Томск, улица Загорная, 66

| 16.10.2016
Дом № 66 по Загорной улице – небольшой, теперь уже почти аварийный дом в старом районе Томска с историческим названием «Болото». В этом районе до революции селились ремесленники. На улице Загорной жили несколько гармонных мастеров. Поэтому, рассказывают краеведы, здесь часто можно было слышать звуки настраиваемых гармоней и доносящиеся из окон и дворов наигрыши.
30-летний Александр Голицын, которому приходилось скрывать свое княжеское происхождение и даже фамилию, снял квартиру в доме № 66 в январе 1937 года. После трех лет лагерей он приехал в сибирский город, где уже поселились его 26-летняя сестра Ольга с мужем, Петром Урусовым, и дочкой. В скором времени все трое попали под жернова сталинских репрессий.

Александр Владимирович Голицын родился в 1908 году в родовом имении Сергиевское-Голицыно под городом Ливны Орловской губернии в дворянской семье. Его отец, князь Владимир Владимирович Голицын в 1907 году женился на 16-летней дочери безземельного крестьянина Татьяне Семеновне Говоровой. Александр был их первенцем. Мать Владимира Владимировича, княгиня Софья Николаевна, обратилась к Николаю II с просьбой признать брак и присвоить Говоровой дворянское и княжеское достоинство. До Октябрьской революции Владимир Владимирович служил в Ливенском уездном земстве Орловской губернии, с 1912 по 1918 годы был председателем Ливенской уездной земской управы.

В 1922 году семья Голицыных переехала в Москву, где поселилась в полуподвальном помещении в Хлебном переулке. Александр окончил школу в Москве, с детства проявлял талант к актерству.
Вот что вспоминал позже двоюродный брат Александра Владимировича, Сергей Михайлович Голицын в книге «Записки уцелевшего»: «Сын дяди Владимира Владимировича Голицына Саша был старше меня на полтора года. Красивый, самоуверенный, смелый, среди нас, детей, он сразу занял первое место. На Воздвиженке вздумали ставить детские спектакли—сцены из «Ревизора», «Горе от ума», «Бориса Годунова». Саша, обладавший несомненным талантом актера, играл Хлестакова, Чацкого, Самозванца в сцене у фонтана. Я играл Городничего и Скалозуба, Марийка Шереметева — Марью Антоновну, Софью и Марину Мнишек. Режиссерами были наша Соня и ухаживавший тогда за ней князь Владимир Николаевич Долгоруков».

В 1924 году во время операции от передозировки наркоза умерла мать Александра. Ей было всего 33 года. Владимир Владимирович остался вдовцом с тремя детьми на руках.
В 1929 году Александр Голицын был лишен избирательных прав, позже, правда, был в них восстановлен. Одно время он работал в Осоавиахиме. «Отца постоянно вычищали из разных учреждений, – пишет сын Голицына, Владимир Александрович, подавший заявку на установку трех мемориальных табличек своим родственникам. – Наконец Александр Владимирович устроился работать агентом в Бауманский трест питания Сельхозсектора (Нарпит), мечтал об актерской деятельности и поступил учиться в театральную школу. Постоянно исчезали родственники, но все же через некоторое время они появлялись дома. Несмотря на постоянную тревожную напряженность в семьях, молодежь жила своей жизнью – встречались, женились, веселились – словом, жили».
В первый раз Александра Владимировича арестовали в Москве 2 ноября 1933 года по обвинению в террористических намерениях. Вместе с ним арестовали и мужа его младшей сестры Ольги, Петра Петровича Урусова, и саму Ольгу. За неделю до этого были арестованы два двоюродных брата – Алексей Львович Бобринский (25 октября) и Владимир Михайлович Голицын (28 октября). Все они обвинялись в «намерении совершить покушение на т. Сталина».
Через два месяца Ольгу отпустили. Александр Голицын, Владимир Голицын и Петр Урусов были осуждены на три года исправительно-трудовых лагерей, Алексей Бобринский – на пять лет. Согласно обвинительному заключению, он хранил нелегально боевое оружие и «намеревался организовать контрреволюционную террористическую группу с целью совершения покушения на т. Сталина». Трое его родственников якобы «поддерживали» его в этих намерениях, «вели разговоры на контрреволюционные террористические темы и высказывали мысли о целесообразности покушений на вождей» и «не донесли о достоверно известном, готовящемся или совершенном контрреволюционном преступлении».
В начале 1936 года Александр Владимирович был расконвоирован и мог свободно выходить из лагеря в город. Так он познакомился с молодой учительницей Дарьей Яковлевной Кротовой, по ходатайству которой он смог устроиться в местный клуб руководителем драмкружка. 25 августа 1936 года Голицын освободился из лагеря и остался жить в городе, поселившись в маленькой квартирке Дарьи Кротовой при школе. В школе молодую учительницу начали травить, и вскоре ей пришлось уехать в село Берикуль, где ее никто не знал. «Провожая жену, Александр Владимирович сказал, что сам с ней ехать не может для ее же и будущего их ребенка спокойствия, а попробует через некоторое время уехать в Томск, – рассказывает Владимир Александрович. – Его последние слова при расставании были: “Никому и никогда не говори обо мне. Меня не ищи, я сам тебя найду, если будет возможно. Если родится сын – назови Владимиром, а если дочь, то Ириной, это наши родовые имена. Помни всегда и везде то, что я тебе говорил. В случае необходимости, ты адрес знаешь (Московский. Мне мама его первый раз назвала в 1949 году). Но прошу тебя, это в случае крайней необходимости”.

