Москва, Новокузнецкая ул., д.4/12

| 25.06.2017
Дом был построен в 1932-1934 годах по проекту архитектора Л. Пономарева для жилищно-строительного кооператива «Новый свет». Основную часть первых въехавших жильцов составляли работники милиции. Сейчас в этом конструктивистском здании располагается Совкомбанк.

Согласно базам «Мемориала», пять жильцов этого дома были расстреляны в годы Большого террора. Все они были сотрудниками Управления рабоче-крестьянской милиции (УРКМ), в которой в начале 1938 года органы НКВД «выявили и ликвидировали» несколько «националистических контрреволюционных террористических шпионских вредительских организаций». Руководителем одной из таких организаций следственные органы «назначили» начальника школы комсостава милиции при Управлении милиции города Москвы латыша Якова Ивановича Дектера, который жил по адресу Басманный тупик, 10/12. На фасаде этого дома уже висят три таблички «Последнего адреса», две из них были установлены одними из первых — в декабре 2014 года. После «признательных» показаний Дектера с середины февраля 1938 года начались массовые аресты работников московской милиции. «Брали» их по национальному признаку: поляки, латыши, немцы, венгры. Много позже Военная прокуратура СССР, ведшая дела о реабилитации репрессированных в годы Большого террора, выявила многочисленные фальсификации подобных «дел». В частности, в определении по реабилитации Дектера говорится: «В 1940 году по указанию прокурора СССР была создана комиссия из работников органов прокуратуры и госбезопасности для проверки дел на осужденных бывших работников милиции города Москвы.

В результате проверки дел и дополнительного расследования было установлено, что от Дектера 7 февраля 1938 года признательные показания о существовании контрреволюционной организации латышей получены были Постелем (тогдашний начальник 3-го отдела УГБ НКВД, осужденный в 1940 году к 15 годам лагерей за «антисоветскую деятельность и фальсификацию следственных дел». – ред.) с помощью мер физического воздействия.
Яков Борисович Ляндау с женой Парьей Филипповной. 1924 год.
Многочисленные аресты работников милиции начались с середины февраля 1938 года, когда по требованию Заковского (тогдашний заместитель наркома внутренних дел и начальник Московского управления НКВД, расстрелянный в августе 1938 года по обвинению в “создании латышской контрреволюционной организации в НКВД, а также шпионаже в пользу Германии, Польши, Англии”. – ред.). из УРКМ г. Москвы был получен «список» работников милиции по национальности поляков и латышей. Не располагая другими материалами, кроме данных о национальности и месте рождения указанных в «списке» лиц, но имея указание о форсировании арестов поляков и латышей, 3 отдел УНКВД МО стал на путь фальсификации справок на арест работников милиции». Заявки на установку всех пяти табличек подал внук одного из репрессированных Алексей Карлович Ляндау.

Яков Борисович (Борухович) Ляндау родился в 1899 году в Варшаве в еврейской семье. Получил среднее образование. В начале 1920-х годов он переехал в Москву, где женился на еврейке Парье Филипповне Едынак. По словам родственников Ляндау, в свидетельстве о браке в графе отчество написано «Борухович», в графе о роде занятий – «булочник», а в свидетельстве о рождении дочери Лизы в октябре 1924 года его отчество уже «Борисович». Жили они тогда в коммунальной квартире по адресу Никитский бульвар, дом 12. Прожив вместе пять лет, они развелись в 1928 году, и Яков Борисович переехал на Новокузнецкую, 4/12. Тогда же он устроился работать в милицию, в которой дослужился до начальника филиала 21-го отделения милиции.
Якова Борисовича арестовали 5 июня 1937 года и через два с половиной месяца – 25 августа – приговорили к расстрелу по обвинению в «участии в контрреволюционной террористической организации». Перед арестом он лежал в больнице с воспалением среднего уха, ему сделали трепанацию черепа. Как полагают родственники, видимо, первые же удары после ареста причинили ему такую боль, что он не имел сил сопротивляться и подписал все бумаги. Согласно материалам следственного дела, он никого не оговорил, не предал.
Приговор был приведен в исполнение 28 августа 1937 года. Якову Борисовичу было 38 лет. У него остались дочь и сын от первого брака и сын, родившийся в 1937 году.
Яков Борисович Ляндау был полностью реабилитирован в 1959 году «за отсутствием состава преступления». После реабилитации его дочери в 1964 году выдали денежную компенсацию за конфискованное имущество. В перечне значились солдатское одеяло, шинель, железная кровать, кружка, чайник. На полученные деньги дочь смогла купить набор столовых приборов из нержавейки. Тогда же она получила фальшивое свидетельство о смерти, в котором в графе «причина смерти» стоит прочерк. Об истинной причине смерти родственники узнали лишь в 1992 году.

