Москва, 2-й Троицкий пер., 6А, стр. 3

| 30.04.2017
Шестиэтажный дом-подкова был построен предположительно в 1929-1930 годах в стиле конструктивизма. В этом доме жили известные деятели международного коммунистического движения Итта Хорович (псевдоним Лидия Волынская), и Ян Любинецкий (псевдоним Игнатий Рыльский). Их сын Ольгерд Волынский оставил нам свои детские воспоминания об этом здании: «По советской шкале 30-х годов он был более чем престижный. Перед домом стоял часовой. Здесь жила коммунистическая элита. Но квартира при этом была коммунальная… В нашей же квартире три комнаты принадлежали нам, а маленькая комната в конце коридора в прошлом, вероятно, комната для прислуги, служила жилищем для молодой женщины, Лидии Михайловны Ступаченко, и ее мужа, который был комсомольским деятелем. После ареста моих родителей и мужа Лидии Михайловны ее выселили, а целую квартиру занял полковник НКВД… Наш дом был большой, в форме подковы».
Кроме Рыльских, согласно базам «Мемориала», еще девять жильцов этого дома подверглись политическим репрессиям.

Игнатий (Ян) Антонович Рыльский-Любенецкий родился в 1893 году в деревне Маленец Радомской губернии (Польша) в семье зажиточного крестьянина. В 1917 году он вступил в Компартию Польши, был членом ЦК Компартии Польши. В 1923 году он был арестован и два года провел в тюрьме. Выйдя из тюрьмы, он уехал в Москву.

В 1928-1929 годах Ян Любенецкий учился на Ленинских курсах в Москве, затем работал в Исполкоме Коминтерна (ИККИ). Он был первым заместителем заведующего Отделом международных связей (ОМС) ИККИ Александра Лазаровича Абрамова-Мирова. В годы работы в ИККИ он взял себе псевдоним Игнатий Рыльский, затем ставший частью его имени и фамилии.
Как много позже вспоминала Айно Куусинен, жена тогдашнего секретаря ИККИ Отто Куусинена, “наиболее секретным был отдел международных связей, ОМС — мозговой центр, святая святых Коминтерна. Сеть уполномоченных ОМС охватывала весь мир. Через этих агентов руководителям компартий отдавались приказы Коминтерна. Кроме того, уполномоченные передавали партиям средства, выделенные Коминтерном на партийную деятельность и пропаганду… Отделу подчинялись все тайные торговые предприятия, депутации и секретные службы информации; отдел также занимался редактированием, шифровкой и расшифровкой донесений и пропагандой. Кроме того, ОМС был связующим звеном между Коминтерном и разведслужбой Генерального штаба, а также между Коминтерном и тайной полицией”.
В 1929 году Рыльский-Любенецкий был направлен в Шанхай (Китай), где возглавил Дальневосточное бюро Коминтерна (работал под псевдонимами «Остен» и «Пауль»). В начале февраля 1930 года его временно отозвали в Москву, а в августе он вернулся в Шанхай с женой, Лидией Григорьевной Волынской-Рыльской, которая работала техническим секретарем Дальневосточного бюро (псевдоним «Роза»).
В 1934 году Рыльские вернулись в Москву. Ян Антонович работал в ИККИ, Лидия Григорьевна – в Главлите.
4 мая, после спецсообщения тогдашнего наркома внутренних дел Николая Ежова Сталину о “троцкистской и шпионской деятельности” заведующего ОМС Бориса Мельникова последний был арестован. На спецсообщение Сталин наложил резолюцию: “Мельникова и „окружение“ надо арестовать”. Именно с этого ареста и начались массовые репрессии в руководстве Коминтерна. 20 мая 1937 года был арестован бывший начальник Рыльского-Любенецкого Абрамов-Миров.
За Яном Антоновичем пришли 20 июля 1937 года. К этому времени было арестовано уже более 20 человек в аппарате ИККИ. Всего, по разным данным, только в 1937 году было репрессировано не менее 87 работников Коминтерна.
Через три месяца после ареста, 26 октября 1937 года, Рыльский-Любенецкий был приговорен к высшей мере наказания по обвинению в “участии в антисоветской террористической организации”. Приговор был приведен в исполнение в день оглашения.

