Санкт-Петербург, Петропавловская ул., 6

| 22.10.2017
Доходный дом А.М. Гончарова был построен в 1910-1911 годах. Своими фасадами он выходит на Большой проспект П.С., 81 и Петропавловскую улицу, 6. Оба фасада выдержаны в стиле модерн. Дом возведен по проекту известного российского и советского архитектора Константина Исаевича Розенштейна (1878-1951) и военного инженера Александра Яковлевича Родионова (1870-1917).

На втором этаже этого дома располагалась коммунальная квартира № 5, большую часть комнат в которой занимали пять сестер Нанкиных со своими семьями.
В апреле 2017 года на этом доме появились первые таблички «Последнего адреса» — с именами химика Иосифа Исааковича Гуревича и одного из членов большой семьи Нанкиных — сына Любови Лазаревны Нанкиной, Роберта Александровича Радомысльского. Табличка была установлена по просьбе его двоюродной сестры Генриетты Яковлевны Бишко.
Сегодня мы установили вторую табличку, заказанную Генриеттой Яковлевной, — в память о ее матери Софье Лазаревне Бишко.

К 1945 году Нанкины занимали уже только две комнаты в квартире на Петропавловской: репрессии 1930-1940 годов, война и блокада нанесли невосполнимый урон некогда большой и крепкой семье. В 1949 году на сестер Нанкиных обрушился новый удар репрессий: с июля по сентябрь оставшиеся в живых четыре сестры — Любовь, Софья, Ольга и Евгения — были поочередно арестованы и после многомесячного пребывания в «Большом доме» высланы из Ленинграда на сроки от трех до пяти лет. Живыми вернулись только две сестры. Софья и Евгения погибли в ссылке.

Софья Лазаревна Бишко, урожденная Шейна-Фейга Мордуховна Нанкина, родилась в 1888 году в семье могилевского мещанина Шкловского еврейского общества Мордуха Ароновича Нанкина и его жены Бейлы (как следует из метрики, выписанной МВД Санкт-Петербургского общественного раввина). В семье Нанкиных было пять дочерей и два сына.

Первым мужем Шейны-Фейги был Натан Эльбаум. В 1918 году у супругов родился сын Виктор. Рано овдовев, в 1924 году делопроизводитель Шейна-Фейга Мордуховна Эльбаум вышла замуж во второй раз — за инженера Якова Леонтьевича Бишко.
В 1926 году у них родилась дочь Генриетта. Яков Леонтьевич работал в радиопромышленности, в начале 1930-х годов он уехал в длительную командировку в Новосибирск, однако вынужден был вернуться в Ленинград в 1932 году в связи с серьезной болезнью Софьи Лазаревны. Болезнь сердца не позволяла ей работать, она часто лежала в больницах.
По воспоминаниям Генриетты Бишко, старший сын Виктор очень бережно и нежно относился к маме.
С самого начала Великой Отечественной войны Виктор был призван в Красную Армию, воевал на Карельском фронте, а к февралю 1945 года в составе Белорусского фронта воевал в уже Германии, где погиб при наступлении.
Генриетта Яковлевна почти три года провела с интернатом в эвакуации в Челябинской области. Она вспоминает о том, как Софья Лазаревна узнала о гибели сына: «Я вернулась в Ленинград летом 1944 года. Поступила учиться в 10 класс. Как-то, придя домой из школы, застала маму рыдающей, почти без сознания. Ее вызвали в военкомат и вручили извещение о героической гибели сына Виктора 24 февраля 1945 года в Германии, в Прайсефридленде. Тогда так было принято, вряд ли их волновало, как она дойдет до дома с этой вестью. Жизнь для мамы остановилась».
13 сентября 1949 года 61-летняя Софья Лазаревна Бишко была арестована. После полугода следствия в Ленинграде, 11 марта 1950 года Особое совещание МГБ СССР приговорило ее к высылке из Ленинграда сроком на пять лет как «социально-опасный элемент».
Генриетта Яковлевна вспоминает о последней встрече с ней: «На свидании с мамой перед ее отправкой в ссылку я увидела, что она находится в ужасном состоянии, на грани безумия».
До места своей ссылки Софья Лазаревна не доехала. Из личного дела заключенной С.Л. Бишко известно, что она умерла в Свердловской пересыльной тюрьме 15 мая 1950 года. В момент, когда ей и ее сокамерницам сообщали новость об этапировании их в Караганду, Софья Лазаревна умерла вследствие «разрыва всего сердца». Через три дня, 18 мая 1950 года, она была похоронена на кладбище Свердловска.
Позже Генриетта Яковлевна узнала об обстоятельствах смерти матери: «Мамина сестра Ольга, высланная вместе с мамой в Кустанайскую область, по возвращении из ссылки мне рассказала, какое впечатление смерть мамы произвела на сокамерниц (видимо, уголовниц). Эти женщины упали на колени, начали молиться за упокой души умершей и просить у Бога такой же быстрой смерти».
Через шесть лет после смерти, в 1956 году Софья Лазаревна Бишко была реабилитирована.

Документы из семейного архива * Церемония установки таблички
«Последнего адреса»

* Опубликовано с разрешения родственников репрессированной.


Фото: Ольга Субботина и Александр Борисов
***
Книга памяти "Ленинградский мартиролог" содержит сведения о еще четверых  репрессированных, проживавших в этом доме. Если кто-то из наших читателей хотел бы стать инициатором установки мемориального знака кому-либо из этих репрессированных, необходимо прислать в «Последний адрес» соответствующую заявку.
Подробные пояснения к процедуре подачи заявки и ответы на часто задаваемые вопросы опубликованы на нашем сайте.



Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.