Пермь, улица Луначарского, 103
На карте

| 30.10.2019

Улица Луначарского в Перми пересекает центральную часть города, соединяя собой важные учреждения и обычные жилые дома. Среди многоэтажек – угловой дом № 103 (другой адрес - улица Борчанинова, 15). В списке жертв советского террора есть имя, связанное с этим домом, – Федор Алексеевич Евсеев. Заявку на установку памятной таблички подала его внучка Ирина Алексеевна Валуй.


Федор Алексеевич Евсеев родился в 1894 году в Минской губернии. Он получил педагогическое образование, но Первая мировая и Гражданская войны прервали учительство: в течение шести лет Федор Алексеевич воюет – сначала на румынском фронте, потом в белой армии, а затем и в красной. После окончания Гражданской войны он возглавил Пермскую колонию для беспризорников, был также заведующим Институтом социального перевоспитания.

Первой репрессии по политическим мотивам Евсеев подвергся в 1929 году. За то, что когда-то служил в белой армии и «отрицательно относился к общественной работе», Федор Алексеевич был осужден на один год условно, без права заниматься педагогической деятельностью.

28 октября 1937 года Евсеев был арестован уже по подозрению в принадлежности к мнимой «бело-офицерской диверсионно-повстанческой контрреволюционной организации». Всего по этому делу проходили более 250 человек. На допросах Федор Алексеевич ни в чем себя виновным не признал. Между тем, 5 декабря тройка УНКВД Свердловской области приговорила его к 10 годам исправительно-трудовых лагерей.

Евсеевы у дома на Луначарского, 103

Сохранились 15 писем Евсеева из Бамлага, Южлага, заполярного Печорлага жене и детям – сыну Алексею, дочерям Екатерине и Вере. Лесоповал и скальные работы при скудном питании быстро довели его до крайнего истощения, и он регулярно попадал в лазарет. Спасают посылки от родных. Позднее он писал: «Особенно для меня были ценны посылки первая и вторая, когда я был на один шаг от смерти. Они помогли мне встать на ноги».

Из другого письма: «...от ревматизма распухли руки и ноги, свело сухожилия, так что одеться сам не мог <...> А вообще ослабевший здесь будет затоптан здоровыми или просто пропадет от недоедания. Работа все та же, земляная и скальная: кирка, лопата, лом, тачка».

Из ноябрьского письма: «...Сахару у нас норма 200 гр. в месяц, и того не получали два месяца; жиров три гр. в день, но их не видим. Что не на мне, то будет украдено. Работа: тачка, кувалда, лом, кирка, лопата и скала – камень, камень без конца. Тяжело: не сгибаются кисти рук, трещат кости – 14 часов летом, теперь от темна до темна, без выходных (последний был 6 июля). Беспробудный сон, как кошмар, и снова встречаемое проклятьями утро».

Федор Алексеевич умер в июле 1942 года «от крупозного воспаления легких и порока сердца». Однако настоящей причиной смерти могли быть голод, цинга и непосильная работа на лесоповале.

Лишь только в 1956 году дело по обвинению Федора Алексеевича Евсеева было прекращено «за отсутствием состава преступления».

В 2014 году увидела свет передвижная выставка «Папины письма», изготовленная сотрудниками Международного Мемориала, среди стендов которой есть и письма Федора Алексеевича. О его судьбе теперь могут услышать многие.

Архивные фотографии и документы следственного дела

Церемония установки памятной таблички "Последнего адреса": фото, видео


На этом месте был дом, где жил Ф.А. Евсеев



Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.