Москва, Ленинградский проспект, 14
На карте

| 24.11.2019

Шестиэтажный дом в районе Тверской заставы по адресу Ленинградское шоссе, 20 был одним из первых советских жилищных кооперативов, возникших после призыва СНК СССР 1924 года бороться с кризисом жилья путем кооперации. И первым самостоятельным проектом молодого архитектора Николая Джемсовича (Яковлевича) Колли, который еще до революции принимал участие в проектировании Казанского вокзала, а позднее – павильонов на Всероссийской сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставке 1923 года.

Приоритетное право на приобретение квартир в доме получили ответственные работники, в том числе сотрудники Госбанка. Поэтому в народе за ним закрепилось название «дом Госбанка». В конце 1957 года шоссе переименовали в проспект, изменилась и нумерация домов. «Дом Госбанка» обрел новый адрес: Ленинградский проспект, 14.

Когда в конце 1920-х, с завершением НЭПа, начались повсеместные «чистки» госаппарата, они не обошли стороной и Госбанк. Кого-то увольняли по причине «купеческого происхождения», кого-то – за работу «в Госбанке Российской империи». В начале 1930-х началась кампания борьбы «с вредительством». Аресты коснулись и жителей «дома Госбанка» – было сфабриковано целое «госбанковское дело», к которому привлекли 26 человек. Состав жильцов дома периодически менялся, поскольку приговоры в большинстве случаев имели пункт о конфискации имущества. Решением Коллегии ОГПУ от 25 апреля 1931 года один человек был приговорен к расстрелу, шестеро – к десяти годам и 18 – к пяти годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. Один арестованный был освобожден. Из 26 арестованных 16 человек виновными себя не признали, трое признали частично.

Новая волна арестов прошла по «дому Госбанка» в годы «Большого террора» и имела куда более печальные последствия: по итогам были расстреляны 16 жителей. Среди них тоже было несколько госбанковцев. Первым, еще в феврале 1936-го арестовали и в конце года расстреляли бывшего замнаркома финансов СССР Аркадия Иосифовича Альского. Сегодня мы установили ему памятный знак, который стал шестым знаком «Последнего адреса» на этом доме. В октябре здесь появились первые пять табличек.


Аркадий Иосифович (Осипович) Альский (Мальский) родился в 1892 году в местечке Рожище Луцкого уезда Волынской губернии. Он рано увлекся революционными идеями и в 16 лет, в 1908 году, стал членом Польской социал-демократической партии. По партийной линии он вел пропаганду среди рабочих, за что в 1913 году был арестован. Выйдя из тюрьмы, Аркадий не прекратил партийную деятельность, но ушел в подполье.

После Февральской революции Мальский был членом Исполкома в Лозовой и членом Павлоградского совета. Тогда же он вступил в РСДРП(б) и взял себе партийную кличку М. Альский (образовано из фамилии Мальский).

После Октябрьской революции Альский занимал разные должности в Воронеже, Литве и Белоруссии, в основном в сфере финансов. После IX съезда РКП(б) он был назначен заведующим учетно-распределительного бюро (Учраспред) ЦК, с января 1921 по 1927 год работал заместителем народного комиссара финансов СССР (до декабря 1922 года – РСФСР), был членом Коллегии Наркомата финансов СССР, курировал Гохран.

В семье сохранились воспоминания о том, что во время хищений в Гохране, описанных в книге Юлиана Семенова «Бриллианты для диктатуры пролетариата», опечатанный ящик с личными ценностями царской семьи Альский принес на хранение домой и держал под кроватью. О содержимом ящика домашние ничего не знали. Только после того, как ящик был возвращен в Гохран, Альский рассказал близким, что в нем было.

В июле 1925 года Альский был назначен финансовым советником полпредства СССР в Китае и проработал на этой должности год.

В сентябре 1926 года решением Политбюро он был назначен торгпредом СССР в Афганистане, но по разным причинам выехать в страну и принять должность не смог.

Аркадий Иосифович – автор нескольких книг и статей по финансовым вопросам: «Наши финансы за годы Гражданской войны и НЭПа» (1923), «Задачи и методы финансового контроля» (М., 1925) и др.

Еще в 1923 году Альский примкнул к левой оппозиции, подписав «Заявление 46-ти», в котором содержалась критика действий Политбюро, поставившего страну на грань экономического кризиса, и требование внутрипартийной демократии. В декабре 1927 года, на XV съезде ВКП(б), в числе 75 «активных деятелей троцкистской оппозиции» Альский был исключен из партии и вскоре после этого арестован.

В начале 1928 года Аркадия Иосифовича приговорили к трем годам ссылки, которую он отбывал в Колпашево Нарымского края. Но через некоторое время он, как и многие оказавшиеся в опале оппозиционеры, подал заявление об отходе от оппозиции, и уже в 1930 году был восстановлен в рядах партии.

В 1933 году Альский получил назначение на должность заместителя председателя Совнаркома Белорусской ССР, но после прохождения третьей «генеральной чистки» в партии был вновь исключен, и назначение отменили.

