Екатеринбург, улица Толмачева, 28
На карте

| 14.12.2019

Улица Толмачева, одна из центральных в Екатеринбурге, начала формироваться в конце XVIII века при застройке северо-восточной части Екатеринбургской крепости. Какое-то время улица носила название Мокрой, потом превратилась в Колобовскую – по имени начальника монетного двора Ивана Ивановича Колобова. Современное название ей дали в 1919 году, в честь большевика Н.Г. Толмачева, одного из первых военных комиссаров.

В 2015 году Русская православная церковь начала кампанию за переименование улицы в Царскую в честь расстрелянной в Екатеринбурге семьи Романовых. Однако подавляющее большинство жителей улицы высказались против, поэтому переименовали только часть улицы – ту, где нет жилых домов.

Шестиэтажный кирпичный дом № 28 по улице Толмачева был построен в 1932 году.

Сегодня мы установили памятный знак одному из жильцов этого дома, погибшему в годы Большого террора. Заявку на установку таблички Петру Васильевичу Крылову подала его внучка, Людмила Васильевна Михайличенко.


Петр Васильевич Крылов родился в 1886 году в городе Златоусте Уфимской губернии. На момент ареста он работал контрольным мастером механического цеха Уралмашзавода.

Официальное открытие Уральского завода тяжелого машиностроения состоялось 15 июля 1933 года, в 14-ю годовщину освобождения Урала от Колчака. А в 1937-м был арестован и расстрелян весь командный состав предприятия. Однако еще раньше, в 1932 году, в Москве скоропостижно скончались один за другим приехавшие в командировку первые руководители завода: начальник строительства А.П. Банников и главный проектировщик и инженер В.Ф. Фидлер, которого через два года после смерти обвинят «в диверсии».

Завод был пущен в октябре 1933-го, а уже в декабре случился пожар, в результате которого почти полностью сгорел еще недомонтированный кузнечно-прессовочный цех. Было осуждено 11 рабочих и специалистов завода, пятерых расстреляли. Умерший Владимир Фидлер был объявлен «вредителем» и «врагом народа», главарем «контрреволюционной организации», готовившей и осуществившей поджог, его прах извлекли из захоронения около завода.

Репрессии 1937-1938 годов не обошли стороной Уралмашзавод. В сентябре 1937 года был арестован директор завода Леонид Владимиров. Его обвинили в «связях с троцкистами, германской разведкой и участии в контрреволюционной террористической организации правых». 14 января 1938 года он был расстрелян в Свердловске. Его заместитель, главный инженер Мирон Григорьевич Левенберг, был арестован 4 ноября 1937 года и расстрелян 7 февраля 1938 года.

Петр Васильевич Крылов был арестован 4 февраля 1938 года и объявлен участником «контрреволюционной организации», в которую, по версии следствия, входило более 40 человек. Среди них были не только руководители завода, но и простые рабочие: токари, кочегары, грузчики, даже конюхи. Практически все они были приговорены к высшей мере наказания и расстреляны. Крылов был осужден 5 июня 1938 года, а 7 июня расстрелян.

В годы Большого террора только в подвалах управления НКВД в Свердловске расстреляли более 20 тысяч человек — среди них почти 800 сотрудников Уралмашзавода.

У Крылова была семья – жена и двое детей: 15-летняя дочь Зинаида и 11-летний сын Павел. Дочь Крылова Зинаида Петровна Михайличенко хорошо помнит ночь ареста и события, которые за ней последовали.

«Вечером 3 февраля родители ушли в Театр музыкальной комедии. Не успели они вернуться, как в квартире раздался звонок. «Вошли люди, которые сказали, что они из НКВД. Меня и брата разбудили. Пригласили понятых, и начался обыск. Мама очень нервничала, а папа утешал ее, мол, не волнуйся, разберутся и все будет хорошо. <…> Отца увели, а мы все плакали и не могли остановиться. Мама была в ужасе, так как она нигде не работала», - вспоминала Зинаида Петровна.

Через две недели после ареста Петра Васильевича в двухкомнатную квартиру Крыловых подселили семью другого сотрудника Уралмашзавода, состоявшую из трех человек. У Крыловых стали пропадать вещи, которые были единственным источником существования, поскольку никаких сбережений у них не было, и приходилось продавать вещи, чтобы хоть как-то прожить. Скоро, правда, матери удалось устроиться на обувную фабрику подсобной рабочей, но платили там гроши.

«Спустя месяц или полтора пришло письмо, сложенное треугольником, написанное явно измененным почерком, в котором было сказано прийти на улицу Декабристов (там была тюрьма) в определенное время и что нужно принести папе», - продолжает свой рассказ Зинаида Петровна. Мать с дочерью отправились по указанному адресу.

Справка о расстреле П.В. Крылова, от 5.06.1938

На проходной они показали письмо, и дежурный повел их на свидание с отцом. «Папа изменился до неузнаваемости. Он сказал нам, что допроса не было, а на беседу его вызывал следователь Кучин - человек, кажется, хороший. <…> Папа посоветовал мне обратиться в цех к какому-то товарищу, чтобы он помог переселить нас в другое место». И действительно, семью переселили на улицу Карла Либкнехта в уралмашевский дом с коридорной системой, но комнаты там были большие, почти 30 м.

Еще несколько раз они ходили в тюрьму на свидания. «И вот однажды мы пришли на свидание, а нам говорят, что его отправили».

На новом месте между тем начались осложнения. Семью «вредителя» хотели выселить в бараки на Березовском тракте, начальник жилконторы аргументировал свое намерение тем, что никто из проживавших в комнате на заводе не работает. Но сосед, ведущий конструктор Уралмаша по прессам А.И. Бородай, не испугался и взял семью под защиту. «Не работают, так будут работать», – сказал он и устроил Зинаиду, которой к тому времени уже исполнилось 16 лет, к себе в конструкторский отдел учеником чертежника. Это решило проблему. Брат Павел поступил в ремесленное училище при Уралмашзаводе.

После войны Зинаида окончила трехгодичные курсы конструкторов при заводе (в техникум и институт детей «врагов народа» не брали) и в конце концов стала инженером-конструктором.

Петр Васильевич Крылов был реабилитирован в 1956 году. В определении Военного трибунала Уральского военного округа особо указано: «Проверив материалы дела, материалы дополнительной проверки и имея в виду, что указанной по делу контрреволюционной организации фактически не было, а дело сфальсифицировано работниками следствия, соглашаясь с доводами протеста прокурора», постановление тройки УНКВД по Свердловской области от 5 июня 1938 года отменить и «дело в отношении всех перечисленных выше лиц производством прекратить за отсутствием в их действиях состава преступления».

«А папа остался в нашей памяти поющим, - вспоминала Зинаида Петровна. - Он очень любил петь. У него был прекрасный голос – бас. И когда в гостях его просили спеть вместе с мамой, я любила его слушать».


Церемония установки памятной таблички "Последнего адреса": фото, видео

Фото: Последний адрес - Екатеринбург



Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.