Пермь, улица Пушкина, 15
На карте

| 05 августа 2021

Дом на улице Пушкина, 15 (до революции – улица Большая Ямская, 35) был построен примерно в 1860 году. Этот дом в конце XIX–начала XX века был центром культуры в Перми. В конце XIX века в городе было создано первое филармоническое общество, и оно арендовало этот дом, который в те годы принадлежал священнику Павлу Петровичу Серебрянникову. Первым председателем филармонического общества стал известный певец Александр Дмитриевич Городцов. Филармония здесь располагалась до 1914 года. В 1937 году – это уже плотнозаселенный жилой дом. Сегодня на фасаде этого здания можно увидеть установленную в августе 2015 года одну из первых в Пермском крае табличек «Последнего адреса» памяти преподавателя Георгия Васильевича Хрипунова.

В списке «Мемориала» есть еще одно имя, связанное с этим домом: это Николай Тимофеевич Оборин. Заявку на установку мемориальной таблички подала программный директор Центра городской культуры (располагается ныне в этом же здании) Александра Тихонова.

Николай Тимофеевич Оборин родился в 1905 году. Вся жизнь Николая Тимофеевича была связана с Пермью. С 1921 по 1930 годы он работал электромонтером на Пермской городской электростанции, очень серьезно пострадал от взрыва, который произошел на станции в 1927 году. Станция тогда была почти разрушена.

В сентябре 1935 года Николай Тимофеевич был назначен руководителем Водоканалтреста. Опыта такой работы у него не было, поэтому он отказался, но партия (в ВКП(б) он состоял с 1924 года) приказала, и он подчинился. На новой должности Оборин поставил для себя цель снизить до минимума аварийность на сетях. Для этого при нем была создана аварийная служба и введено круглосуточное дежурство слесарей, а также разработан регламент, по которому должны были действовать рабочие и инженерно-технические работники во время крупных аварийных работ. Николай Тимофеевич добился разрешения на покупку четырех машин, поскольку до этого у водоканала своего автотранспорта не было. Рабочих и материалы перевозили на лошадях, а на аварии добирались пешком.

В 1936 году к Водоканалтресту присоединили еще один коммунальный трест. Николай Тимофеевич понял, что такое большое хозяйство ему не под силу, да и образования не хватало. Под его руководством оказалось уже более 700 человек. Он попробовал отказаться от руководства, но ему это не удалось. А уже через год, 18 декабря 1937 года, Оборин был арестован сотрудниками НКВД, исключен из партии, необоснованно обвинен «во вредительстве, развале и засорении аппарата треста троцкистами и вражескими элементами».

В своем объяснении следствию он писал: «Я каждый день добивался улучшения работы, результаты борьбы за предотвращение аварий и за быструю их ликвидацию совершенно ясно показывают каждому, что мною действительно принимались практические меры в этом, и что я действительно добивался и добился улучшения в подаче воды, а меня Ленинский РК ВКП б), предъявив тягчайшее обвинение, исключил из партии за вредительскую работу. В чем моя вина? В чем?..»

Но и этого оказалось мало для органов НКВД. В следственном деле Оборина появляются новые записи: его обвиняют «в участии в антисоветском заговоре» и в «отравлении воды для водопровода бактериями, вызывающими острые желудочные заболевания и отравление населения». В результате он был обвинен по статье 58, ч. 7, 9, 10, 11, 13 УК РСФСР.

В обвинительном приговоре сказано: «являлся активным участником контрреволюционной диверсионной, вредительской группы, систематически организовывал отравление питьевой воды, сорвал постройку фильтровальной станции, вредительски провел ремонт общественных бань, в контрреволюционных целях засорял аппарат Водоканалтреста троцкистами, срывал мероприятия по улучшению материально-бытовых условий рабочих в системе Водоканалтреста и саботировал их с целью озлобления рабочих».

Николай Тихонович был приговорен «тройкой» при УНКВД Свердловской области к высшей мере наказания и конфискации имущества. Его расстреляли 25 января 1938 года. Ему было 33 года. Всего по данному делу были расстреляны 10 человек, среди них был начальник водопровода и канализации А.Р. Булютин, врач водопровода А.Б. Семенова, руководитель плановой группы Водоканалтреста П.М. Макаров.

Многие годы жена и двое сыновей Николая Тимофеевича надеялись, что их отец и муж вернется. Его жена, Анна Иосифовна Оборина, 20 октября 1956 года написала заявление в прокуратуру Молотовской области, в котором было сказано: «В ночь на 18 декабря 1937 года в своей квартире четыре работника НКВД арестовали мужа Оборина Николая Тимофеевича, о судьбе которого до 1956 года не было известно. Летом 1956 года я подала заявление в УКГБ по Молотовской области, в котором просила сообщить о том, известно ли что о моем муже. На мой запрос ответили, что Оборин Н.Т. был осужден к заключению на 10 лет в отдаленные лагеря, где в 1946 году умер от болезни…».

3 апреля 1957 года Николай Тимофеевич Оборин, как и другие участники «дела об антисоветском заговоре», были реабилитированы Президиумом Пермского областного суда.

Фото с сайта яндекс.карты

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.