Москва, Большая Ордынка, 17, стр.1

| 27.11.2016
Сегодня на доме, который в Москве называют «Ахматовским», появился новый мемориальный знак. Анна Андреевна была здесь частой гостьей, и для нее отвели специальную комнату, в которой она останавливалась с 1934 по 1966 годы. Так что, возможно, знаменитая поэтесса встречала Георгия Федоровича Гольца, расстрелянного в октябре 1938 года за «шпионскую деятельность в пользу Германии». Ардовы, друзья Ахматовой, жили в квартире № 13, а из 12-й увели на расстрел еще одного невинного человека – Дмитрия Ильича Карнофили.
Согласно данным «Мемориала», всего из дома № 17 по Большой Ордынке в годы Большого террора увели на смерть девять человек.
В XVIII веке на этом месте находилось купеческое подворье, а в XIX в. усадьбой владели купцы Куманины. У своей тетки, Александры Федоровны Куманиной, бывал в гостях Федор Михайлович Достоевский. Нынешний дом имеет вполне конструктивистский облик 1930-х годов, о бывшей купеческой усадьбе напоминает лишь чугунная ограда второй половины XIX века.

Георгий Федорович Гольц родился в Риге в 1893 году. С 1918 по 1923 годы служил старшим команды связи в РККА, в партии не состоял.
К моменту ареста работал токарем-бригадиром в механических мастерских МВО.
Георгия Федоровича арестовали 5 июня 1938 года – припомнили ему его немецкое происхождение. Согласно обвинительному заключению, Гольц «в 1924 году был завербован для шпионской деятельности в пользу Германии агентом германской разведки… Систематически менял место работы на военных авиационных заводах с целью получения о них шпионских сведений… В период с 1924 по 1936 годы передал германской разведке ряд совершенно секретных материалов по военным заводам № 5, 22, 82, 132 и другим, в частности, о конструкциях металлических самолетов, внедряемом авиамоторе, его конструкции, сведения об изготовляющемся оборудовании и приспособлении для авиамотора, сведения об изготовлении нового почтового самолета деревянной конструкции конструктора Быкова, а также сведения шпионского характера об изготовляемой конструкции металлического самолета № 41».

Согласно свидетельским показаниям, которые много позже были признаны сфальсифицированными, Гольц якобы «среди рабочих мастерской систематически занимается контрреволюционной фашистской пораженческой агитацией, распространяет клеветнические измышления о руководителях партии и Советской власти, а также проводит подрывную работу в связи с предстоящими выборами в Верховный Совет РСФСР». Среди приписываемых ему высказываний есть такие: «Германия технически развита очень сильно, а Советский Союз слабо развит по сравнению с ней и в связи с этим техническое оснащение Красной Армии ниже технического оснащения германской армии».
Через четыре месяца после ареста – 10 октября 1938 года – Гольца приговорили к высшей мере наказания по обвинению в «систематической смене мест работы на военных авиационных заводах с целью получения от них шпионских сведений». Приговор был приведен в исполнение 19 октября 1938 года. У Гольца остались сын и дочь. Ему было 45 лет.
Георгий Федорович Гольц был полностью реабилитирован в 1956 году. В определении Военного трибунала о реабилитации, в частности, говорится, что «предъявленные обвинения Гольцу были основаны на его признательных показаниях. Однако в процессе проверки дела было установлено, что эти показания являлись вымышленными, а потому не могут быть положены в основу его обвинения в шпионской деятельности».

Табличка памяти Г.Ф. Гольца появилась на доме 17 по Большой Ордынке 27 ноября 2016 года.

Фото: Татьяна Сафронова
***
База данных «Мемориала» содержит сведения еще о восьмерых репрессированных, проживавших в этом доме. Если кто-то из наших читателей хотел бы стать инициатором установки мемориального знака кому-либо из этих репрессированных, необходимо прислать в «Последний адрес» соответствующую заявку.
Подробные пояснения к процедуре подачи заявки и ответы на часто задаваемые вопросы опубликованы на нашем сайте.

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.