Москва, Тишинская площадь, 8

| 19.06.2016
Угловой девятиэтажный дом № 8 на Тишинской площади был одним из первых кооперативных домов Москвы, строился, как и соседний дом № 6, в 1928-1932 годах за счет средств пайщиков Первого рабочего жилищно-строительного кооперативного товарищества «Военный строитель». Характерная архитектурная особенность дома в том, что угол, выходящий на Тишинскую площадь и Большую Грузинскую, скруглен, и на этом скругленном углу на уровне второго и третьего этажа расположены эркеры.

В декабре 2014 года в доме по соседству, №6, «Последний адрес» установил одни из первых табличек: двум бригадным комиссарам – Михаилу Павловичу Захарову и Исидору Григорьевичу Шубину, расстрелянным в один день, 26 сентября 1937 года.

Согласно базе «Мемориала», в доме № 8 было репрессировано 13 человек. Сегодня мы устанавливаем памятные знаки двоим из них.
Текст о Феликсе Казимировиче Вионцеке, который мы приводим ниже, написал для нас его праправнук, подавший заявку на установку мемориальной таблички.

Феликс Казимирович Вионцек родился в 1873 году в маленькой деревушке в гористой части Польши на границе с Чехией. Он был пятым ребенком в семье. Когда ему было около десяти лет, его родители погибли, провалившись зимой на санях под лед реки. Распродав вместе с братьями все доставшееся в наследство имущество, Феликс ушел пешком в Варшаву. В Варшаве Феликс устроился учеником-слесарем к фабриканту Држевецкому-Езгофальскому. Его фирма специализировалась на проводке в жилых домах центрального отопления, которое в те времена только начинало распространяться в некоторых частях Российской Империи.



На фото слева: Феликс, Хелина и Юзефа Вионцеки.
На фото вверху:
Верхний ряд, слева направо: сыновья Феликса Казимировича
Феликс,Казимеж и Юзеф. Нижний ряд, слева направо: жена Феликса
Феликсовича Мария, Феликс Казимирович,Хелина, Юзефа Павловна и жена
Юзефа Феликсовича Нина Леонидовна. Предположительно, фото было сделано
в 1929 году.


Заказов было много, и фирма процветала, а Феликс вскоре стал лучшим слесарем-монтажником. Он женился, и вскоре у них с женой Юзефой появились дети: Юзеф (родился в 1900-м), Казимеж (1904), Франц (1906) и Феликс (1908). В 1911 году фирма получила заказ на проведение работ в Севастополе, куда и командировала Феликса Казимировича во главе группы других работников. Туда он отправился вместе со всей семьей. В 1916 году, уже в Севастополе, родилась дочь Хелина.
После Октябрьской революции и Гражданской войны фирма «Држевецкий-Езгофальский» пришла в упадок и закрылась. Большая часть работников вернулась в Польшу, а Феликс Казимирович вместе с семьей решил остаться. За неимением лучших вариантов глава семьи пошел работать слесарем на севастопольскую почту. В 1920 году в городе начались перебои с продовольствием, семья перебралась в пригород (в Качу) и завела собственное хозяйство. Дела налаживались, хозяйство крепло, дети подрастали и женились. Феликс с сыновьями подрабатывали в мастерских при находившейся поблизости авиашколе.

Феликс Казимирович Вионцек
Фото из следственного дела
Старший сын Феликса, Юзеф, в 1928 году поступил учиться в Военно-Воздушную академию в Москве, куда переехал вместе с молодой женой. В 1931 году вся семья решает последовать за ним. В Москве Феликс Казимирович устроился на работу слесарем на заводе «Калибр». На первых порах они жили все вместе в доме друзей на Чистых прудах.
В 1932 году сын Франц женился и получил квартиру на Тишинской площади, дом № 8, куда забрал с собой жить отца, мать и сестру Хелину. Остальные сыновья с семьями разъехались жить по своим квартирам.
Именно в квартире №77 на Тишинской площади 29 января 1938 года Феликс Казимирович Вионцек был арестован по ложному обвинению. На тот момент ему было 65 лет. Менее чем через месяц, 19 февраля 1938 года, решением комиссии НКВД и Прокуратуры СССР он был признан виновным в совершении диверсионных актов. Была назначена высшая мера наказания – расстрел, приговор был приведен в исполнение 28 февраля. Захоронен на Бутовском полигоне, вместе с сотнями других невинных жертв сталинских репрессий.
В июле 1958 усилиями его детей Феликс Казимирович Вионцек был официально реабилитирован.