Абрамов-Миров пережил своего бывшего подчиненного на месяц. Он был расстрелян 26 ноября 1937 года по обвинению в “руководстве троцкистской террористической организацией в системе Коминтерна и в том, что он является резидентом немецкой разведки”. Мельников был расстрелян 28 июля 1938 года (в декабре 2014 года мы установили мемориальную табличку с именем Мельникова на доме № 2/6 в Хоромном тупике).

Лидия Григорьевна Волынская-Рыльская родилась в 1901 году в городе Пётрков Трибунальский (Петроков) Петроковской губернии (Польша). Звали ее тогда Итта Раизла Хорович.

Ее мама Сара Злата Роттенберг происходила из многочисленной семьи, которая в первой половине XIV века, после очередных погромов, покинула город Роттенбург в Баварии и осела в деревне Скрыхичин у реки Буг. Роттенберги считались потомками известного и прославленного ученого рабби Меира бен Баруха из Роттенбурга, духовного лидера немецкого еврейства. Отец Итты был владельцем торговой фирмы, занимавшейся экспортом-импортом, мать — дочерью богатого помещика. Она умерла, когда девочке было всего два года. Итта воспитывалась у родных в их имении в Скрыхичине.
В возрасте 12 лет она поступила в женскую гимназию, по окончании которой поехала в Варшаву учиться на Высших женских курсах. Курсы окончила в возрасте 18 лет. В это время она порвала с отцом и фактически стала жить самостоятельным трудом, зарабатывая уроками, переводами и т.д.
В 1919 году Итта поступила на философский факультет Познаньского университета и там же впервые столкнулась с коммунистической студенческой молодежью. В конце 1921 года она переехала в Вену, где поступила на философский факультет Венского университета. В 1922 году Итта вступила в Компартию Австрии. Жила, зарабатывая уроками, переводами для польской коммунистической газеты, издававшейся в Детройте, выполняла некоторые поручения нелегальных структур в Вене, а затем в 1925 году работала в советском представительстве в Вене.
В конце 1925 года Итта Хорович переехала в СССР, где сначала работала в Профинтерне (Красный интернациональный профсоюзов), а затем, до августа 1930 года — в Иностранном отделе ОГПУ. «Моя мама принадлежала к той группе, в которой вербовщики советской разведки искали агентов из перспективной молодежи левых убеждений — молодых людей, которые соглашались сотрудничать и искали место в государственном аппарате, и в спецслужбах» — написал нам сын Рыльских Михаил.

