Москва, Большая Пироговская, 35а, строение 1
На карте

| 22.12.2019

Современный облик Большой Пироговской улицы создавали архитекторы Р.И. Клейн, И.А. Иванов-Щиц, А.У. Зеленко и другие. Дом № 35а, строение 1 сейчас шестиэтажный, а когда-то был небольшим особняком: часть здания была трехэтажной (в 1923 году к ней вплотную был пристроен четырехэтажный дом № 35), а часть – двухэтажной. До революции это было владение купцов Решетниковых, которым новая власть оставила только гостиную с колоннами на третьем этаже.

В первый раз дом начали перестраивать в 1922 году. Тогда реконструкцией дома занимался архитектор А.Ф. Стуй, поселившийся там же и получивший право сдавать комнаты внаем. С 1927 по 1934 год в доме снимал трехкомнатную квартиру Михаил Булгаков, написавший здесь пьесы «Бег», «Мольер» («Кабала святош»), работавший тут же над первой версией романа «Мастер и Маргарита», которую он позднее сжег. Сюда Булгакову звонил Сталин.

В 1961 году обе части особняка были достроены до шестиэтажного дома. Весной 2016 года бывшая квартира Михаила Булгакова была освобождена (в ней располагались городские коммунальные службы) и передана под будущий мемориальный музей-квартиру. Сейчас в музее заканчивается реконструкция.

Согласно базам «Мемориала», как минимум два жильца дома, отец и сын Забедовские, были репрессированы в 1937 году. Сегодня мы установили им памятные знаки. 


Александр Иванович Забедовский родился в 1888 году в Тверской губернии в семье рабочих. Он не сумел получить образования, но, судя по воспоминаниям родных, был хорошим организатором, человеком предприимчивым и деятельным. В момент ареста его должность называлась заведующий строительством в московской конторе Главного управления буфетов и ресторанов на вокзалах Москвы. Но на самом деле, если говорить современным языком, он был девелопером, и весьма процветающим. У него была четырехкомнатная квартира в Москве и две дачи, коллекция картин, ценные вещи. Благосостояние его наверняка окрепло во времена НЭПа, но и после отмены новой экономической политики он не оставил свою деятельность и продолжал развивать городскую инфраструктуру.

Забедовского уважали за готовность помогать всем, кто ни попросит – дома у него даже было что-то вроде приемной, куда постоянно приходили люди. Жена Александра Ивановича Ольга Александровна принимала во всем этом самое непосредственное участие – воспитывая пятерых детей, она нигде не работала.

Но волна репрессий середины-конца 1930-х годов не обошла стороной эту благополучную семью. Первым – 22 марта 1937 года – арестовали старшего сына Николая (1914 г.р.), студента Московского архитектурного института. На следующий день, 23 марта, арестовали старшего брата Александра Ивановича, Ивана (1886 г.р.), который жил неподалеку, в доме № 6 по Большой Пироговской улице, в общежитии 1-го Медицинского института, поскольку был строительным рабочим при институте.


Самого Александра Ивановича арестовали 2 апреля. Всем троим 19 июня 1937 года было предъявлено одинаковое обвинение: «участие в антисоветской террористической организации». Всех троих расстреляли на следующий день, 20 июня.

В феврале-марте 1937 года состоялся пленум ЦК ВКП(б), который почти целиком был посвящен политическому обоснованию разворачивающихся массовых репрессий. Установочные доклады Молотова, Кагановича и Ежова касались «уроков вредительства, диверсии и шпионажа японо-немецко-троцкистских агентов».

Примерно тогда же общепринятой практикой стало обвинение «по спискам», которые готовили органы НКВД, а затем подписывали члены Политбюро. Имена всех троих Забедовских есть в этих так называемых сталинских списках – досудебном перечне лиц, подлежащих осуждению Военной коллегией Верховного суда СССР. Список подписан Сталиным, Молотовым и Ворошиловым 14 июня 1937 года. По 1-й категории (расстрел) в нем проходит 56 человек. В основном это управленцы: директор Московского судоремонтного завода, начальник Северного Центрального управления речного транспорта, начальник конструкторского бюро… И обвинения у всех однотипные: участие в антисоветской или контрреволюционной террористической организации, вредительство, шпионаж.
Жена Александра Ивановича тоже была арестована в 1937 году и приговорена к лагерному сроку, она погибла в лагере. Когда ее забрали, старшей дочери Александре было 20 лет, на ее руках остались две младшие сестры 14-ти и 12-ти лет и семилетний брат. Ей стоило огромных усилий не допустить того, чтобы детей отправили в детский дом.

Имущество семьи конфисковали, детям оставили одну комнату, а в остальные поселили НКВДшников. Александра, несмотря на все трудности, голодные военные годы, когда они как дети «врагов народа» получали самые маленькие пайки, вытянула семью: все получили высшее образование и профессию, были наделены многими талантами и все всю жизнь держались вместе.
Средней дочери Забедовского Марии сейчас 96 лет (остальные дети умерли), она живет вместе с внучатой племянницей Ириной Громовой (внучкой Александры), которая и подала заявку на установку табличек своему прадеду и двоюродному деду.
Александра Ивановича, Николая Александровича и Ивана Ивановича Забедовских как осудили, так и реабилитировали в один день – 5 мая 1956 года. Очевидно, как часто можно прочитать в других реабилитационных документах, никакой антисоветской террористической организации на самом деле не существовало, а дело было сфальсифицировано работниками следствия.


 Церемония установки памятной таблички "Последнего адреса": фото, видео

Фото: Марина Бобрик

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.