Санкт-Петербург, Петропавловская ул., 6

| 14.05.2017
Доходный дом А.М. Гончарова был построен в 1910-1911 годах. Своими и фасадами он выходит на Большой проспект П.С., 81 и Петропавловскую улицу, 6. Оба фасада выдержаны в стиле модерн. Дом возведен по проекту известного российского и советского архитектора Константина Исаевича Розенштейна (1878-1951) и военного инженера Александра Яковлевича Родионова (1870-1917).
В апреле на фасаде этого дома появились первые таблички «Последнего адреса» – с именами студента Роберта Александровича Радомысльского, расстрелянного в 1942 году за "контрреволюционную пропаганду", и Иосифа Исааковича Гуревича, расстрелянного в сентябре 1937 года за "вредительство". Сегодня мы установили здесь еще один памятный знак.

Алексей Иосифович Гузовский родился в 1903 году местечке Тихиничи Рогачевского района Гомельской области Белоруссии в многодетной семье: у Алексея были три брата и сестра. В 16 лет он уже был техническим работником Речицкого уездного комитета партии, откуда вместе с двумя товарищами был рекомендован комсомолом к службе на Балтийском флоте. Один из этой троицы, будущий вице-адмирал Георгий Холостяков, так вспоминает о начале их службы в конце 1921 года: “Нас привезли в Петроград. Провели строем по скупо освещенным улицам к мрачноватому кирпичному зданию за железными воротами. Ворота распахнулись и пропустили строй. Мы оказались в Крюковских казармах, во 2-м Балтийском флотском экипаже... Бурно радовались благоприятному заключению последней медицинской комиссии. Пройдя ее, тихий Яша Липов много дней не расставался с сияющей улыбкой, а долговязый Алеша Гузовский от восторга скакал козлом” (Холостяков Г.Н. Вечный огонь. – М.: Воениздат, 1976).

Во второй половине 1920-х Алексей Гузовский был направлен на учебу в Электроминную школу в Кронштадте. В 1928 году он поступил в Электромеханический институт (Политех), который окончил в 1932 году. Однокурсником Гузовского по ЛЭМИ был шахматист Михаил Ботвинник. С 1931 года, еще студентом, Алексей Гузовский начал работать на заводе “Электроаппарат”, в 1932 году стал инженером, а в 1935-м — начальником общезаводской лаборатории. Если верить протоколам допросов Алексея Иосифовича, в 1934 году он три месяца провел в Англии в загранкомандировке на заводе “Метрополитан Виккерс” (в 1933 году в Москве состоялся показательный судебный процесс над британскими и советскими сотрудниками "Метро-Виккерс").
В начале 1930-х годов Гузовский женился, в 1934 году у Алексея Иосифовича на Марии Андреевны родилась старшая дочь Галина, а в 1936 году — младшая дочь Ирина. В доме № 6 на Петропавловской улице, в большой коммунальной квартире № 23 семья занимала комнату с балконом.
27 августа 1937 года Алексей Гузовский был уволен с завода “Электроаппарат” без оформления расчета “за поставку недоброкачественной защитной аппаратуры на место испытания”. Тем же днем выписан ордер на его арест. Через неделю, 30 августа 1937 года Алексея Гузовского арестовали как “участника шпионской диверсионно-вредительской организации”. По воспоминаниям внучки, никто из семьи при аресте не присутствовал. В семейной истории сохранился рассказ о том, как жена его брата, возвращаясь из магазина, увидела на улице Алексея с незнакомыми людьми. Он сказал ей: “Прощай, Настя”.

с дочерью Галей
Согласно материалам дела, при аресте у Гузовского были изъяты паспорт, военный билет, комсомольский и партийный билеты, четыре записных книжки, брошюра Троцкого, три газеты на английском языке. Уже после ареста Гузовский был исключен из ВКП(б).
В групповом “шпионском” деле фигурировало четыре человека, трое из которых – Алексей Иосифович Гузовский, Петр Кузьмич Шилин и Сергей Васильевич Бессонов — были сотрудниками завода “Электроаппарат”. Все они обвинялись в том, что будучи завербованными агентом польской разведки, “изготавливали заведомо недоброкачественную продукцию, которая при эксплуатации являлась причиной аварий на э/станциях Ленэнерго, Мосэнерго, Уралэнерго, Свирьстрой”.
Алексей Гузовский свою вину на допросах не признал. Несмотря на это, 1 октября 1937 года “двойка” приговорила всех фигурантов дела к расстрелу, а 6 октября приговор был приведен в исполнение комендантом Ленинградского НКВД, “почетным работником ВЧК-ОГПУ”, старшим лейтенантом А.Р. Поликарповым. Место захоронения Алексея Гузовского неизвестно.
После ареста мужа Мария Андреевна была отправлена в Магадан, а трехлетняя Галина и годовалая Ирина попали в разные детские дома.
Вспоминает внучка Алексея Гузовского Татьяна Жмурина (дочь его старшей дочери Галины): “С Марией Андреевной история не очень приятная, из рассказов мамы. Она не приняла своих детей так тепло, как им бы хотелось, говоря, что их отец ей жизнь испортил. Мама жила у нее в Магадане какое-то время, когда они нашлись, но поисками занимался младший брат деда Александр, живший в комнате Гузовских после ареста брата. Жила она в Ленинграде в комнате в коммунальной квартире на улице проф. Попова. Я была там только один раз, очень скучала по бабушке, но она меня в гости не звала. Работала она на ленинградском телевидении, не знаю кем. Детдом мама помнит в Казахстане. Наверное, это было уже в эвакуации, до этого нет информации. Мама моя умерла в 2002 году, спросить не могу”.
В 1957 году Алексей Иосифович Гузовский был реабилитирован посмертно. На слушания по реабилитации были вызваны свидетели, давшие показания в 1937 году. Через 20 лет они отказались от своих слов: “Что касается моего ответа на вопрос, кто повинен в выпуске недоброкачественной продукции, то он был дан неправильно, так как я, видимо, не поняла поставленного мне вопроса”.
Как пишет Татьяна Жмурина, инициировавшая установку таблички деду, “семья никогда не забудет о великой несправедливости, произошедшей с молодым талантливым и умным человеком, и никогда не простит виновников беспощадного террора тех лет. Семья так и не смогла преодолеть ужас произошедшего потрясения и раскололась этим событием навсегда, хотя и через много лет ее члены нашли друг друга. Но они стали чужими — так эта трагедия нанесла много ударов по семье. На церемонии закрепления таблички к адресу, с которого Алексей ушел в свой последний путь, намереваются присутствовать его внучки и правнуки, а также его племянница”. По словам Татьяны, внучки Алексея Гузовского дали своим сыновьям имя Алексей — в память о прадеде.

Фотографии и документы
из семейного архива
*
Церемония установки таблички
«Последнего адреса»

Фото: Ольга Субботина и Александр Борисов
***
Книга памяти "Ленинградский мартиролог" содержит сведения о еще троих  репрессированных, проживавших в этом доме. Если кто-то из наших читателей хотел бы стать инициатором установки мемориального знака кому-либо из этих репрессированных, необходимо прислать в «Последний адрес» соответствующую заявку.
Подробные пояснения к процедуре подачи заявки и ответы на часто задаваемые вопросы опубликованы на нашем сайте.

*Опубликовано с разрешения родственников репрессированного.

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.