Москва, Орликов переулок, 6
На карте На карте

| 10 октября 2021

Пятиэтажный кирпичный дом № 6 по Орликову переулку был построен в 1929 году. В середине 1930-х годов в этом доме поселился с семьей выходец из Польши Григорий Михайлович Сигалин, ставший впоследствии одной из многочисленных жертв сталинского террора. Заявку на установку ему памятного знака подал историк, координатор польской программы общества «Мемориал» в Москве Александр Гурьянов. Он же написал заметку, которую мы публикуем ниже.

Григорий Михайлович Сигалин. Фото из архивно-следственного дела (ЦА ФСБ. Ф. 7)

Григорий Михайлович Сигалин родился в 1902 году в Варшаве. Его отец Михаил Сигалин, врач-стоматолог по образованию, заведовал семейным предприятием, основанным его матерью, т.е. бабушкой Григория – энергичной и предприимчивой горской еврейкой Клавдией Сигаллой. В 1863 году она вместе с мужем Якубом-Соломоном, уроженцем Могилева, переселилась с Северного Кавказа в Варшаву и сменила фамилию на Сигалина. В молочных флягах она привезла кавказские кефирные грибки и организовала производство и продажу кефира, который стал пользоваться большим успехом в Варшаве.

В семье Михаила и Розалии Сигалиных было шестеро детей – четыре сына и две дочери. Григорий был менее чем на год моложе самого старшего ребенка – Якуба-Арона, которого в семье называли польским именем Роман и который под этим именем в 1920-1930 годы стал известным варшавским архитектором. Судьба Григория тесно переплеталась с судьбой Романа, несмотря на совершенно разные темпераменты братьев. В отличие от серьезного и степенного Романа, Григорий был человеком веселым и компанейским. Как и Роман, он стал архитектором. Обоим предстояло погибнуть в СССР в годы террора, но в разное время и при различных обстоятельствах.

Говоря о Григории и Романе Сигалиных, невозможно не упомянуть и их самого младшего и самого знаменитого брата – Юзефа Сигалина (1909-1983). Он тоже стал архитектором, начав архитектурное образование в 1935 году и защитив диплом после войны, в 1946-м. Но уже с 1945 года он был одним из руководителей и главным организатором проектных и строительных работ по восстановлению разрушенной немцами Варшавы, а в 1951-1956 годах – главным архитектором столицы Польши.

Взрослая жизнь Григория и Романа Сигалиных началась с того, что оба брата в разгар наступления Красной Армии на Варшаву в июле 1920 года вступили добровольцами в польскую армию и получили назначение в зенитную артиллерийскую батарею ПВО в Варшаве, из которой были демобилизованы после заключения в Риге советско-польского перемирия в октябре 1920 года. Затем Роман, а вслед за ним и Григорий, поступили на архитектурный факультет Варшавского политехнического института. Роман окончил его в 1927 году и в том же году вместе с другим молодым архитектором Ежи Гельбардом основал в Варшаве проектное бюро, быстро ставшее весьма успешным. Их специализацией были проекты доходных домов, которые нужно было вписать в существующую застройку. Их фирменный стиль отличался, в частности, применением трехгранных эркеров на фасадах.

Григорий Сигалин несколько лет поработал в проектном бюро брата, однако его влекли проекты более широкого размаха, хотелось вырваться на просторы мира. В 1931 году трое архитекторов-выходцев из Польши, оказавшихся в Париже, – Григорий Сигалин, Бертольд Любеткин и Генрих Блюм – приняли участие в объявленном в Москве международном конкурсе на проект Дворца Советов, который должен был появиться на месте взорванного храма Христа Спасителя. Их проект не выиграл, но получил поощрительную премию, и авторам предложили поработать в Москве. Григорий Сигалин и Генрих Блюм воспользовались этим предложением в 1935 году и переехали в Москву.

