Проспект Мира, 124, корпус 6
На карте На карте

| 03 октября 2021

Жилой дом Наркомтяжпрома под номером 124 на нынешнем проспекте Мира был построен в 1938 году по проекту архитектора М.Ф. Гунгера. Этот многоэтажный жилой комплекс был одной из первых новостроек на тогдашнем Ярославском шоссе, масштабная реконструкция которого проводилась в связи с готовящимся открытием Всесоюзной сельскохозяйственной выставки (ВСХВ). В 1940-е годы здесь поселились два будущих члена Еврейского антифашистского комитета, которым предстояло разделить трагическую судьбу других членов ЕАК. Сегодня мы установили на доме две мемориальные таблички в память о них.

Иосиф Сигизмундович Юзефович родился в 1890 году в Варшаве в семье еврея-ремесленника. С детства Иосиф работал в отцовской кожевенной мастерской. На волне революционного подъема 1905 года он вступил в Бунд, занимался политической пропагандой, был членом нелегальных рабочих кружков, участвовал в забастовочном движении. В 1912 году за свою политическую деятельность Иосиф был приговорен к четырем годам тюрьмы.

Освободившись, он переехал в Москву, где продолжил революционную работу, находясь на нелегальном положении. Тогда же он познакомился и начал тесно сотрудничать с С.А. Лозовским, создавшим и возглавившим группу социал-демократов-интернационалистов. Юзефович становится членом этой группы. В 1918 году в рамках интернационалистской направленности партии он пишет и издает книгу «Социалистическое юношеское движение за границей и в России» - обширный и детальный анализ истории и состояния молодежного движения в Европе и царской России, в частности, в ее польских областях. Брошюра написана вполне внятным и грамотным языком, свидетельствующим о достаточно высоком образовательном и культурном уровне ее автора.

Соломон Лозовский

В 1919 году вся группа Лозовского вошла в состав РКП(б). В течение всей последующей жизни Иосиф Сигизмундович оставался близким другом и постоянным сотрудником Лозовского во всех разнообразных областях политической, государственной и профсоюзной работы, к которым привлекал его старший товарищ.

В 1917 году Юзефович был избран в члены Московского центрального бюро профсоюзов и с этих пор на протяжении многих лет занимался по преимуществу профсоюзной деятельностью. В 1924 году он становится председателем Центрального комитета профсоюза рабочих кожевенной промышленности. В 1921 году в Москве был учрежден Красный интернационал профсоюзов (Профинтерн), в задачи которого входило объединение всех коммунистических сил международного профсоюзного движения, противопоставлявшего себя социал-демократическим профсоюзам. Генеральным секретарем Профинтерна в течение всего времени его существования – до 1937 года – оставался Соломон Лозовский. С 1928 года Лозовский привлек к работе в Профинтерне и Юзефовича, который к этому времени окончил Институт красной профессуры и стал членом центрального совета и исполнительного бюро Профинтерна.

В 1931 году Профинтерн направляет Иосифа Сигизмундовича в США. Два года он живет в Нью-Йорке и Сан-Франциско, занимаясь изучением настроений внутри американских профсоюзов и вербуя сторонников Профинтерна.

В 1933 году Юзефович возвращается в СССР и становится председателем ЦК профсоюза рабочих водного транспорта, а затем членом президиума ВЦСПС. Кроме того, он работает ответственным секретарем журнала «Международное рабочее движение», главный редактор которого – все тот же Соломон Лозовский. Можно предположить, что именно авторитет Лозовского, его политический опыт и умение лавировать в сложных ситуациях, проявившийся еще в первые годы Советской власти, в частности, в период так называемой «Дискуссии о профсоюзах», позволили ему и его окружению благополучно пережить годы Большого террора.

После того, как Профинтерн в 1937 году прекратил свое существование, Юзефович также отходит от профсоюзной и политической работы и обращается к издательской и академической деятельности. В 1938-1939 годах он работает в издательстве «Советская энциклопедия», затем, став к тому времени кандидатом исторических наук, в Институте истории АН СССР. Здесь он в 1940 году выпускает книгу «Основание коммунистического интернационала», в которой приметы нового времени сказываются весьма отчетливо. Если первая часть книги представляет собой исторический обзор, выдержанный при всей его политической тенденциозности во вполне академическом духе, то последние страницы книги пестрят именем «великого, гениального Сталина», вершащего судьбы современности. Юзефович примыкает к хору своих коллег, которые, как писал Александр Твардовский, «гадали, как еще восславить его в столице и в селе».

Работая в Академии наук, Юзефович выпускает в Учпедгизе еще одну книгу - «Джордж Вашингтон и борьба за независимость Америки». Книга выходит в 1941 году накануне войны.

