Москва, Страстной бульвар 6, с. 1

| 12.05.2017
Дом № 6, строение 1 по Страстному бульвару был построен в 1799 году и получил название «Дом Бенкендорфа» по фамилии статского советника, владевшего домом в начале XIX века. Особняк несколько раз перестраивался: в 1838, 1849 и 1930 годах. В этом доме жил баснописец Иван Крылов, некоторое время его занимал Английский клуб. Среди знаменитых жильцов можно упомянуть и Павла Карабанова, основателя русского народного театра.

Согласно базам «Мемориала», по крайней мере пятеро жильцов этого дома подверглись в 1930-х годах политическим репрессиям. В октябре 2016 года мы установили первую мемориальную табличку — с именем инженера-электрика Якова Самойловича Рабиновича, расстрелянного по обвинению в «участии в контрреволюционной террористической организации» в сентябре 1938 года. Сегодня мы повесили на доме второй памятный знак.

Иосиф Иосифович Кроуль (Josef Kroul) родился в 1889 году в Чехии, в деревне Писечна близ города Жамберк, в живописном местечке в предгорьях Орлицких гор. В Первую мировую войну Кроуль воевал в составе австро-венгерской армии, но в первый же год войны попал в плен. Так он оказался в России.

По словам чешского историка Мечислава Борака, многие годы занимавшегося изучением темы советских репрессий в Чехословакии и подавшего несколько заявок на установку мемориальных табличек репрессированным чехам, следственное дело Йозефа Кроуля слишком тонкое и скупое, так что о его жизни мы можем узнать лишь немногое. Йозеф после окончания войны остался жить в России, где женился, проживал в Москве, детей не было. В партию он не вступал. К моменту своего ареста он служил старшим бухгалтером 1-го Дома ВЦИК.
Йозеф Кроуль был арестован 8 марта 1938 года по подозрению в шпионаже. Как говорится в обвинительном заключении, он находился «в тесной связи как с иностранными специалистами, которые приезжают в СССР с целью шпионажа, так и с членами контрреволюционной националистической организации». Согласно выводам следствия, в 1935 году он был завербован для осуществления шпионской деятельности в пользу Германии агентом немецкой разведки Циммерманом, который работал экономистом в Народном комиссариате земледелия (Наркомземе) СССР. Кроуль якобы получил задание в нужный момент взорвать здание 1-го Дома ВЦИК, в котором он работал и в котором также располагались гостиничные номера для высшего руководства советских республик. Для этого, по данным следствия, Кроуль познакомился с обслуживающим персоналом гостиницы и ходил осматривать котельную.
Для обвинительного заключения этого было вполне достаточно. Всего через два месяца после ареста — 17 мая 1938 года — Кроуль был приговорен к высшей мере наказания по обвинению в «шпионаже и диверсионной деятельности», а 29 мая расстрелян.
В августе 1956 года его русская жена Мета (Мария) Теодоровна запрашивала в центральных органах КГБ сведения о его судьбе, в результате чего ЗАГС Свердловского района Москвы получил распоряжение немедленно зарегистрировать смерть Йозефа Кроуля. В фальшивой справке о смерти, выданной жене, значилось, что Кроуль якобы умер от атеросклероза 25 февраля 1945 года, отбывая наказание в исправительно-трудовом лагере. Позже жена Кроуля подала ходатайство о рассмотрении дела мужа. В ходе следствия было установлено, что мнимый резидент германской разведки Арнольд Циммерман признался в шпионаже в пользу Германии и 31 мая 1938 года был расстрелян, однако на допросах он не конкретизировал детали своего сотрудничества с Кроулем. Следователи предложили закрыть следствие по уголовному делу Циммермана из-за недостатка доказательств и точно так же поступить и с делом Йозефа Кроуля. Военный трибунал Прикарпатского военного округа 8 октября 1957 года отменил вынесенный Кроулю приговор и закрыл его уголовное дело, однако, не за недоказанностью, а за отсутствием состава преступления.
«Эта история имела любопытное продолжение. Несколько лет назад нам удалось выяснить, что в местечке Лукавец близ Жамберка живет внучка Кроуля Милада, — пишет Мечислав Борак. — Оказалось, что до того, как Йозеф Кроуль ушел на фронт, он был женат, и в июле 1914 года у него родился сын, отец Милады. Ее бабушке пришлось много трудиться, чтобы как-то прокормить ребенка, но она так никогда и не вышла замуж и ждала возвращения мужа более 60 лет. По словам внучки, она всегда говорила: «Если он когда-нибудь вернется, он всегда найдет здесь постель, она застелена…» Никто в семье не подозревал ни о том, что в России он нашел себе другую жену, ни о том, что там он, в конце концов, и погиб. Об этом не знали и в его родной деревне Писечна, что расположена неподалеку. Недавно эта деревня была включена в перечень самых красивых мест Европы, и ее жители тщательно заботятся и о своих памятниках. Среди них есть памятник жертвам Первой мировой войны, воздвигнутый еще в 1922 году. После недавней реконструкции среди имен шести пропавших без вести уроженцев деревни хорошо видно имя Йозефа Кроуля, а много лет назад там была и его фотография. Однако документы из московского архива подтверждают, что пропавших без вести уроженцев деревни Писечна там было лишь пять человек».

Церемония установки памятного знака «Последнего адреса» (фото)

Фото: Татьяна Сафронова

***
База данных «Мемориала» содержит сведения еще о троих репрессированных, проживавших в этом доме. Если кто-то из наших читателей хотел бы стать инициатором установки мемориального знака кому-либо из них, необходимо прислать в «Последний адрес» соответствующую заявку.
Подробные пояснения к процедуре подачи заявки и ответы на часто задаваемые вопросы опубликованы на нашем сайте.

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.