Архангельск, ул. Серафимовича, 35

| 18.06.2017
Дом № 35 по улице Серафимовича был построен в 1912 году. Тогда улица называлась Пинежской. Согласно справочнику 1919 года, в доме было установлено два телефонных аппарата. Один зарегистрирован на Ивана Старобинца, второй – на Федора Вальнева. Очевидно, в то время в двухэтажном деревянном доме с эркером проживало всего две семьи. Уже в следующем, 1920 году, когда Архангельск был занят большевистскими войсками, жильцов дома уплотнили – квартиры Вальневых и Старобинцов были разделены на комнаты коммуналки.
В том же году по подозрению в связях с Временным правительством Северной области, столицей которого в годы Гражданской войны был Архангельск, был арестован Федор Михайлович Вальнев. Доказать его вину в «контрреволюционных преступлениях» не удалось, однако при обыске у него было изъято 9 фунтов мыла и 25 пачек спичек, и он был оставлен под арестом. Вальнев был достаточно известен в Архангельске: корреспондент городской газеты, член Архангельского общества изучения Русского севера, но главное – капитан дальнего плавания, водивший суда по Белому и Баренцеву морям. За него вступился полярный исследователь Рудольф Самойлович, чье слово оказалось весомым для сотрудников губернского ревтрибунала. Что оказалось важнее: научные заслуги Самойловича или его многолетний революционный стаж (в Архангельск его сослали в 1910 году, и уже здесь он влюбился в Арктику, которой посвятил жизнь) – едва ли удастся точно установить, но Вальнев был освобожден и реабилитирован. Уже в 1921 он командовал шхуной, на которой экспедиция Самойловича отправилась к Новой Земле. Их профессиональные пути пересекались еще не раз, и кто знает, если бы Федор Вальнев не умер в 1927 от инсульта, он вполне мог бы оказаться однодельцем Самойловича. В 1938 во Всесоюзном Арктическом институте была вскрыта «вредительская группа», и ее «главарь», директор института Р.Л. Самойлович был расстрелян.
Вальневы продолжали жить в доме на Серафимовича. Вдова Федора Михайловича, Елизавета Федоровна погибла военной зимой 1942. Двое из их четверых детей жили в родительском доме уже с собственными семьями на правах соседей по коммунальной квартире. Жильцы других комнат приезжали и уезжали. Кто-то оставался надолго. Так, в 1928 в квартире на Серафимовича получила комнату семья архангельского рабочего Игнатия Ивановича Безсонова. Адрес станет для него последним. Он проживет здесь десять лет. Его вдова Евстолия Платоновна и трое детей – почти полвека.

Игнатий Иванович Безсонов родился в 1900 году в Петрозаводске. Всю свою жизнь он проработал слесарем на различных предприятиях Архангельска: на канатной фабрике, в Союзпортторге, продолжал мастерить и после работы. На единственной сохранившейся фотографии он изображен с журналом «Радиолюбитель» в руках. Дочь Игнатия Ивановича Лидия вспоминает, что в доме всегда было полно радиоламп и деталей, а частой причиной ссор между родителями были прожженные кислотой от аккумуляторов одежда и мебель. Возможно, что техническое увлечение Безсонова стало одной из дополнительных причин доноса и ареста – что это слушает слесарь-сантехник по самодельному радиоприемнику?!

Лидии Игнатьевне было 11 лет, когда ее отца арестовали. Во время обыска она была дома и стала последней, кто видел Игнатия Ивановича на свободе: «Пришли два таких здоровенных мужика в сапогах, с ними – одна из наших жилиц. И начали обыск.
Предъявили они мне тогда какие-то документы, или нет – не помню. У нас были две комнаты смежных, и я была в первой, сидела с уроками. Они прикрыли дверь во вторую комнату. Осталась маленькая щель, и я подглядывала, что они там творят. Они рылись в вещах.
Запомнила я одно. Один из них выходит, и говорит: “Девочка, у тебя есть линейка?” Я ему линейку дала, а сама удивилась. Смотрю: линейкой они стали водить между большим зеркалом и его рамой. Мне все это было так страшно».
Игнатий Безсонов был арестован 15 декабря 1937 года по обвинению в «систематической контрреволюционной агитации». Постановлением тройки при УНКВД по Архангельской области от 29 декабря 1937 года он был приговорен к высшей мере наказания – расстрелу. Приговор был приведен в исполнение 9 января 1938 года. Ему было 38 лет. У него остались жена и трое несовершеннолетних детей.
В 1957 году Игнатий Иванович Безсонов был посмертно реабилитирован за отсутствием состава преступления. На руки семье выдали свидетельство о смерти, в котором ложными были и причина смерти – «менингит», и дата гибели – 1943 год. Правду о судьбе Игнатия Ивановича удалось узнать лишь в начале 1990-х, когда его детям позволили познакомиться с материалами следственного дела.
По воспоминаниям Лидии Игнатьевны, зимой 1937–1938 были арестованы еще два жильца дома № 35 по лице Серафимовича. Одна из арестованных – переводчица Зинаида Ивановна Воскресенская. После нескольких месяцев заключения она была освобождена, но вскоре умерла от туберкулеза. Был отпущен на свободу, после чего уехал в Ленинград, и служивший в НКВД Иван Иванович Михайлов. Однако узнать более подробную информацию о них пока не удалось.

В тексте использованы фрагменты публикации Николая Карнеевича о семье Безсоновых. См. также отклик на церемонию.

Церемония установки таблички «Последнего адреса» (видео)

Фото: Дмитрий Ушков


Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.