Москва, Брюсов переулок, 17

| 22.02.2015
Здание по адресу Брюсов переулок, 17 было построено в 1927 году по проекту А.В. Щусева как кооперативный дом для артистов Московского художественного театра. Первоначально дом был пятиэтажным, затем был надстроен шестой этаж, а в начале 2000-х – мансарда, где расположилась мастерская художника Никаса Сафронова. Здание возведено в стиле модного в 20-е годы советского конструктивизма и поэтому имеет строгие и рациональные формы, чего не скажешь о внутреннем убранстве дома, где потолки украшены лепниной, а в некоторых квартирах были камины и даже бассейн.
В доме жило много известных советских актеров и деятелей культуры, о чем свидетельствуют установленные на фасаде мемориальные доски. Среди знаменитых жильцов - народные артисты Василий Качалов и его жена, актриса и режиссер Нина Литовцева, Леонид Леонидов, Иван Москвин и его жена Любовь Гельцер, балерина Екатерина Гельцер, артисты балета Василий Тихомиров и Марис Лиепа.
Дом охраняется государством как памятник истории и культуры.
Но были в этом доме и другие жильцы, с совсем другими судьбами. Согласно базам «Мемориала», три человека, живших в доме 17 по Брюсову переулку, были репрессированы и вскоре расстреляны в годы сталинского Большого террора. 
 

Фото: Елена Санникова

Двое из них – 50-летний Борис Яковлевич Патушинский, химик, преподаватель Академии пищевой промышленности СССР и заведующий химической лабораторией Политехнического музея, и 54-летний Осип Григорьевич Этин, инженер акционерного германского общества «Лурги» – жили в соседних квартирах №3 и №4.

Третий - профессор философии и литературы Густав Густавович Шпет, ученый, получивший известность теперь, в частности, благодаря недавно снятому документальному фильму «Дочь философа Шпета», - занимал квартиру №16.  На момент первого ареста ему было 55 лет.

Первым увели Этина, случилось это в самом начале января 1934 года. Через два месяца коллегия ОГПУ приговорила его к высшей мере наказания по обвинению в шпионской деятельности. Расстрелян 21 мая 1934 года.
Через год арестовали Шпета («участвовал в редактировании и составлении фашизированного большого немецко-русского словаря», а также «являлся руководителем группы русских фашистов, входившей в состав немецкой фашистской организации в СССР») и поначалу сослали в Томск на пять лет. Но через два года его настигла участь соседа по Брюсову переулку, и Густав Густавович, знавший 17 языков и переводивший философскую и художественную литературу, был обвинен в активном членстве в контрреволюционной кадетско-монархической повстанческой организации «Союз спасения России», якобы действовавшей по заданию белогвардейской организации «Российский общевоинский союз». Суд был скорым: между арестом 27 октября и приговором, вынесенным 9 ноября, прошло менее двух недель. Еще через неделю его расстреляли.
Сосед Этина Борис Патушинский тоже «оказался» шпионом, за что был арестован в ноябре 1937 года и менее чем через два месяца расстрелян, сразу же после вынесения приговора.
Все трое посмертно были реабилитированы за отсутствием состава преступления.
Последняя работа философа Шпета – перевод «Феноменологии духа» Гегеля – вышла в 1959 году.
 

Фото: Федор Флягин

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.