Фотографии из семейного архива Ляндау

Латыш Фриц Фрицевич Динсберг родился в 1895 году в деревне Декшнеки Гольдингенского уезда Курляндской губернии в крестьянской семье. Получил среднее образование.
Капитана милиции Фрица Фрицевича, занимавшего пост начальника 6-го отделения отдела Уголовного розыска Управления рабоче-крестьянской милиции (УРКМ) Москвы, арестовали 28 января 1938 года по обвинению в создании и руководстве “контрреволюционной националистической фашистской организацией». Согласно следственным документам, 3-м Отделом УГБ УНКВД МО была «вскрыта и ликвидирована контрреволюционная националистическая фашистская организация поляков, существовавшая в московской милиции, которая возглавлялась бывшим начальником школы комсостава милиции Дектером, бывшим начальником 10 отдела уголовного розыска Динсбергом. Участники организации вели работу по созданию повстанческих отрядов и подготавливали выполнение террористических актов против руководителей партии и Советского правительства.
Следствием установлено, что контрреволюционная работа польской организации в милиции проводилась в тесном контакте с польскими националистами бывшим секретарем парткома милиции Шипровским и бывшими начальниками отделов Шеколой, Рыбаком и Нагом, которые создали польские повстанческие отряды».
В тюрьме Динсберг просидел больше года. Во время судебного заседания 17 марта 1939 года он отказался от своих показаний, вину свою не признал: “Свои показания я подписал под физическим давлением… Я уступил следователю и показания подписал. Я был доведен до такого состояния, что был вынужден подписать… Я превратился в какое-то животное, подписывал, боясь побоев”.
Тем не менее в тот же день Динсберг был приговорен Военным трибуналом внутренних войск НКВД Московского округа к расстрелу по обвинению в “шпионаже в пользу латвийской разведки и участии в террористической организации”. Приговор был приведен к исполнение почти через два месяца — 8 мая 1939 года. Ему было 44 года.
Фриц Фрицевич Динсберг был реабилитирован в 1957 году.

По этому делу проходил один из соседей Динсберга, поляк Вильгельм Антонович Святик. Он родился в 1905 году в городе Конотоп Черниговской губернии в семье рабочих, был младшим из пятерых детей. Среднюю школу он не закончил.
В партии Святик не состоял, с 1930 года был кандидатом в члены ВКП(б), работал в Управлении рабоче-крестьянской милиции (УРКМ) Москвы, дослужился до оперуполномоченного 6-го отдела ОБХСС УРКМ.
Вильгельм Антонович Святик был арестован 8 марта 1938 года. Согласно обвинительному заключению, Святик был одним из активных членов созданной Динсбергом «контрреволюционной националистической фашистской организации», «был завербован в 1936 году, входил в боевую террористическую группу, подготовлявшую совершение терактов против руководителей партии и Советского правительства».
2 июня Комиссия НКВД СССР и прокурора СССР вынесла расстрельный приговор Святику, которого обвинили в том, что он «входил в боевую террористическую группу, подготавливавшую теракты против руководителей страны», а также «в запутывании следственных дел, освобождении виновных». Приговор был приведен в исполнение через три с лишним недели — 27 июня 1938 года. Святику было 33 года.
Вильгельм Антонович Святик был реабилитирован в 1957 году.

Документы следственного дела Вильгельма Антоновича Святика и Фрица Фрицевича Динсберга

