Санкт-Петербург, проспект Добролюбова, 19
На карте На карте

| 01 ноября 2020

Дом акционерного общества «Строитель» был построен в 1915 году архитектором Я.Г. Гервицом в классицизированном варианте модерна. Это было любимое здание самого Гервица, который поселился в левой мансарде этого здания в 1914 году. Пятиэтажный дом облицован красным финляндским гранитом, в его декоре выделяются большие эркеры с громадными полуциркульными окнами, мощные пилястры, внутреннее убранство также величественно: огромные лестничные марши, зеркала от пола до потолка, мраморная отделка, витражи и камин в парадной украшены алебастровыми гермами. На каждом этаже по 4 больших квартиры с лепными потолками, изразцовыми каминами, витражами. Все это можно увидеть и сегодня благодаря тому, что в 2008 году силами и средствами жильцов были полностью отреставрированы исторические интерьеры парадной лестницы дома. Несколько лет спустя после установки первых шести табличек на доме № 19 по проспекту Добролюбова его жители нашли имена еще двух человек, для которых он стал последним адресом: М.А. Штеренберга и М.С. Лазуркина.


Мартин Аронович Штеренберг родился в Берлине в 1887 году в еврейской семье. У него было два брата: Альберт (1882 г.р.) и Жон (1889 г.р.). Мартин Штеренберг получил среднее образование. К 1922 году он был женат на Гинде Вульфовне Штеренберг.

Как следует из материалов его архивного следственного дела, до прибытия в 1922 году в СССР Штеренберг был немецким подданным. С 1906 по 1914 годы жил во Франции, род его занятий в то время нам неизвестен. В 1910 году он пять месяцев работал переводчиком в гостинице «Бристоль» в Копенгагене, в том же году около пяти дней был в отпуске в Сан-Ремо. В 1912 году проводил двухнедельный отпуск в Амстердаме. В июле 1914 года был в отпуске в бельгийском городе Льеж, где был арестован и отправлен в концлагерь Хольцминден, недалеко от Ганновера. Там он находился с 1915 по 1917 годы. Если верить протоколам допроса, в дальнейшем в своей жизни в СССР он встречался с некоторыми бывшими солагерниками: Николаем Андреевичем (Леонидом Афанасьевичем) Кингиным, Иваном Федоровичем Поповым, Самуилом Ефимовичем Цейтлиным.

В 1921 году Мартин Штеренберг принял решение об отъезде в СССР. Как следует из протокола допроса, в Германии он был безработным и не имел никаких перспектив, поэтому товарищи посоветовали ему переехать в СССР. В Советском торгпредстве в Берлине ему посоветовали поехать в Прагу к советскому представителю, откуда вместе с женой он проделал путь через эмиграционный лагерь Йозефштадт, немецкий город Штеттин, Ригу и, наконец, в Москву.

Пробыв в Москве около недели, осенью 1921 года Штеренберг отправился в Одессу, где жил до мая 1921 года, работая счетоводом на Куяницком соляном промысле. В мае 1922 он с помощью своего бывшего солагерника Кингина устроился агентом по снабжению в Ленинграде в СевЗапГосторг, получил советское гражданство. С 1926 года и до самого ареста он работал бухгалтером на ленинградских предприятиях, нигде не задерживаясь дольше, чем на три года: Продгосторг (1926-1928), 1-й Исправтруддом (1928-1929), Промстройсоюз (1930-1933), Союзлесосбыт (1933-1935), контора «Кареллес» (1935-1936). В 1936 году в 26-м Исправтрудлагере (близ Ст. Руссы) он отбывал наказание за растрату в размере 1500 рублей. С 20 сентября 1937 года по день ареста, 23 июня 1938 года, он работал бухгалтером-калькулятором в артели «Красногвардейский обувщик.

Как минимум с 1927 года семья Штеренбергом жила в квартире № 30 по адресу проспект Добролюбова, 19. В 1925 году в семье родилась дочь Тереза, а в 1932 году – дочь Галина.

24 июня 1938 года в квартире на Добролюбова был произведен обыск. Обыск проводил сотрудник НКВД А.И. Стадник, в качестве понятой на нем присутствовала дворник дома Александра Павловна Монахова. Изъяты были лишь две записные книжки, сам Мартин Штеренберг был арестован по обвинению в «шпионаже в пользу Германии». В анкете арестованного отмечено слабое здоровье Штеренберга, которому на момент ареста был 51 год.

Следственное дело содержит всего три допроса. На первом допросе, от 29 июня 1938 года, Штеренберг отвергает свою вину: «Контрреволюционной деятельностью не занимался и виновным себя не признаю». Однако этим же днем датировано его заявление следователю о том, что «на протяжении моего пребывания в СССР с 1921 года по день ареста занимался контрреволюционной деятельностью, которая выражалась в шпионаже в пользу Германии». Далее в деле следуют два допроса от 23 июля и 15 августа, в которых Штеренберг изобличает себя как «немецкого шпиона».

31 октября 1938 года Особая тройка НКВД СССР приговорила Штеренберга к расстрелу по ст. 58-6 УК РСФСР. Лейтенант Ленинградского НКВД Поликарпов привел приговор в исполнение 3 ноября 1938 года.

