Москва, Ананьевский переулок, 4/2 строение 1
На карте На карте

| 25 декабря 2022

Дом № 4/2 строение 1 по Ананьевскому переулку был построен в 1920-е годы по проекту архитектора В.М. Маята, автора выдающихся зданий в стиле модерн: особняка Рябушинского в Петровском парке, особняка Второва в Спасопесковском переулке и др. В послереволюционные годы он обратился к авангардной архитектуре и спроектировал, в частности, в стиле конструктивизма жилой дом кооператива «Меховик» в Ананьевском переулке.

Согласно базам «Мемориала», в годы Большого террора были расстреляны не менее 15 жильцов этого дома. В сентябре 2017 года на доме появились первые четыре таблички «Последнего адреса». Сегодня к ним присоединился еще один памятный знак.

Федор Филиппович Бузик родился в 1895 году в поволжской немецкой колонии Куккус. Эти колонии, или кантоны, как принято было называть компактные немецкие поселения в Поволжье и других районах России, существовали с 60-х годов XVIII века, времени, когда Екатерина II активно призывала жителей многих стран Европы, прежде всего немцев, приезжать в Россию и осваивать ее малонаселенные районы. Одним из таких районов оказалось Нижнее Поволжье, где образовалось большое число немецких поселений. Среди них был и основанный в 1767 году Куккус, названный так по имени своего первого старосты Абрама Куккуса.

Когда-то, при Екатерине, многие немцы уезжали в Россию, спасаясь от тягот жизни на родине и прежде всего от бушевавших в Европе войн. В числе приманок, которыми их привлекали, было освобождение от воинской повинности. Однако император Александр III эту льготу отменил, и когда началась Первая мировая война, Федор Филиппович Бузик был призван в действующую армию и направлен в Петроград на обучение в Николаевское военно-инженерное училище. После окончания учебы, получив младший офицерский чин, а затем чин подпоручика, он до апреля 1918 года командовал саперной ротой.

Мы не знаем, было это вынужденным шагом или его сознательным выбором, но с конца 1918 года он участвовал в Гражданской войне на стороне красных – воевал против частей Врангеля и отрядов батьки Махно.

После окончания Гражданской войны Федор Бузик командовал саперной ротой 14-й стрелковой дивизии в Шуе. В 1926 году его переводят в Москву на должность младшего инспектора инженерных войск Московского военного округа. В этом управлении Федор Филиппович служил до 1936 года, когда был по состоянию здоровья — он страдал туберкулезом — переведен на военную пенсию. После этого он становится преподавателем Автодорожного института Наркомата внутренних дел.

Роковым в судьбе Федора Бузика, как и многих его соплеменников, стал вышедший 25 июля 1937 года оперативный приказ НКВД № 00439, который предписывал «вновь выявляемых в процессе следствия германских агентов-шпионов, диверсантов и террористов, как из числа советских граждан, так и подданных других государств, немедленно арестовывать, независимо от места их работы». Этим приказом была начата одна из многих национальных операций НКВД, унесших жизни сотен тысяч людей, повинных только в том, что они – граждане СССР – были этническими немцами, поляками, латышами, эстонцами или представителями других национальностей.

Понятно, что исполнителям этого варварского приказа было куда проще, чем «выявлять в процессе следствия» шпионов и диверсантов, просто проводить повальные аресты жертв этих национальных операций, а затем выбивать из них нужные показания и фальсифицировать доказательства их шпионской и террористической деятельности.

В эту бесчеловечную и абсурдную мясорубку попал и Федор Филиппович Бузик. 14 февраля 1938 года он был арестован, 17 мая того же года на основании нелепых сфабрикованных доказательств приговорен к смертной казни и 28 мая расстрелян. Ему было 43 года.

В 1956 году его жена Александра Ивановна, которой после ареста мужа в Матросской тишине сообщили, что он «выслан в дальние лагеря на 10 лет», подала прошение о пересмотре его дела. В материалах проверки дела, проведенной в том же году, очень подробно раскрыт нехитрый механизм фальсификации всех без исключения доказательств вины Бузика. При этом проводившие проверку чины КГБ СССР, рассматривая обстоятельства дела, называют признательные показания Федора Филипповича «неправдоподобными» и даже с некоторым как будто удивлением сообщают, что в 1938 году вместо изучения причины его вымышленных показаний он по решению Комиссии НКВД СССР и Прокурора СССР – так называемой двойки – был расстрелян.

В том же 1956 году Федор Филиппович Бузик был реабилитирован. Его жена, судя по ее адресу в следственном деле, репрессий, к счастью, избежала и продолжала жить одна в их с мужем квартире – детей у супругов не было.

Остается только добавить, что земляки Федора Филипповича – немцы из колонии Куккус числом более трех тысяч человек – были летом 1941 года депортированы в отдаленные районы Сибири и Казахстана.

 Документы следственного дела

Фото: Мария Олендская

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.