Здание Наркомата оборонной промышленности. Фото с сайта prawdom.ru

Григорий стал работать в 5-й архитектурно-проектной мастерской Моссовета под руководством видного советского архитектора Даниила Федоровича Фридмана, самой известной постройкой которого в Москве является весьма примечательное здание Центральной тяговой подстанции Московского метрополитена на Большой Никитской улице, 7/10. Сигалин вместе с Фридманом, Блюмом и Вороновым стал соавтором проекта монументального здания Наркомата оборонной промышленности в Уланском переулке, 14-16, с главным фасадом, выходящим на проектируемый Новокировский проспект, ныне проспект Академика Сахарова. Сейчас в этом здании располагается Федеральная антимонопольная служба. Григорий Сигалин вместе с приехавшей с ним в Москву женой Брониславой жили неподалеку, в доме № 6 по Орликовому переулку, в квартире № 66 на последнем пятом этаже.

В 1936 году прошел первый из показательных московских процессов (дело «Троцкистско-зиновьевского террористического центра»), закончившийся расстрельными приговорами, через несколько месяцев – второй (дело «Параллельного антисоветского троцкистского центра»), в стране стремительно нарастала волна террора, арестов «врагов народа» и «иностранных шпионов». Григорий Сигалин и Генрих Блюм осознали нависшую над ними угрозу и поняли, что из СССР надо уезжать. Но удалось сделать это только Блюму, Сигалину же посольство Польши отказало в продлении польского паспорта. Существует версия, что причиной отказа было членство в нелегальной Коммунистической партии Польши самого младшего брата Григория – Юзефа Сигалина, активная подпольная деятельность которого в 1930-е годы была, вероятно, известна польским властям и рассматривалась ими как подрывная.

Чтобы помочь Григорию Сигалину уехать из Советского Союза, Генрих Блюм попытался переслать в Москву купленный в Париже поддельный португальский паспорт, но было уже поздно. 10 февраля 1938 года, спустя 10 дней после рождения в Москве сына Виктора, Григорий Сигалин был арестован органами НКВД, обвинен в «шпионаже в пользу Польши».

Через четыре месяца, 16 июня 1938 года, он был приговорен к высшей мере наказания и в тот же день расстрелян. Ему было 35 лет и 8 месяцев. Санкцию на его расстрел дали Сталин и Молотов, подписавшие расстрельный список «Москва-центр – 1-я категория» от 10 июня 1938 года, в котором Григорий Михайлович Сигалин значится под № 127.

Старший брат Григория – Роман Сигалин работал в своем архитектурном бюро в Варшаве вплоть до начала Второй мировой войны. Будучи офицером запаса (как и многие тысячи польских граждан мужского пола, имевших среднее или высшее образование) незадолго до нападения Германии на Польшу 1 сентября 1939 года был призван в армию, а после вторжения Красной Армии в Польшу 17 сентября 1939 года попал в советский плен. Как и многие польские военнопленные, он содержался в Старобельском лагере НКВД для военнопленных (под именем Якуб) и вместе с 3800 других пленных польских офицеров из этого лагеря был расстрелян в апреле–мае 1940 года во внутренней тюрьме УНКВД по Харьковской области. Захоронен на окраине Харькова, недалеко от деревни Пятихатки. Казненные польские пленники из Старобельского лагеря были в числе 22 тысяч жертв катынского преступления – польских армейских офицеров, полицейских всех званий, пограничников, служащих Тюремной стражи, жандармерии, крупных чиновников, членов польских политических партий, содержавшихся в лагерях НКВД для военнопленных и в тюрьмах западных областей УССР и БССР, расстрелянных по решению Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 года.

Григорий Михайлович Сигалин был посмертно реабилитирован в 1958 году.

При подготовке статьи были использованы архивные документы и сведения из книги Skalimowski A. Sigalin. Towarzysz odbudowy. Wołowiec, 2018 (биография Юзефа Сигалина, уполномоченного по послевоенному восстановлению Варшавы, автор – Анджей Скалимовский).




Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.