Раиса Соломоновна Беннет (девичья фамилия Эпштейн) родилась в Петрозаводске в 1899 году. Отец Соломон Борисович Эпштейн работал наборщиком в типографии, мать была домохозяйкой. У Раисы было два старших брата-близнеца – Юлий и Яков. Мать очень рано умерла, и отец отослал детей к бабушке с материнской стороны в Слуцк (Белоруссия), а сам в 1907 году уехал в Америку.

До 1913 года Раиса и братья жили у бабушки в Слуцке, там же учились, Раиса – в Слуцкой женской гимназии Струковского. В августе 1913 года братья уехали к отцу в Америку, а в ноябре туда перебралась и 14-летняя Раиса.

Раиса Беннет в день окончания колледжа
Поскольку Соломон Борисович принял американское подданство, его несовершеннолетние дети автоматически стали подданными США. Отец работал корректором в газете, оба сына также стали наборщиками. Раиса работала сначала курьером в издательской фирме, потом продавщицей конфет, продавщицей книг и одновременно училась: сначала в High School, затем в Hunter College. В 1917 году она поступила на педагогический факультет университета, который окончила в 1921 году. После окончания университета Раиса работала преподавательницей английского языка для иностранцев.
В 1919 году 20-летняя Раиса вышла замуж за своего друга юности Юлия Беннета, который жил в Америке с 1915 года, работал наборщиком и учился в вечернем университете.
В 1922 году она вступила в Рабочую партию Америки (компартия США, Workers Party of America), стала ее активным членом. Юлий Беннет состоял в партии с 1921 года.
В 1923 году Раиса ездила в СССР повидаться с бабушкой и 7 месяцев жила в Москве. У мужа не было средств на поездку, поэтому она в апреле 1924 года вернулась в Америку. С 1925 года работала в русском органе компартии "Новый мир", затем секретарем уполномоченного Совкино в Амторге (в Нью Йорке), корреспондентом.
В 1927 году чета Беннетов решила вернуться в Россию и переехала в СССР с переводом в ВКП(б). Юлий Беннет стал научным работником в Институте техники управления при Наркомате Рабоче-крестьянской инспекции (НК РКИ), а Раиса с октября 1927 года работала преподавателем английского языка на Восточном факультете Военной академии им. Фрунзе. 23 декабря 1927 года она подала заявление с просьбой о получении советского гражданства с формулировкой: "…не желаю жить в СССР чужестранкой и желаю быть гражданкой моей пролетарской родины…".
В Военной академии Раиса познакомилась с ее слушателем Иосифом Ефимовичем Овадисом. Вскоре брак с Юлием Беннетом распался, и Раиса вышла замуж за Овадиса.
Начались партийные задания: работа на Разведуправление РККА. Летом и осенью 1929 года Раиса Беннет была шифровальщицей в группе Рихарда Зорге в Шанхае (Китай). Там ее знали (даже свои, члены группы) как "американку Рей Беннет" (свидетельство сменившей ее шифровальщицы Н. Улановской), "члена Компартии США Рет Беннет" (свидетельство радиста Макса Клаузена), "мисс Рей Беннет" (в других источниках). После возвращения в СССР она работала в центральном аппарате Разведуправления.
В декабре 1930 года у Раисы Соломоновны родилась дочь Джой. Весной 1931 года она с ребенком ездила к мужу в Афганистан, где он работал корреспондентом ТАСС, а в 1933 году была командирована в Америку. По рассказам ее родственницы, начальство решило, что будет лучше, если она поедет с дочерью: женщина с ребенком вызовет меньше подозрений. Раиса спросила, что будет с ребенком, если ее там арестуют. «Ребенок не котенок, – ответили ей. – Вытащим».
Это был последний раз, когда Раиса виделась с родными. Отца она в живых не застала: он скончался в больнице в Лос-Анжелесе в день, когда Раиса туда приехала. Как вспоминала позже ее племянница Аннет Думбах, Раиса пришла в больницу, чтобы повидаться с отцом, но был уже поздний вечер, и ее попросили прийти на следующий день утром. В эту ночь Соломона Борисовича не стало.
В Нью-Йорке Раиса с дочерью жила отдельно, но часто приходила в гости к братьям. Родные понимали, что она не обо всем может говорить. «Никто не задавал ей вопросов о России или о том, что она делала в Китае. Никто не спросил ее о новом муже, даже, какая фамилия у ее новой семьи или какой у нее адрес в России. Она исчезла также неожиданно, как и появилась. Никаких сообщений, никаких объяснений. Она исчезла и больше никогда не появилась…», – вспоминает Аннет.