В первые дни войны было создано Совинформбюро, взявшее на себя все информационное обеспечение новой военной действительности. Заместителем председателя Совинформбюро становится Лозовский, и, как всегда, он немедленно привлекает к работе и Юзефовича, поручив ему руководство отделом профсоюзной и рабочей печати.

В апреле 1942 года был создан Еврейский антифашистский комитет ЕАК), в работе которого Лозовский также играл ключевую роль и в состав которого он в 1944 году ввел и своего вечного протеже Иосифа Юзефовича. Этот последний, ставший роковым для обоих период сотрудничества завершился убийством Михоэлса, разгромом ЕАК и арестом в конце 1948-начале 1949 годов целой группы членов президиума ЕАК и сотрудников.

Юзефович был арестован 13 января 1949 года, Лозовский - 26 января 1949 года. Следователи припомнили Иосифу Сигизмундовичу все его былые «преступления»: «Активной антисоветской деятельностью в прошлом занимался и обвиняемый Юзефович, являвшийся в 1917–1919 годах одним из лидеров созданной Лозовским так называемой Российской социалистической рабочей партии интернационалистов и выступавший вместе с ним против мероприятий большевистской партии. Продолжая в последующие годы вести антисоветскую работу, Юзефович клеветал на ЦК ВКП(б) и советские профсоюзы, а в 1944 году по инициативе Лозовского был введен с вражеской целью в состав Еврейского антифашистского комитета» (из обвинительного заключения).

Под давлением жесточайших избиений, издевательств и угроз, длившихся более трех лет, обвиняемые признали абсурдные преступления, которые им вменяли. Однако на суде летом 1952 года все они, в том числе Юзефович, от своих признаний отказались: «В самом начале следствия я давал правдивые показания и заявлял следователям, что не чувствую за собой никакого преступления <...> После этого меня вызвал к себе министр госбезопасности Абакумов и сказал, что, если я не дам признательных показаний, то меня он переведет в Лефортовскую тюрьму, где меня будут бить. А перед этим меня уже несколько дней «мяли». Я ответил Абакумову отказом, тогда меня перевели в Лефортовскую тюрьму, где стали избивать резиновой палкой и топтать ногами, когда я падал. В связи с этим я решил подписать любые показания, лишь бы дождаться дня суда».

Поведение подсудимых на процессе заставило даже председателя Военной коллегии Верховного суда А.А. Чепцова усомниться в возможности продолжения процесса и предложить провести дополнительное следствие, но беспощадное партийное руководство отдало приказ, и 18 июля всем обвиняемым, кроме академика Л.С. Штерн, был вынесен смертный приговор. Он был приведен в исполнение 12 августа 1952 года. Этот расстрел стал последним чудовищным преступлением сталинского режима.

В 1955 году та же Военная коллегия Верховного суда отменила приговор членам ЕАК за отсутствием состава преступления. Все они были посмертно реабилитированы. Но решение не было предано гласности, родственникам убитых выдали фальшивые справки о смерти в период отбытия наказания. Такую справку получили и близкие Иосифа Сигизмундовича Юзефовича.

И только в конце 1980-х годов стала известна правда о судьбе членов и сотрудников ЕАК. 21 августа 2004 года на месте их предполагаемого захоронения на Донском кладбище была установлена доска с именами 30 расстрелянных.


Соломон Леонтьевич Брегман родился в 1895 году в городке Злынка Черниговской губернии (ныне город относится к Тамбовской области). Злынка находилась в границах черты оседлости еврейского населения Российской империи, и поэтому доля еврейского населения здесь была довольно высока. Отец Соломона был ремесленником, и мальчик с ранних лет работал гладильщиком в портновской мастерской.

6 октября 1905 года произошло событие, определившее не только профессию, но и дальнейшую судьбу Соломона Брегмана: была созвана Первая Всероссийская конференция профсоюзов, и родилось профсоюзное движение, до 1917 года существовавшее на полулегальных основаниях. Уже в 1911 году Соломон вступает в профсоюз кожевенников, и с этого времени профсоюзная работа становится его главной профессией. В 1912 году он вступает в РСДРП, примыкая к большевистской фракции. Сведений о его принадлежности к Бунду, через который большинство еврейской молодежи приобщалось к политической борьбе, нет, но известно, что его старший брат был членом Бунда, впоследствии объявленного буржуазно-националистическим.

С первых послереволюционных лет Соломон Брегман входит состав руководящих органов различных профсоюзных организаций. Это были годы острой схватки сторонников независимости и самостоятельности профсоюзов с теми представителями партийной и государственной власти, которые видели в профсоюзах только один из рычагов государственного управления рабочими массами. Несмотря на то, что за независимость профсоюзов выступали многие уважаемые и авторитетные политики, такие как Н.И. Бухарин и М.П. Томский, сторонники «огосударствления» одерживали верх, поскольку в руках у них были средства силового подавления всякого сопротивления со стороны оппозиции. Постепенно отдельные профсоюзы теряли самостоятельность, и все нити управления профсоюзным движением оказывались в руках центрального профсоюзного органа – ВЦСПС. При этом состав этого централизованного органа подвергался непрестанной чистке.

