Москва, Шарикоподшипниковская улица, 6/14
На карте

| 26.07.2020

Шарикоподшипниковская улица была построена в 1929 году как подъездная улица к строившемуся тогда Первому Государственному подшипниковому заводу (ГПЗ-1). В середине 1930-х годов вся четная сторона улицы была застроена жилыми пятиэтажными домами, в которых поселились в основном рабочие завода. Дома были с благоустроенными квартирами, на первых этажах располагались почта и телеграф, ателье для пошивки платья, кондитерская, гастрономический и книжный магазины, аптека, а в отдельном здании был комбинат пищевого обслуживания.

Много позже этот район перестроили, пятиэтажки снесли. И теперь здесь многоэтажные жилые дома. На одном из них – 6/14 – сегодня мы установили памятный знак одному из работников завода, погибшему в годы Большого террора.


Михаил с дочерью Ириной, ок. 1933 г.

Михаил Иванович Миловидов родился в 1894 году в деревне Жежельня Каширского уезда Московской губернии в зажиточной крестьянской семье. Его отец владел паровыми мельницами.

Михаил получил высшее техническое образование. Был женат, в 1932 году у него родилась дочь Ирина.

К моменту ареста Миловидов работал инженером-технологом на Первом Государственном подшипниковом заводе (ГПЗ-1).

«Маме на момент смерти ее отца было всего пять лет, воспоминаний практически не осталось. Все, что я знаю про деда, это то, что на момент ареста он работал инженером-технологом на ГПЗ-1, был технарем, но любил музыку. Самостоятельно научился играть на скрипке. На заре перестройки мы с мамой знакомились с его делом в архиве КГБ. Было всего два или три коротких допроса, на которых он свою вину не признал», - написал нам заявитель установки таблички внук Миловидова Федор Шарыкин.

В деле Миловидова и не могло быть много страниц, поскольку оно было сфабриковано на скорую руку и довольно топорно. С момента ареста до момента расстрела прошло менее месяца.

Единственная «вина» Михаила Ивановича заключалась в том, что он был женат на сестре врача поликлиники имени Семашко Бориса Федоровича Заседателева («Последний адрес» установил ему памятный знак в январе 2018 года), которого НКВДшники решили сделать главарем «контрреволюционной фашистской террористической группы». В эту «группу», по версии следствия состоявшую из пяти человек, «входили выходцы из социально чуждой среды, объединенные общей ненавистью к политике и руководству ВКП(б), а главным образом к т. Сталину».

Заседателева арестовали 30 апреля 1937 года, остальных «членов группы» - в период с 3 июля по 26 сентября 1937 года. Михаила Ивановича арестовали последним – в ночь с 25 на 26 сентября. Два «члена группы» - Сергей Александрович Федоров и Эрванд (Эрик) Амазаспович Тикиджиев - были школьными товарищами Заседателева, а с Эриком Заседателева (как и с Миловидовым) связывали еще и родственные узы – он был мужем двоюродной сестры Заседателева. Родственником Миловидова был и пятый «член группы» Николай Николаевич Русанов.

Как позже, в 1940 году (три года спустя после приговора) показал на допросе в качестве свидетеля отец Заседателева Федор Федорович, Миловидов бывал у них дома «очень редко, только по семейным праздникам», «он был и по возрасту, и по положению далек молодежи, угрюм и всегда молчалив». Федор Федорович утверждал, что, хотя все они и приходили – кто часто, кто редко – в гости к Заседателеву, но «среди этой бывавшей у меня компании никакой антисоветской группировки не было и не могло быть ввиду исключительной разношерстности этой компании».

Тем не менее следователи легко сфабриковали дело и менее чем через полгода после ареста «руководителя» группы вынесли все пятерым приговор. Согласно обвинительному заключению, составленному 16 октября 1937 года, участники группы «вели озлобленную контрреволюционную агитацию, обсуждали приемы и методы борьбы с советской властью и ставили своей непосредственной задачей подготовку активных выступлений против руководителей ВКП(б) и Советского правительства». Следствие утверждало, что группа готовила теракт против Сталина, «истребление местных и низовых руководителей советской власти», «акты крупного вредительства и диверсий», а также «активные выступления против советской власти в тылу в случае войны».

Из пятерых лишь Михаил Иванович не признал своей вины. Возможно, потому, что к моменту его ареста дело было уже состряпано, и выбивать из него показания просто-напросто не стали: «показаний» остальных уже было вполне достаточно. Возможно, поэтому и в следственном деле самого Миловидова всего несколько допросов. «Обвиняемый Миловидов в предъявленном ему обвинении виновным себя не признал, но полностью уличается показаниями всех остальных обвиняемых по данному делу», - говорится в обвинительном заключении, которое есть в следственном деле Бориса Федоровича Заседателева.

На следующий день, 17 октября, все пятеро были приговорены тройкой при УНКВД по Московской области к высшей мере наказания по обвинению в «активной контрреволюционной деятельности и в участии в работе террористической фашистской группы». Приговор был приведен в исполнение 21 октября 1937 года. Михаилу Ивановичу было 43 года.

Все пятеро, проходившие по этому делу, в 1956 году были полностью реабилитированы «за отсутствием состава преступления».

Церемония установки таблички «Последнего адреса»: фото, видео

Документы следственного дела

Фото: Оксана Матиевская



Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.