Раиса Соломоновна Беннет была арестована вскоре после возвращения в Москву, 10 апреля 1935 по так называемому "кремлевскому делу". Арест провели сотрудники Главного управления государственной безопасности НКВД СССР. К тому моменту она работала старшим руководителем по иностранным языкам Разведывательного управления РККА.
По мнению историков, «кремлевское дело» стало прямым продолжением сталинской политики репрессий после убийства С.М. Кирова. Сотрудники НКВД весной 1935 года «разоблачили» якобы существовавший в Кремле заговор ряда служащих Кремля, работников кремлевской комендатуры и военных, входивших в разветвленную нелегальную антисоветскую организацию и готовивших покушение на Сталина.


Раиса Соломоновна Беннет

Раиса Беннет и Джой

Через три месяца – 14 июля 1935 года – Раису Соломоновну Беннет приговорили «за контрреволюционную деятельность» к пяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере и сослали на Соловки. Всего по «кремлевскому делу» было осуждено и приговорено к разным срокам 110 человек (двое – к расстрелу).
Раиса Соломоновна провела два года в 8-м Соловецком отделении Беломоро-Балтийского ИТЛ НКВД. Но осенью 1937 года ее перевели обратно в Москву. 9 октября 1937 года был новый суд и новый приговор – расстрел, по обвинению в контрреволюционной антисоветской деятельности (ст. 58-8 и 58-11). Приговор был приведен в исполнение в тот же день.
Дочери Джой было всего четыре года, когда мать арестовали. Девочку от детского дома спасла няня Елена Семеновна. У Джой от матери осталось несколько фотографий и письмо, которое Раиса Соломоновна написала дочери из Соловков:
«Моя Джойюня, любимочка моя!
Я получила твое хорошее письмо и, знаешь, я подсолнух сразу узнала и сразу поняла, что девочка делает гимнастику, как мы с тобой делали по утрам. Помнишь, как мы клали подушечки на пол и делали велосипед?
Здесь у двух коров родились маленькие телята – один бычок весь беленький с черным пятном на мордочке как только родился, сразу захотел стать на ноги, и мы должны были втроем его держать, пока его купали.
Потом здесь есть черная лисичка, которая сидит на хвосте перед самым кооперативом, совсем людей не боится и просит хлеба у всех, кто выходит из магазина. Это серебристо-черная лиса с белым кончиком на хвосте; такой мы с тобой в зоопарке не видели. Ты сейчас ходишь в зоопарк с папой Юзей?
Анюта пишет, что ты хорошая девочка. Ты должна сама одеваться и все свои игрушки аккуратно убирать и слушаться Елены Семеновны и папы Юзи.
Джойюня моя, мама тебя крепко-крепко любит и всегда думает о тебе и очень-очень по тебе скучает. Если ты будешь хорошей девочкой и хорошо учиться в детском саду, то я приеду к тебе, когда ты пойдешь в школу. Ты уже тогда будешь большая. Но ты меня не забывай и знай, что я тебя всегда люблю и очень хочу быть с тобой.
Ты дай тете Анюте свою карточку, выбери хорошую с ямочками, и она мне ее пришлет. А ты сама рисуй мне картинки и диктуй мне письма, и мне будет веселее. Научись писать и пиши мне сама письма. Поцелуй за меня Елену Семеновну и Лидочку.
Крепко-крепко целую твои глазки и ямочки. Ты моя любимочка.
Твоя мама».
Раиса Соломоновна Беннет была реабилитирована по обоим делам в 1957 году по обращению дочери о пересмотре дела. В свидетельстве о смерти за № 257 от 1 ноября 1957 года содержатся ложные сведения: умерла 12 марта 1943 года, причина смерти – "крупозное воспаление легких", место смерти – прочерк. Об истинной судьбе матери Джой узнала много позже.
Первый муж Раисы Соломоновны, Юлий Беннет, также был репрессирован. Его расстреляли две недели спустя после Раисы – 21 октября 1937 года. Второй муж, отец Джой Иосиф Ефимович Овадис чудом избежал участи жены. Во время ее ареста он работал в Китае, а с 1935 по 1948 годы был заведующим редакцией радио-телеграфной информации для заграницы ТАСС при Совете Министров СССР, затем работал в издательстве «Иностранная литература». Он скончался в Москве в 1959 году.

19 июня 2016 года «Последний адрес» прикрепил на дом на Тишинской площади памятные таблички.

Фото: Александр Степанов

***
База данных «Мемориала» содержит сведения еще об одиннадцати репрессированных, проживавших в этом доме. Если кто-то из наших читателей хотел бы стать инициатором установки мемориального знака кому-либо из них, необходимо прислать в «Последний адрес» соответствующую заявку.
Подробные пояснения к процедуре подачи заявки и ответы на часто задаваемые вопросы опубликованы на нашем сайте.

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.