Москва, Гоголевский бульвар, 29
На карте

| 01 ноября 2020

Дом Иерусалимского Патриаршего подворья по адресу Гоголевский бульвар, 29 был построен в 1892 году по проекту архитектора А.С. Каминского. В 1910-х годах в доме размещалось Генеральное консульство Греции. В 1918 году в квартире № 12 находился Наркомат по делам национальностей, возглавляемый Сталиным. В 1930-х годах дом был надстроен верхним этажом. В 2004 году здание при реконструкции было практически полностью снесено — сохранился лишь фасад.

По данным «Мемориала», по крайней мере восемь жильцов этого дома были в свое время репрессированы. В апреле 2016 года мы установили таблички четверым из них. В августе 2020 года здесь появились еще три памятных знака. Сегодня к ним добавилась последняя табличка из списка репрессированных.


Софья Сергеевна Ким, кореянка по национальности, родилась в 1902 году во Владивостоке в благополучной семье торговца-подрядчика. До 16 лет она жила с родителями. Имея лишь начальное образование, она устроилась работать наборщицей, сначала в Петропавловске, потом во Владивостоке, где до 1922 года работала в белогвардейской газете «Слово». После ухода с Дальнего Востока белой армии Софья Ким была направлена биржей труда в «Дальторг», где и проработала до отъезда в Москву в 1923 году.

Губком ВКП(б) дал ей путевку в Коммунистический университет трудящихся Востока, и Софья Ким проучилась в нем до 1926 года. Затем она пошла работать на фабрику «Красный Октябрь», но по вечерам продолжала учиться. В 1929 году Софья вступила в ВКП(б). К тому времени она была уже замужем. Ее муж, Сантаги Ким (1900 г.р.), работал в Востоккино, она тоже после фабрики недолгое время там подрабатывала, потом перешла в поликлинику НКВД. В семье подрастали двое детей: дочь Майя и сын Сталь.

В 1933 году Софья Сергеевна Ким поступила учиться в Институт востоковедения, но проучилась там всего два года — до своего исключения из партии «за пассивность» и как «сомнительный элемент». Из института ее тоже отчислили, однако ей удалось устроиться в институтскую фотолабораторию, где она проработала до 1936 года, а потом стала домохозяйкой. Продолжалось это, впрочем, недолго, поскольку в октябре 1937 году мужа арестовали «за шпионскую деятельность в пользу Японии». А 16 декабря арестовали и Софью Сергеевну, отправив ее в Новинскую тюрьму.

Летом 1937 года одно за другим вышли несколько постановлений ЦК ВКП(б) и СНК СССР о выселении корейцев с Дальневосточной территории. На основании этих постановлений репрессии против корейцев начались повсеместно. Софью Сергеевну тоже обвинили в «шпионско-разведывательной работе» — на том основании, что в 1921 году, как написано в ее следственном деле, еще живя во Владивостоке, она ездила с группой артистов в Корею, на территории которой находились японские войска, и по возвращении была арестована на границе японской полицией. Переехав в Москву, она якобы тесно общалась с корейцами, которые группировались вокруг ее мужа в бытность его председателем секции Моссовета. Многие их них были впоследствии арестованы или высланы из страны, некоторые расстреляны.

Кроме шпионажа следствие вменило Софье Сергеевне в вину «контрреволюционную агитацию» — по словам свидетелей, она публично высказывала недовольство арестом мужа и нелицеприятно отзывалась о Сталине. Чуждый элемент, в общем, недаром следователь упорно пишет в документах: дочь помещика.

Приговор — расстрелять — вынесен через месяц с небольшим, 24 января 1938 года, хотя Софья Ким все обвинения в свой адрес отрицала. Приговор был приведен в исполнение 5 февраля. Через две недели Софье Сергеевне должно было исполниться 36 лет.

Без родителей остались 12-летняя дочь и восьмилетний сын. Отцу их, впрочем, удалось уцелеть: его приговорили к 10 годам исправительно-трудовых лагерей, он отсидел, освободился, остался жить в Казахстане и в 1957 году был реабилитирован. Годом позже, в 1958-м, реабилитировали и Софью Сергеевну.

В протесте прокурора с просьбой пересмотреть ее дело сказано, что С.С. Ким «арестована органами НКВД без санкции прокурора. Что послужило основанием к ее аресту, из материалов дела не видно. <...> Других каких-нибудь доказательств, свидетельствующих о причастности Ким к разведорганам Японии, в деле нет. <...> Более того, муж Ким С.С. Ким Сан Таги <....> был репрессирован за антисоветскую деятельность необоснованно».

Военный трибунал Военного московского округа ходатайство удовлетворил, и дело было прекращено за отсутствием состава преступления.

Документы следственного дела

Церемония установки таблички «Последнего адреса»: видео, фото


Фото: Мария Олендская



Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.