Венгр Лео Альбертович Аушпиц родился в 1892 году в Будапеште в семье рабочих. Окончил шесть классов, революционными идеями увлекся рано. В 1908 году Лео вступил в Социал-демократическую рабочую партию Венгрии, в которой состоял до 1913 года.
С 1913 по 1915 годы Аушпиц служил в царской армии, с 1918 по 1920 годы – в Красной армии. В 1918 году он вступил в ВКП(б). Был снят с воинского учета по болезни. Одно время Аушпиц работал булочником, в 1921 году устроился работать в милицию, дослужился до начальника тюремного отдела Управлении рабоче-крестьянской милиции (УРКМ) Москвы. В 1920-х годах был под следствием за получение взятки, но дело было прекращено «за недоказанностью». За службу в милиции Аушпиц был награжден серебряными часами, а за успешную борьбу по раскрытию вооруженных ограблений и бандитских шаек в 1928 году – почетным оружием. В 1935 году он ушел на пенсию как инвалид II группы.
Лео Альбертович был арестован 20 февраля 1938 года Особым отделом НКВД 1-й дивизии ПВО, содержался в Таганской тюрьме. Тогда же он был исключен из партии.
Согласно обвинительному заключению, органы НКВД выявили и ликвидировали «германскую шпионско-диверсионную организацию в системе пищевой промышленности Москвы, которая ставила своими задачами отравление, через продукты питания и заражение остро-заразными болезнями, население г. Москвы на случай войны с Германией. Бациллы остро-заразных болезней должны быть получены от сотрудника германского посольства».
По мнению оперуполномоченного сержанта госбезопасности Толкачева, проводившего допрос, Аушпиц был активным участником этой организации: «Аушпиц, работая продавцем (так в оригинале. – ред.) в системе Мясокомбината, в 1936 году был завербован в германскую шпионско-диверсионную организацию... виновным себя признал, а также изобличается показаниями обвиняемого немецкого шпиона-диверсанта Шпербера». Рудольф Георгиевич Шпербер, латыш по национальности, работал помощником директора магазина Октябрьского райпищеторга. Его арестовали 12 февраля 1938 года. Его дело вел начальник Особого отдела Рейдер.
17 мая 1938 года Аушпиц был приговорен к высшей мере наказания по обвинению в «шпионской деятельности». Его «вербовщик» Шпербер – 19 мая. Оба были расстреляны 28 мая 1938 года. Аушпицу было 46 лет. У него остались жена и 11-летняя дочь.
В январе 1956 года органы госбезопасности выдали семье фиктивную справку о смерти, в которой значилось, что Лео Альбертович скончался 23 декабря 1940 года «от крупозного воспаления легких». А через девять месяцев тот же орган составил заключение по архивно-следственному делу № 476421, согласно которому оснований для расстрельного приговора не было. В документе отмечается, что «в процессе проверки были допрошены бывшие сотрудники ОО НКВД 1-й дивизии ПВО Круглов, вынесший постановление на его арест, и Толкачев, принимавший участие в допросе Аушпица, которые показали, что никаких материалов о контрреволюционной шпионской деятельности Аушпица и Шпербера у них не было. Поводом к их аресту послужило то, что Аушпиц по национальности был венгр, а Шпербер – немец. Допросы Шпербера и Аушпица проводились с грубым нарушением социалистической законности, поэтому есть основание полагать, что они оговорили себя и других лиц».
В 1957 году Лео Альбертович Аушпиц был реабилитирован. Согласно постановлению Верховного суда СССР, «обвинение против Аушпица было сфальсифицировано бывшими следственными работниками органов НКВД».

Документы следственного дела Лео Альбертовича Аушпица

Поляк Адам Людвигович Шипровский родился в 1893 году в городе Домброва (Польша). Получил среднее образование. В 1920 году вступил в ВКП(б).
Одно время он работал в конторе треста уличной очистки при Моссовете, дослужился до начальника конторы, затем занимал должность секретаря парткома.
К моменту ареста Адам Людвигович работал секретарем партийного комитета Главного управления милиции.
Адама Людвиговича арестовали 16 мая 1937 года. Он проходил по т.н. делу о «фашистско-повстанческой, шпионской, диверсионной, пораженческой и террористической деятельности польской разведки в СССР”. Согласно архивным документам, в аппарате московской милиции была создана группа ПОВ («Польская организация войскова»), членом которой был и Шипровский. Он «вовлек в нее большое количество работников милиции (в том числе и не поляков), проводивших свою подрывную деятельность на различных участках милицейской службы (наружная служба, связь, охрана метро, комвуз милиции)”. Эта группа якобы готовила «центральные террористические акты, используя нахождение участников группы на охране объектов, посещаемых членами правительства».
Через три с половиной месяца – 25 августа 1937 года – Шипровский был приговорен к расстрелу по обвинению в «подготовке терактов». Приговор был приведен в исполнение через три дня — 28 августа. Ему было 44 года.
В 1956 году семья сначала получила фиктивную справку о смерти, в которой значилось, что Шипровский скончался 5 октября 1943 года, а затем – решение о реабилитации «за отсутствием состава преступления».

Церемония установки табличек «Последнего адреса» (видео, фото)

Фото: Марина Бобрик


Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.