актер Алвегов в одной из ролей
Александр Владимирович перебрался в Томск, куда переехала жить его младшая сестра Ольга с мужем Петром Урусовым после его освобождения из ссылки. Перед приездом в Томск Голицын на несколько дней съездил в Москву, чтобы повидаться с отцом.
В Томске Александр Владимирович снял квартиру недалеко от дома, где жила его сестра, и устроился актером в Томский городской театр, играл под сценической фамилией "Алвегов" (сокращение от «Александр Владимирович Голицын»)
Александра Владимировича арестовали в ночь на 31 января 1938 года. Вместе с ним арестовали и его сестру Ольгу, которая перебралась к нему жить после ареста мужа, Петра Петровича Урусова, в декабре 1937 года. Судьбу Петра решили быстро – через четыре дня, 28 декабря, Урусова расстреляли. Но Александр и Ольга вряд ли об этом узнали.
Александр Владимирович провел в тюрьме чуть больше – три недели. Хотя следствие было закончено через четыре дня – 4 февраля 1938 года, приговор был вынесен 21 февраля.
Согласно обвинительному заключению, Голицын был «участником кадетско-монархической повстанческой организации, которая готовилась к вооруженному восстанию против Советской власти. Вел активную контрреволюционную деятельность против советской власти, вел контрреволюционную пораженческую агитацию в пользу Японии и Германии, предсказывая неизбежную гибель советской власти, вел контрреволюционную клеветническую агитацию против руководителей партии и правительства и высказывал против них террористические намерения». Все эти преступления, предусмотренные ст.58-2-10-11 УК РСФСР, карались смертным приговором.
Но приговор был приведен в исполнение лишь через четыре с половиной месяца после его оглашения – 11 июля 1938 года. Голицыну был 30 лет.

Та же судьба постигла и сестру Александра Владимировича, Ольгу Владимировну Урусову-Голицыну.

Ольга была третьим ребенком в семье Голицыных. Она родилась в 1912 году в родовом селе Голицыно Орловской губернии. В 1929 года вышла замуж за князя Петра Петровича Урусова, в августе 1931-го у них родилась дочь Ирина.
В 1933 году ее арестовали вместе с мужем и братом по обвинению в террористических намерениях, но через два месяца из-под стражи освободили. В 1934 году с маленькой дочерью Ольга выехала в г. Петропавловск Казахской ССР, где ее муж Петр Петрович Урусов отбывал ссылку. Ольга практически все время проводила с дочерью Ириной, которая серьезно болела. Девочка скончалась в декабре 1935 года.
В ноябре 1936 года Урусовы переехали в Томск. Петр Петрович устроился работать инженером-теплотехником в строительный трест.
Мужа Ольга Владимировна пережила на два месяца. Ее арестовали вместе со старшим братом 31 января 1938 года. Следствие длилось семь дней, приговор был вынесен в тот же день, что и брату – 21 февраля 1938 года. Обвинение то же: «участница кадетско-монархической повстанческой организации, которая готовилась к вооруженному восстанию против Советской власти. Вела активную контрреволюционную деятельность против советской власти. Распространяла контрреволюционную клевету против руководителей партии и советского правительства и вела против них террористическую агитацию. Вела контрреволюционную пораженческую агитацию и распространяла контрреволюционные идеи монархизма».
Расстреляли Ольгу 5 марта. Ей было всего 25 лет.

По делу № 12301 о так называемой кадетско-монархической повстанческой организации «Союз спасения России», по которому проходили Александр Владимирович Голицын, Ольга Владимировна Урусова-Голицына и Петр Петрович Урусов, было арестовано 1035 человек, из них 928 человек было расстреляно, 71 человек получили по 10 лет, 17 человек – по 8 лет, 13 человек – по 5 лет, 1 человек – 3 года, 2 человека умерло на следствии и 3 человека – освобождены.
Александр Владимирович Голицын и Ольга Владимировна Голицына были реабилитированы в 1956 году.

Фотографии с церемонии размещения табличек «Последнего адреса» смотрите здесь и здесь.

Фото: Ася Шулбаева


Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.