Москва, Студенческая, 19, корпус 1
На карте На карте

| 17 июля 2022

Пятиэтажное кирпичное здание г-образной формы по адресу Студенческая улица, 19 (р­­­анее - 2-я Извозная улица, 15) было построено ­в 1929 году. Это – не памятник архитектуры, в отличие от домов соседнего «Студенческого городка».

Согласно базам Мемориала, не менее 11 жильцов этого дома стали жертвами политических репрессий. Одному из них мы установили мемориальную табличку в ноябре 2016 года. Сегодня к ней добавился еще один памятный знак. Заявку на установку памятного знака подала правнучка репрессированного Камилла Скучаева.

Михаил Владимирович Андреев родился в 1903 году в мордовском селе Тимяшево Самарской губернии в многодетной зажиточной крестьянской семье: у Михаила было восемь сестер. Его отец Владимир Андреевич до революции избирался председателем Тимяшевского волостного суда, а после революции остался на родине и до коллективизации вел свое личное хозяйство.

В следственном деле Михаила Андреева есть его автобиография, из которой мы узнаем, что до 1925 года он «безвыездно жил в деревне с отцом. В 1922 году вступил в Комсомол, в том же году начал учиться в своем селе в семилетке, которую окончил в 1925 году. В 1925 году вступил в кандидаты в ВКП(б), осенью того же года Самарским губкомом партии командирован учиться в комвуз им. Сталина (КУТВ) в Москву. Комвуз окончил в 1929 году» (речь идет о Коммунистическом университете трудящихся Востока имени Сталина – прим. ред.)

Из анкеты арестованного мы узнаем, что в 1926 году Михаил Андреев вступил в ВКП(б), а в 1932 году окончил рабфак в Москве.

В автобиографии Андреев уточняет, что в 1927 году он параллельно с учебой в комвузе начал работать в Центриздате редактором мордовской секции, а после реорганизации Центриздата в 1931 году перешел работать в Гостехиздат. Весной 1932 года Андреев окончил рабфак института сельскохозяйственного машиностроения, а осенью поступил учиться в Московский электромеханический институт инженеров транспорта и параллельно работал политредактором мордовской секции Партиздата ЦК ВКП(б).

Из документов следственного дела мы узнаем, что Андреев был «высококвалифицированным переводчиком классиков марксизма-ленинизма с русского на мордовский язык». В деле есть запрос от секретаря Мордовского обкома ВКП(б) начальнику политотдела ж.д. им. Дзержинского с просьбой «дать возможность Андрееву закончить в намеченный срок» работу над редактированием книги «Ленин-Сталин (избранные произведения в одном томе)».

Михаил Владимирович был женат на Милитине Сергеевне Чигиной, окончившей высшие педагогические курсы в Москве. В семье росли два мальчика – Владимир (1928 г.р.) и Эдуард (1934 г.р.).

В апреле 1934 года Андреев был назначен парторгом Подольского куста станции железных дорог им. Дзержинского, а в самом начале августа 1937 года - инструктором сектора пропаганды и агитации политотдела железных дорог им. Ф.Э. Дзержинского.

На этой должности Андреев проработал всего ничего – 7 августа 1937 года его исключили из рядов ВКП(б) «за скрытие соцпроисхождения (сын кулака)», а на следующий день, 8 августа 1937 года его арестовали и обвинили в «контрреволюционной деятельности» и «диверсионно-подрывной работе». Содержался он в Таганской тюрьме.

Этому предшествовало одно событие, возможно, ставшее поводом к аресту Андреева: 15 июля 1937 года на станции Подольск произошло крушение, и начавшееся расследование по обычаю тех времен пошло по пути поиска классовых врагов и вредителей. Статья в железнодорожной многотиражке, опубликованная 6 августа 1937 года под громким заголовком «Уроки поражения не усвоены», обвиняла политотдел дороги в развале руководства станции, и среди прочих под удар попал и Андреев.

По версии следствия, у отца Михаила Андреева было кулацкое хозяйство и во время раскулачивания сын и два зятя Андреева-старшего, занимавшие крупные партийные должности в области, помогли ему избежать раскулачивания. Но «кулацкое прошлое» Михаила Андреева дало свои плоды: он, «работая парторгом на станции Подольск, всячески потворствовал кулакам, приближая кулаков к общественной работе и к партии, в силу чего на станции Подольск продолжительное время орудовала группа кулаков, которая вела антисоветскую агитацию среди рабочих и проводила диверсионно-подрывную работу на станции».

Через два с половиной месяца – 23 октября 1937 года – Андреева приговорили к высшей мере наказания – расстрелу. Приговор был приведен в исполнение через два дня – 25 октября 1937 года. Ему было 34 года.

Семье, как водилось тогда, сообщили, что Михаил Владимирович «осужден на 10 лет без права переписки». Причем его жене на то, чтобы получить эту скудную информацию, потребовалось два года хождений по различным инстанциям. В 1940 году она, по «рекомендации» Московской областной прокуратуры, НКВД по Московской области и управления ж.д. им. Дзержинского, куда она обращалась с запросами о судьбе мужа, написала письмо тогдашнему наркому внутренних дел Лаврентию Берии, в котором подробно изложила биографию мужа и всячески заверяла адресата в том, что ее муж «посажен напрасно, по злой клевете». Она была уверена в том, что ее «положительный отзыв об Андрееве ценнее, чем отрицательные отзывы клеветников».

Мы не знаем, получила ли Милитина Сергеевна какой-либо ответ на свой запрос, но точно знаем, что долгие годы она верила, что муж рано или поздно вернется домой.

В 1955 году по ее запросу Генеральная прокуратура СССР провела проверку дела Андреева, которое было прекращено «за отсутствием в действиях Андреева состава преступления». Михаил Владимирович Андреев был посмертно реабилитирован. И только тогда родные узнали о том, что он был расстрелян еще в 1937 году.

Милитина Сергеевна после войны работала учителем математики старших классов в средней школе, в 1962 году вышла на пенсию, скончалась в 1978 году.

Старший сын Владимир окончил с отличием Институт цветных и благородных металлов и золота. В 1961 году он защитил кандидатскую диссертацию, а в 1977-м – докторскую, в последние годы работал профессором в Московском институте электронной техники (МИЭТ), скончался в 2020 году. У Владимира Михайловича осталось двое детей, пять внуков и пять правнуков.

Младший сын Эдуард окончил Московский энергетический институт (МЭИ), работал на Дивногорской, Волжской, Красноярской ГЭС, был главным инженером перестройки Московского планетария, скончался в 2020 году от ковида. У Эдуарда Михайловича осталось двое детей, пять внуков, один правнук.

Архивные фотографии и документы

Церемония установки таблички "Последнего адреса": фото, видео

Фото: Ольга Низовцева
***
База данных «Мемориала» содержит сведения еще о девяти репрессированных, проживавших в этом доме. Если кто-то из наших читателей хотел бы стать инициатором установки мемориального знака кому-либо из этих репрессированных, необходимо прислать в «Последний адрес» соответствующую заявку.

Подробные пояснения к процедуре подачи заявки и ответы на часто задаваемые вопросы опубликованы на нашем сайте.


Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.