Можайск, улица Бородинская, 7
На карте

| 01.12.2019

Двухэтажный кирпичный дом с необычной формой (ромбовидной в плане) когда-то принадлежал местному краеведу Николаю Ивановичу Власьеву. На доме размещена мемориальная доска с текстом: «Дом, принадлежавший можайскому историку-краеведу Николаю Ивановичу Власьеву-Стеклянникову». Именно отсюда его забрали в 1938 году.

Заявку на установку памятного знака подал правнук Николая Ивановича - Иван Ермаков.


Николай Иванович Власьев родился в Можайске в 1887 году в купеческой семье. У его отца Ивана Ивановича Власьева-Стеклянникова, купца 1-й гильдии, в центре города было три дома и хлебная лавка, а также село Валуево Бородинской волости и имение в деревне Татариново, где был кирпичный завод. В семье росло двое сыновей: старший Николай и младший Владимир.

Николай с детства увлекался историей своего края и даже одно время посещал литературный кружок, где обсуждались не только вопросы искусства, но и истории. Поэтому, окончив Можайское реальное училище, в 1907 году он стал слушателем двух отделений Императорского Московского университета - исторического и археологического.

В 1909 году Николай был призван в армию. Сначала он служил рядовым в 16-м пехотном Ладожском полку, а через восемь месяцев перешел в штаб 6-го армейского корпуса, квартировавшего в городе Ломжа. Поскольку он страдал сильной близорукостью и к полноценной военной службе был негоден, его определили писарем.

В марте 1913 года Власьев вышел в отставку и вернулся в Можайск. И хотя еще со времен реального училища увлекался историей и краеведением, он уступил просьбам отца, пожелавшего, чтобы сыновья продолжили его дело. Поначалу Николай занялся торговлей, а когда отец с двумя компаньонами начал строительство новой фабрики недалеко от деревни Колычево Можайского уезда, стал помогать им.

С началом Первой мировой войны Николай был мобилизован на фронт. Он был определен писарем в 81-й запасной батальон в Скопине, затем в резерв Юго-Западного фронта.

Октябрьская революция не пощадила большое хозяйство Власьевых. В 1920 году все имущество купца Власьева было конфисковано, а сам он был арестован. Но после ходатайства жителей Можайска его отпустили. Правда, вскоре он скончался. Через некоторое время умер и его сын Владимир. Николай Иванович, к тому моменту уже семьянин, устроился библиотекарем в местную библиотеку и наконец-то получил возможность заняться любимым делом: историей края. В библиотеке он проработал до 1934 года.

Власьев делал доклады по краеведению, писал статьи и рецензии в журналах «Краевед», «Московское краеведение», «Атеист», участвовал в раскопках, проводил экскурсии по городу и его окрестностям, собирал песни, сказания, записывал местные обычаи. Его статьи есть в «Экономическом сборнике г. Можайска и Можайского уезда», изданном в 1925 году. Николай Иванович был членом Московского геологического института, где много раз выступал с докладами о находках в курганах Можайска. С 1926 года он – член правления и руководитель историко-археологической секции можайского общества краеведения.

Николай Иванович многое сделал для того, чтобы в Можайске появился свой краеведческий музей, который открылся в 1923 году. В 1934 году Власьев был назначен его заведующим. На этом посту он проработал четыре года.

Еще одним увлечением Власьева был театр: он явно обладал актерским талантом и вместе с женой Ольгой Дмитриевной, известной в Можайске актрисой, участвовал в любительских спектаклях и даже играл на профессиональной сцене. Ольга Дмитриевна играла в местном театре, которым одно время руководил актер и режиссер, поляк А.В. Яблонский. Дружба с ним стала роковой для Власьевых.

4 декабря 1937 года был арестован Яблонский, к тому моменту руководивший драмкружком в клубе при огневзрывскладе № 67, размещавшемся на территории Лужецкого монастыря, который за несколько лет до этого безуспешно пытался защитить от ликвидации Власьев. Тогда он серьезно повздорил с представителем Главмузея Н.А. Шнеерсоном, который, по некоторым данным, вывез из монастыря и других религиозных объектов города предметы древности и старинные книги и передал их в коллекцию Истринского музея. Власьев же настаивал на том, что все это должно было оставаться в городе, в краеведческом музее.

Николай Иванович был арестован 28 марта 1938 года. За несколько дней до этого он, видимо, предчувствуя скорый конец, записал в своем дневнике: «Прощай, старый, родной мне Можай. В который же раз ты меняешь свою много-много видевшую физиономию, и что ждет тебя в будущих веках? Думаю, что ты, мудрый и убеленный сединами тысячелетий, видевший сарматов, татар, Литву, поляков, французов, видевший своих князей, принимавший как завсегдатаев царей, еще сыграешь свою крупную роль в истории и не исчезнешь бесследно в веках без славы, без имени!» (из статьи Л.П. Волковой о Власьеве Н.И. «Прощание с городом».)

При обыске были изъяты все рукописи и черновые записи Власьева, его переписка. «Ольга Дмитриевна Власьева (урожденная Рыбинская), жена Николая Ивановича, рассказывала своим внукам, как грубо проводили в доме обыск, вывозили из дома все: картины, скульптуры, посуду, одежду, ковры, мебель, – пишет в статье Л.П. Волкова. – Сняли с нее золотые с бриллиантом сережки, подарок свекра, но другой подарок (золотые часы) оставили. Часы были опылены каким-то белым налетом и не блестели. Под платьем остался на шее другой подарок, на бархатной ленте бриллиант в форме крупной слезинки. Часы были обменены на продукты в 1942 году в Москве, а слезинка пропала в Бутырке. Ольга Дмитриевна отдала ее в надежде на свидание с мужем, но свидания не дали».

Власьеву вменили в вину его купеческое происхождение и связи среди «бывших» людей, в том числе с А.В. Яблонским, который якобы завербовал его в 1930 году для шпионской работы в пользу Польши. Власьев часто бывал в Лужецком монастыре, где размещался взрывсклад, что стало зацепкой для следователя, обвинившего его и Яблонского в том, что они якобы занимались сбором разведсведений о комплектации взрывсклада и количестве охраны.

Яблонский был расстрелян 4 декабря 1937 года по обвинению в «контрреволюционной агитации среди окружающих».

19 мая 1938 года Власьев был приговорен к высшей мере наказания и 4 июня расстрелян. Ему едва минуло 50 лет.

Его жена Ольга Дмитриевна с дочерью Татьяной, которая к моменту ареста отца училась в Москве на историческом факультете Московского государственного педагогического института им. Карла Либкнехта, несколько месяцев после ареста Власьева носили ему передачи в Бутырку. «И сколько бы это продолжалось, кто знает?, - пишет в статье Л.П. Волкова. - Но кто-то, вероятно из охранки, сжалился над ними, и в почтовый ящик в январе 1939 г. был брошен треугольник – письмо без марки и адреса, где сообщалось, что его друзья рады за Николая Ивановича, что он отмучился – умер. В письме сообщалось, что он был на лесоповале».

Лишь в 1963 году Ольга Дмитриевна сделала запрос о судьбе мужа – боялась навредить дочери и внукам. Из местного ЗАКСа она получила фальшивое свидетельство о смерти, в котором значилось, что Николай Иванович скончался в Можайске. Государство выплатило ей компенсацию за мужа в размере месячной зарплаты.

В 1964 году Николай Иванович Власьев был полностью реабилитирован «за отсутствием состава преступления».

Церемония установки памятной таблички "Последнего адреса": фото, видео






Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.