКВД, отличалась невиданным размахом: в результате погибло почти 20% польского населения страны (в Белоруссии, например, расстреляли 90% арестованных поляков). О том, насколько небрежно, без малейших попыток создать хотя бы видимость правдоподобия, велось следствие по «польским делам», свидетельствует справка на арест Яна Сквецинского, в котором в написании фамилии допущена ошибка:

«В 5-й Отдел УГБ УНКВД МО поступили сведения, что СквециАнский Ян занимается шпионской деятельностью. Сквецианский имеет чрезвычайно широкое знакомство среди поляков и усиленно заводит новые знакомства.
Сквецианский выражает опасение, что его скоро арестуют.
На основании изложенного Сквецианский Ян Андреевич подлежит аресту».

В ходе первого и, скорее всего, единственного допроса (во всяком случае, в следственном деле Сквецинского есть только один протокол допроса), состоявшегося на следующий день после ареста, следователь интересуется лишь довольно общими местами биографии Сквецинского: трудовая деятельность, родные и знакомые, проживающие за пределами СССР, знакомые и кто их них арестован, за что он был арестован в 1921 году и почему тогда же вышел из партии.

На основании вот таких биографических сведений Яна Андреевича обвинили в шпионаже. В обвинительном заключении, которое вместилось на полутора страницах формата А4, говорится, что Сквецинский якобы «в 1932 году завербован для шпионской деятельности в пользу Польши агентом польской разведки Цвайгель Альберт Петровичем» (так в оригинале. – прим. ред.). Цвайгель был одним из пяти знакомых, которых в ходе допроса назвал Ян Андреевич и который к моменту ареста Сквецинского уже был задержан. Примечательно, что и в обвинительном заключении допущена ошибка: отчество Цвайгеля – не Петрович, а Павлович. Именно такое отчество называл сам Ян Андреевич на допросе, и именно такое отчество есть в базах «Мемориала».

По версии «троешника» следователя, помощника начальника 2-го отделения сержанта госбезопасности Корчагина, Ян Андреевич якобы «по заданию польской разведки собирал и передавал сведения шпионского характера о состоянии швейной промышленности, поставляющей на Красную армию (так в оригинале. – прим. ред.) обмундирование и белье, а также о производственных возможностях этой промышленности в военное время и количестве продукции, выпускаемой для РККА в мирное время».

16 мая 1938 года Комиссия НКВД СССР и Прокурора СССР подтвердила: виновен. Приговор - высшая мера наказания. Через десять дней Ян Андреевич Сквецинский был расстрелян. Ему было 45 лет.

«Завербовавший» Сквецинского Альберт Павлович Цвайгель 8 июня 1938 года был приговорен к восьми годам лагерей – по обвинению в «антисоветской агитации». Наказание он отбывал в Севжелдорлаге, где в августе 1941 года вновь был арестован и приговорен к 10 годам лишения свободы.

Жена Сквецинского писала жалобы. Писала, что не верит в виновность мужа, что за вечной его занятостью у него и времени ни на что не оставалось, просила сообщить, где муж отбывает наказание и что с ним. Одна из ее жалоб в 1940 году даже была рассмотрена. Помощник военного прокурора МВО Кузнецов посчитал «жалобу г-на Сквецинского (так в оригинале. – прим. ред.) оставить без удовлетворения», поскольку он якобы вину полностью признал, а само обвинение «основано только на его собственных показаниях».

В июне 1956 года ей выдали справку, что муж скончался в лагере в 1943 году от перитонита. А в мае 1957-го последовала реабилитация — «за отсутствием состава преступления».

В результате «Польской операции» без суда и следствия были уничтожены более 100 тысяч человек.

Документы следственного дела Я.А. Сквецинского

Церемония установки памятного знака "Последнего адреса": фото, видео

Фото: Оксана Матиевская
***
База данных «Мемориала» содержит сведения еще о пяти репрессированных, проживавших в этом доме. Если кто-то из наших читателей хотел бы стать инициатором установки мемориального знака кому-либо из этих репрессированных, необходимо прислать в «Последний адрес» соответствующую заявку.
Подробные пояснения к процедуре подачи заявки и ответы на часто задаваемые вопросы опубликованы на нашем сайте.

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.