Москва, Озерковский переулок, 7, строение 1
На карте

| 20.09.2020

Озерковский переулок в Замоскворечье известен с конца XIX века. Как и находящаяся рядом Озерковская набережная, он назван так по историческому названию местности – Озерки. Это район поймы Москвы-реки, где после спада воды оставалось множество небольших озер.

Многоквартирный четырехэтажный дом 7, строение 1 в Озерковском переулке был построен в 1898 году по индивидуальному проекту.

По данным «Мемориала», как минимум один человек в доме был репрессирован в 1937-1938 годах. Сегодня мы установили ему памятный знак.


Владимир Николаевич Седых родился в 1901 году в городе Козлов Воронежской губернии (в 1932 году Козлов был переименован в Мичуринск, уже Тамбовской области) в рабочей семье.

В 17 лет Владимир активно включился в строительство молодого советского государства: он был одним из создателей Союза пищевиков в Козлове, стал членом его правления. С 1920 по 1924 год Седых служил в Первой конной армии рядовым. Демобилизовавшись, в 1926 году он стал председателем фабричного комитета (фабком) в поселке Никифоровка Тамбовской области и проработал на этой должности два года.

В 1928 году Седых с семьей (в 1925 году он женился на Марии Абрамовне Бочковой) переехал в Москву, где устроился работать на часовой фабрике. Как вспоминает его старший сын Николай, выбор места работы был связан прежде всего с тем, что на фабрике предоставляли жилье: «Пусть квартира и была полуподвальной, зато все жильцы привлечены к сборке первых советских настенных часов: кто собирал механизм, кто наклеивал цветные переводные узоры, кто упаковывал». В семье Седых тогда было семь человек – Мария Абрамовна с готовностью пускала пожить нуждавшихся деревенских родственников.

В. Седых с женой и старшим сыном

Работая на фабрике, Седых одновременно учился на технических курсах (Техмасс), потом перешел в техникум при Энергетическом институте Кржижановского, однако не окончил его. Поступив работать слесарем на Московский машиностроительный завод им. Калинина, Владимир Николаевич в 1931 году получил первое собственное жилье.

По воспоминаниям родных, в нем с самого начала трудовой деятельности была сильна рационализаторская жилка: где бы он ни работал, он всюду сразу начинал заниматься усовершенствованием оборудования. За счет своего отпуска Седых ездил на крупные предприятия перенимать опыт: Нижегородский автомобильный завод, Мытищинский вагоностроительный завод. При этом он активно продвигал свои рацпредложения в жизнь: писал статьи в газеты, в частности в «Труд», даже писал книги на производственные темы, например, вышедшую в 1932 году книгу «Станок, будь готов!», посвященную теме важности профилактического ремонта станков.

О нем тоже пишут. Так, журнал «СССР на стройке» отдает целый разворот для рассказа о семье Седых. На заводе им. Калинина устраивают собрание, на котором принимается решение ходатайствовать о присуждении В.Н. Седых ордена Ленина. В семье хранится грамота, выданная Владимиру Николаевичу в 1931 году как ударнику третьего года пятилетки.

Когда в начале 1930-х годов на сельское хозяйство было «брошено» 30 тысяч коммунистов, Седых оказался в их числе и был направлен директором совхоза в Кимры. Там в 1933 году в семье родился второй сын, Виктор.

В 1934 году Владимира Николаевича перевели в Чувашию. Здесь он стал директором колбасной фабрики в Чебоксарах, которую, собственно, и должен был организовать с нуля. Через год его направили в Ивановскую область директором крупного Селивановского свиноводческого совхоза.

В СССР к тому времени уже несколько лет разворачивалась борьба «с вредительством и саботажем», которой положило начало показательное Шахтинское дело 1928 года. Почти через 10 лет, в январе 1937-го, в Москве прошел, опять же показательный, процесс по делу «Параллельного антисоветского центра», который дал старт массовым репрессиям. Поначалу во вредительстве уличали в основном старых специалистов, членов партийной и хозяйственной элиты. Однако по мере того как репрессии разворачивались все шире, они захватывали все более широкие слои населения.

Первый раз Седых судили еще в 1934 году, но тогда он отделался годом с небольшим принудительных работ. Весной 1937 года его опять привлекли к суду и освободили под подписку о невыезде, исключив из партии. Тогда же он вернулся в Москву, где жила его семья.

4 января 1938 года Седых был в очередной раз арестован, и тут уже против него выдвинули стандартное по тем временам обвинение в том, что он «являлся активным участником антисоветской, правотроцкистской организации, проводил по заданию ее активную подрывную, диверсионно-вредительскую террористическую деятельность». Эта деятельность якобы заключалась в том, что Седых с конца 1936 года создал в Селивановском свиносовхозе «диверсионно-вредительскую группу, завербовав в нее пять человек», и вместе с ними «умышленно уничтожал свинопоголовье, прививая заразные заболевания (в частности чумы). Умышленно уничтожал кормовую базу и срывал снабжение мясом население г. Иванова».

Имя Владимира Николаевича Седых есть в сталинском списке по Ивановской области от 12 сентября 1938 года – списке тех, кого обрекли на смерть без суда и следствия. Список подписан Сталиным, Молотовым и Ждановым. 30 сентября Военная коллегия Верховного суда СССР вынесла приговор – расстрел. Расстреляли его в тот же день. Ему было всего 37 лет.

Жена Седых умерла почти сразу после ареста мужа – в ноябре 1938 года, не вынеся потрясения. Детей забрали в детдом.

Владимир Николаевич Седых был реабилитирован в 1957 году за отсутствием состава преступления.


В материале использованы воспоминания старшего сына Седых, Николая Владимировича, который пишет книгу об отце.

Архивные документы
Церемония установки таблички "Последнего адреса: фото, видео

Фото: Мария Олендская



Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.