На IX съезде профсоюзов СССР в апреле 1932 года было избрано 150 членов и 76 кандидатов в члены ВЦСПС. Всего через пять лет, в апреле 1937 года на первом заседании VI пленума ВЦСПС присутствовало всего 106 членов и кандидатов в члены ВЦСПС, а в последний день работы съезда при голосовании нового состава членов и кандидатов в члены ВЦСПС участвовало 87 человек: 65 членов и 22 кандидата в члены ВЦСПС. За 18 дней работы VI пленума 19 человек были, по тогдашнему выражению, «изъяты органами НКВД». Наиболее влиятельный профсоюзный деятель этих лет Томский в результате организованной против него травли и во избежание неминуемого ареста покончил с собой.

В эти годы Соломон Брегман умело лавирует между двумя противоборствующими силами, придерживаясь той линии, которую выбирает руководитель интернационала прокоммунистических европейских профсоюзов Профинтерна Соломон Лозовский. Счастливо избежав репрессий в годы Большого террора, Брегман к концу 1930-х годов становится секретарем правления ВЦСПС и добросовестно реализует тот курс, который указывает ЦК ВКП(б), а говоря точнее, Сталин. Во многих биографических источниках на Брегмана возлагается ответственность за принятие одиозного указа Президиума Верховного совета СССР от 26 июня 1940 года «О переходе на восьмичасовой рабочий день, на семидневную рабочую неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений». Очевидно, что, если Брегман и участвовал в подготовке этого указа, в подзаголовке которого сказано: «Согласно представления (sic!) Всесоюзного Центрального Совета Профессиональных Союзов», то подготовка эта происходила по приказу партии, и возлагать на Соломона Леонтьевича единоличную ответственность за принятие указа совершенно безосновательно.

Между тем карьера Брегмана развивается весьма успешно. В начале войны газета «Правда» от 14 октября 1941 года публикует на первой странице сообщение о приезде делегатов английских тред-юнионов в Москву. Сообщение сопровождается фотографией с подписью: «В Москве делегация была встречена секретарем ВЦСПС т. С.Л. Брегманом». Все это происходило в самые тяжелые критические дни войны, но Брегман оставался в Москве, правда, в ответном визите советских профсоюзов он, если верить воспоминаниям посла СССР в Англии И.М. Майского, уже не участвовал.

В 1944 году по инициативе Лозовского Соломон Леонтьевич был введен в состав президиума Еврейского антифашистского комитета (ЕАК). Его членство в комитете в годы войны и в первые послевоенные годы было отнюдь не номинальным: он был председателем редколлегии по выпуску книги о евреях–героях в борьбе с фашизмом, участвовал в комиссии по «Черной книге» о преступлениях фашизма против еврейского народа, основными составителями которой были Илья Эренбург и Василий Гроссман.

В 1946 году, после преобразования наркоматов в министерства, Брегмана назначают заместителем министра государственного контроля СССР. В этой должности он продолжает участвовать в делах ЕАК, что после разгрома комитета и ареста его членов становится основным пунктом обвинения против Соломона Леонтьевича.

28 января 1949 года Брегман был арестован, и, совершенно потрясенный этим, узнает, что: «<…> В 1943 году установил вражескую связь с Лозовским и другими еврейскими националистами, вместе с которыми проводил преступную деятельность против ВКП(б) и Советского правительства. Являлся одним из инициаторов активизации националистической работы и способствовал направлению в Америку шпионских материалов о Советском Союзе. В 1945 году, по заданию Лозовского, возглавил комиссию по изданию “Черной книги”, которая по своему содержанию являлась националистической и готовилась для отправки в Америку. В 1946 году встречался с приезжавшим из США разведчиком Гольдбергом, которого информировал о работе Госконтроля и передал ему материалы с цифровыми данными о достижениях в области здравоохранения и постановки просвещения в РСФСР».

Попытки опровергнуть все эти абсурдные обвинения приводят к угрозам, издевательствам и жестоким избиениям, в результате которых Соломон Леонтьевич 16 июня 1952 года попадает в тюремную больницу и на судебных заседаниях по делу ЕАК не присутствует.

По имеющим сведениям, он умер в тюремной больнице 23 января 1953 года, и дело было прекращено за смертью обвиняемого.

В 1955 году Соломон Леонтьевич Брегман вместе с другими осужденными по делу ЕАК был реабилитирован.

Фото: Оксана Матиевская

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.