Вдова Штеренберга Гинда Вульфовна умерла в блокаду в 1941 году. О судьбе дочерей нам ничего неизвестно.

Мартин Аронович Штеренберг был реабилитирован в 1989 году.


Михаил Семенович Лазуркин родился в 1883 году в местечке Ляды Могилевской губернии в семье заводчика. Рано увлекся революционными идеями, вел подпольную революционную деятельность в Одессе, где в 1903 году познакомился со своей будущей женой, революционеркой Дорой Абрамовной Лазуркиной (урожденной Клебановой). Тогда же он вступил в РСДРП(б), его подпольный псевдоним был «Борис». В 1906 году Лазуркин и Клебанова стали супругами, несколько лет проведя в разъездах в связи с революционной деятельностью, подвергались арестам. До Октябрьской революции Лазуркин пять или шесть раз был арестован, но ни разу не был осужден.

В 1910 году Лазуркины поселились в Санкт-Петербурге. Тогда же Михаил Семенович окончил юридический факультет Петербургского университета. В том же году в семье родился сын Виктор, ставший впоследствии арктическим геологом. В 1912 году у Лазуркиных родилась дочь Юлия, в будущем – педагог. Через квартиру Лазуркиных велась переписка Ленина с местным отделением большевистской партии. Михаил Семенович поступил на службу в крупную фирму «Персиц», занимавшуюся операциями по снабжению металлом петербургских заводов.

В 1917 году Лазуркин был секретарем большевистской фракции Петроградской городской думы. В декабре 1917 года вышел из РСДРП(б). После Октябрьской революции он занимал ряд руководящих должностей в Центральном управлении снабжения, Металлоторге, Севзапторге, ленинградском отделении Совета народного хозяйства. Снова вступил в партию в 1920 году.

С 1922 года семья Лазуркиных жила в квартире № 7 дома № 19 по проспекту Добролюбова.

С 1928 года Дора Лазуркина была назначена на пост директора Ленинградского государственного педагогического института им. А.И. Герцена. Михаил Лазуркин в 1930-1933 годах – ректор Ленинградского физико-механического института, а с 1933 года и до ареста в 1937 году занимал должность директора Ленинградского государственного университета. С 1934 года он был также главой Ленсовета.

В марте 1937 года его исключили из партии, а 17 июля 1937 года в квартире Лазуркиных прошел обыск. Были изъяты паспорт, членские билеты, пропуск в погранполосу, пистолет Haenel, финский нож и несколько записок на имя наркома просвещения, секретаря обкома ВКП(б), секретаря василеостровского райкома ВКП(б). Михаил Семенович был арестован и содержался во внутренней тюрьме НКВД на ул. Воинова (ныне – улица Шпалерная). Ему предъявили обвинение по статьям 58-10, 58-11 УК РСФСР.

В деле два протокола допроса, каждый из которых умещается на одной странице. Согласно протоколам, на первом допросе от 18 июля 1937 года Лазуркин твердо отвергает предъявленные ему обвинения: «Я категорически отрицаю свою принадлежность к контрреволюционной организации правых». Следующий допрос состоялся 4 августа 1937 года, на нем Лазуркин сперва отрицает свое участие, отмечая, что «отдельные моменты моей работы действительно могут быть отнесены к проведению правой деятельности на практике». Он признается, что «в ВКП(б) являлся неустойчивым элементом, имел отход от партии в трудный момент для партии в 1907 году, выход из партии в 1917 году, что лишает меня возможности сказать, что я являлся крепким-устойчивым коммунистом». И наконец, он дает признательные показания об участии в антисоветской организации правых в Ленинграде, в которую его якобы вовлек Бухарин.

Доподлинно неизвестно, что происходило с Лазуркиным в этот двухнедельный период между допросами. Следующим в деле подшито постановление заместителя начальника УНКВД СССР по ЛО от 31 августа 1937 года, в котором сообщается, что в связи с тем, что 5 августа 1937 года Лазуркин скончался, дальнейшее расследование по его делу и само дело следует прекратить. Точные причины смерти Михаила Лазуркина в заключении неизвестны. Одна из версий состоит в том, что он был застрелен на допросе, и его тело выброшено на улицу для имитации самоубийства. Однако никакого подтверждения этой версии на сегодняшний день нет.

Через три дня после смерти мужа, 8 августа 1937 года была арестована и Дора Абрамовна Лазуркина. За «участие в контрреволюционной организации» она была приговорена Особым совещанием при НКВД СССР к пяти годам ссылки, но 10 ноября 1939 года приговор был изменен на более жесткий – восемь лет исправительно-трудовых лагерей. 13 апреля 1949 года после отбытия наказания ее отправили в ссылку на поселение. В 1955 году была освобождена, проведя в общей сложности 18 лет в лагерях, тюрьмах и ссылках. В том же году она была реабилитирована.

Михаил Семенович Лазуркин был реабилитирован лишь в 2000 году.


Архивные следственные дела №П-75168 (в отношении М.А. Штеренберга) и №П-3449 (в отношении М.С. Лазуркина) хранятся в УФСБ России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области.

Церемония установки таблички "Последнего адреса": фото

Фото: Инициативная группа «Последнего адреса» в Санкт-Петербурге



Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.