Последнее место работы Альского – заместитель управляющего трестом «Карабугазхим» (Туркмения) Наркомата тяжелой промышленности (НКТП) СССР.

4 февраля 1936 года Аркадия Иосифовича арестовали прямо в Кремлевском отделении Боткинской больницы, где он восстанавливался после операции на спинном мозге. НКВДшники привезли его домой, собрали вещи и увезли в тюрьму. Его обвинили в «участии в контрреволюционной террористической организации».

Следствие велось девять месяцев. 4 ноября 1936 года Альский был приговорен Военной коллегией Верховного суда СССР к высшей мере наказания и расстрелян в тот же день. Ему было 44 года.

Жена Альского, Мина Захаровна Мальская (1893 г.р.), была арестована в сентябре и помещена в Бутырскую тюрьму. 15 апреля 1937 года она была осуждена постановлением Особого совещания НКВД СССР «за контрреволюционную террористическую деятельность» и приговорена к пяти годам тюремного заключения. Летом того же года ее поместили в Ярославскую тюрьму, откуда позже отправили этапом на Колыму, в Эльгенский женский исправительно-трудовой лагерь в Магаданской области. Мина Мальская упоминается в книге Евгении Гинзбург «Крутой маршрут», которая сидела с Мальской в Ярославской тюрьме, а затем тоже отбывала срок в Эльгенском лагере.

В Москве у Альских остались 16-летний сын Иосиф и 12-летняя дочь Нинел (девочка родилась в год смерти Ленина, и ее назвали в его честь, только в обратном прочтении). Нинел хотели забрать в детский дом, но благодаря тому, что сестра Альского Цезя взяла над ней опекунство, что было по тем временам смелым поступком, и к тому же Иосифу уже исполнилось 16 лет, детям разрешили жить самостоятельно в квартире родителей.

Срок Мины Захаровны истекал летом 1941 года, и дети собирались ехать в Магадан встречать ее. Но началась война, и даже тех, у кого закончились сроки, перестали выпускать. Так Мина Мальская осталась в лагере на неопределенное время. Она страдала сердечной недостаточностью, и ее перевели на физически легкую работу в деткомбинат – зону для заключенных детей. Но это оказалось еще тяжелее – видеть постоянно детей и думать о своих, оставшихся в Москве сиротами. В 1942 году Мина Захаровна умерла от инфаркта. Последние время перед смертью она не могла лежать из-за проблем с сердцем и спала тоже сидя. Так сидя и умерла, по рассказам солагерниц.

Дети после школы один за другим поступили в 1-й Медицинский институт в Москве. С началом войны институт был эвакуирован в Челябинск. Там Нинел в 1942 году вышла замуж за ленинградца Ефима Галкина, и в 1943 году у них родился сын, названный в честь ее отца Аркадием. Отец Ефима Галкина, Б.М. Галкин, был одним из руководителей Кировского завода и отвечал за эвакуацию завода в Челябинск. Занимая высокий пост, он, тем не менее, не воспротивился женитьбе сына на дочери «врага народа».

Иосиф после окончания института ушел лейтенантом медслужбы на фронт, был ранен, но остался в строю и после окончания войны вернулся в Москву в квартиру родителей. Он работал врачом, женился, у него родилась дочь.

В 1949 году Иосиф по доносу был арестован за хранение фотографии «врага народа», своего отца, и обвинен Особым совещанием по статье 7-35 как социально опасный. Его приговорили к пяти годам лагерей, срок он отбывал на Колыме. Он работал на воровской зоне врачом и даже среди «блатных» сумел завоевать непререкаемый авторитет за честное и профессиональное отношение к делу. После смерти Сталина он был освобожден и вернулся в Москву, где работал врачом и умер от рака легких в 1990 году.

Нинел Аркадьевна после рождения первого ребенка оставила учебу, а после окончания войны переехала в Ленинград к мужу. В 1955 году у них родился сын Михаил, который и подал заявку на установку памятной таблички своему деду. Его воспоминания, а также материалы, собранные из разных источников его братом Аркадием, использованы при подготовке этого текста. Аркадий, много сделавший для восстановления памяти о деде, скончался от сердечной недостаточности совсем молодым, в 21 год.

Нинел Аркадьевна прожила тяжелую жизнь: совсем девочкой осталась без родителей, потеряла старшего сына, в 58 лет скоропостижно скончался ее муж. Но при этом она сохранила волю к жизни, никогда не жаловалась на тяготы, была счастлива в семье, любила и была любима. Она умерла в 2007 году в Нью Йорке.

Аркадий Иосифович Альский был реабилитирован в 1988 году.


Церемония установки памятной таблички "Последнего адреса": фото, видео

Фото: Мария Олендская
***
База данных «Мемориала» содержит сведения еще об одиннадцати репрессированных, проживавших в этом доме. Если кто-то из наших читателей хотел бы стать инициатором установки мемориального знака кому-либо из этих репрессированных, необходимо прислать в «Последний адрес» соответствующую заявку.
Подробные пояснения к процедуре подачи заявки и ответы на часто задаваемые вопросы опубликованы на нашем сайте.

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.