Лидия Григорьевна Волынская-Рыльская
с дочерью Ивоной
В советской России Итта «обрела» другое имя: Лидия Григорьевна Волынская, а выйдя замуж за Яна Рыльского-Любенецкого, и вторую часть фамилии – Рыльская.
С 1930 по 1934 год Лидия Григорьевна работала в аппарате исполкома Коминтерна (ИККИ), в том числе недолго — техническим секретарем Дальневосточного бюро ИККИ в Шанхае, куда выехала вместе с мужем.
По возвращении из Китая она работала начальником сектора в редакции Главлита.
После ареста мужа Лидия Григорьевна в августе 1937 года была исключена из рядов ВКП(б), и ей пришлось уйти из Главлита. Она устроилась работать учителем немецкого языка в школе при фабрике "Мосбель" № 6.
20 сентября, два месяца спустя после ареста мужа, за ней тоже пришли энкавэдэшники. Лидию Григорьевну обвинили в том, что она являлась агентом польской разведки и входила в состав террористической группы, возглавляемой «террористом» Вальтером. Зигфрид Вальтер (Артур Хавкин) был резидентом ОМС в Париже, дружил с Георгием Пятаковым, расстрелянным по делу "Параллельного антисоветского троцкистского центра" ( т.н. Второй московский процесс, или “процесс 17-ти”) в январе 1937 года. Самого Вальтера арестовали в ночь с 10 на 11 декабря 1936 года, а сутки спустя после расстрела Пятакова он скончался в тюрьме, согласно справке НКВД, “от гнойного воспаления почек, паралича сердца и удушья”.
Через два месяца после ареста, 15 ноября 1937 года, Волынскую-Рыльскую приговорили к расстрелу по обвинению в “связях с членами шпионской организации — ПОВ и шпионаже в пользу иностранного государства по линии Коминтерна” (статьи 58-I (а), 58-8 и 58-II УК РСФСР). «Польская организация войскова» (ПОВ) была создана в 1914 году Юзефом Пилсудским, в 1921 году была расформирована. Тем не менее, в годы Большого террора множество поляков были репрессированы по ложным обвинениям в принадлежности в ПОВ.
Приговор был приведен в исполнение в день оглашения – 15 ноября 1937 года.
«Мой старший брат Олесик так описывает эти дни, — написал нам сын Рыльских Михаил, которому в 1937 году было всего два года. — "Мама была очень печальна, сидела за столом, вышивала наши инициалы на белье и ждала, когда ее заберут. Пришли в 10 или 11 часов вечера. На следующий день меня с сестрой Ивонкой вывезли в Даниловский переулок в Центральный распределитель. Брата взяли отдельно в ясли. Все годы детства я провел в толпе детей, сопровождаемых несколькими взрослыми. Не помню, чтобы я обращался к кому-то со словами "мама" или "папа"».

Сам Михаил узнал о том, что у него есть сестра, лишь в 1943 году. «В 1953 году я узнал о брате Олесе, получив от него письмо из ссылки (Ольгерд был арестован и сослан в 1943 году, в возрасте 14 лет. Как много позже он сам рассказывал польской журналистке Еве Берберыуш, его арестовали за то, что он писал листовки „Долой Сталина! Да здравствует Ворошилов!” “Мне казалось, что у Ворошилова такое доброе лицо. А Сталина я ненавидел – он отнял у меня родителей... Писал я их на листках, вырванных из школьных тетрадей. Ночью через окно вылезал в город и прилеплял их хлебом — клея у меня не было — на заборы, на ворота. Заборы в Ульяновске были деревянные. Очень хорошо помню свое наивысшее достижение, свой подвиг: несколько листовок я прилепил на воротах НКВД”. – ред.) Встретились мы все вместе в Москве, когда мне было 19 лет, брату 25 лет, сестре 28 лет (это было в 1954 году. – ред.). Примерно тогда мы узнали, что наши родители были расстреляны. Вот тогда я решил узнать что-то o своих родителях. В копии моего свидетельства о рождении было написано: Волынский Михаил Игнатьевич, национальность русский, родился 4 апреля 1935 года, отец: Рыльский Игнатий Антонович, национальность русский, мать: Волынская Лидия Григорьевна, национальность русская. В свидетельстве о рождении моего брата Олеся от 29 октября 1929 года было написано: Волынский Ольгерд Янович, национальность польская, мать: Волынская Лидия Григорьевна, национальность еврейка, отец: Любенецкий Ян Антонович, национальность польская. Возможно, родители уже за два года предвидели свою судьбу и сменили мою национальность, заботясь о моем будущем».

Ян Антонович Рыльский-Любенецкий был полностью реабилитирован в 1955 году, его жена Лидия Григорьевна Волынская-Рыльская – в 1956 году. 30 апреля 2017 года на доме во 2-м Троицком переулке появились таблички с их именами (фото, видео).


Фото: Мария Олендская

***
База данных «Мемориала» содержит сведения еще о девятерых репрессированных, проживавших в этом доме. Если кто-то из наших читателей хотел бы стать инициатором установки мемориального знака кому-либо из них, необходимо прислать в «Последний адрес» соответствующую заявку.
Подробные пояснения к процедуре подачи заявки и ответы на часто задаваемые вопросы опубликованы на нашем сайте.

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.