Москва, Смоленский бульвар, 17, строение 1
На карте

| 25.03.2018

Дом № 17 по Смоленскому бульвару сохранил контуры усадьбы конца XVIII века, принадлежавшей в свое время представителям известного московского рода Римских-Корсаковых. В глубине, за аркой находится главный дом, на бульвар же выходили два двухэтажных флигеля. В начале века усадьба принадлежала московской Земледельческой школе, которая владела и соседним участком - бывшей усадьбой фельдмаршала Каменского.

Усадьба в начале ХХ века и в 1930-е годы была сильно переделана. Так, в 1932 году оба флигеля были соединены между собой пятиэтажным зданием и надстроены на ту же высоту. В этом доме в 1834-1980 годах жил актер и режиссер Эраст Гарин. В 1986 году на фасаде дома была установлена мемориальная доска.

Согласно базам «Мемориала», 23 жильца этого дома в 1930-х годах стали жертвами политических репрессий. Большинство из них работало в Главном управлении нефтяной промышленности Наркомата тяжелой промышленности СССР (Главнефть).

В июле 2016 года мы установили первые две мемориальные таблички жильцам этого дома. Сегодня здесь появился еще один памятный знак.


Наум Давидович Ефуни родился в 1897 году в Двинске Витебской губернии в семье приказчика лесопромышленного общества. В семье было пятеро детей: трое мальчиков и две девочки. Старший сын в 1905 году был арестован как социал-демократ, сидел в Двинской тюрьме, а после освобождения эмигрировал в США. Второй брат Наума погиб в Первую мировую войну.

Фото с отчетной карточки на партбилет,
                     02.06.1936 г.

В 1913 году Наум окончил городское реальное училище, а в конце 1914 года переехал в Москву к сестре, где поступил во 2-й Московский техникум, на электромеханическое отделение. Но он успел окончить только один курс, поскольку за участие в революционном движении в 1917 году со второго курса его отчислили. Как позже писал сам Наум Давидович в своей автобиографии, «после окончания городского училища учился и жил на собственные средства, добываемые личным трудом (уроки, физический труд)».

Во время Февральской революции Ефуни принимал участие в разоружении московской полиции, в августе 1917 года вступил в ВКП(б), принимал активное участие и в событиях октября 1917-го.

В мае 1918 года Ефуни вступил добровольцем в Красную Гвардию. Сначала он сражался рядовым красноармейцем в Московском артиллерийском гаубичном дивизионе, участвовал в боях против  генерала Краснова. В октябре 1918 года Ефуни был назначен комиссаром легкого артиллерийского дивизиона Особой сводной Московской рабочей бригады, выслужился на военно-комиссарских должностях до военкома 2-й Конной армии. Он участвовал в боях против Врангеля, был дважды ранен, за боевые заслуги награжден орденом Красного Знамени РСФСР.

В конце 1922 года Ефуни был командирован на Северный Кавказ, где занимал должность военного комиссара и командующего частями Особого назначения Дагестанской республики, затем его перевели на гражданскую работу – на должность заместителя наркома земледелия Дагестанской республики.

В сентябре 1925 года Ефуни был по просьбе секретаря ЦК ВКП(б) Станислава Косиора переведен в Грозный и назначен на должность директора нефтяных промыслов нового промыслового района в Грознефти. Позже он занимал должности директора Промыслового управления Грознефти, заместителя управляющего Союзнефтью.

В Москву Ефуни перебрался в 1931 году, когда его назначили заместителем начальника Главного управления нефтяной промышленности Наркомата тяжелой промышленности СССР (Главнефть). В марте 1931 года за выполнение нефтяной пятилетки в четыре года он был награжден орденом Ленина.

В начале апреле 1937 года Комиссия советского контроля при Совнаркоме СССР направила в Главнефть группу сотрудников для проведения проверки, по итогам работы которой была подготовлена докладная записка № 827. В ней, в частности, говорилось о «наличии вредителей и вредительской работы в самом Главке <…> Руководство Главнефти создавало для врагов народа, считавшихся незаменимыми работниками, обстановку бесконтрольности и попустительства, что они и использовали для подрывной работы <...> Руководство Главнефти (т. Баринов) проглядело в течение многих лет широко развернутую организацию троцкистов-вредителей у себя под носом, в Москве и на местах. После февральского пленума ЦК партии (на этом пленуме Иосиф Сталин выступил с докладом «О недостатках партийной работы и мерах ликвидации троцкистских и иных двурушников», в котором фактически объявил приоритетом партийной работы беспощадную «борьбу со шпионами, диверсантами и вредителями». – ред.) руководители Главка проглядели в системе Главнефти даже такие факты вредительства, таких врагов, которые совершенно обнаглели и стали действовать почти в открытую» (цитируется по статье кандидата исторических наук Александра Матвейчука «На пике Большого террора»).

В докладной записке, которая фактически послужила сигналом к проведению массовых репрессий среди работников нефтяной промышленности, приводился список из 13 фамилий выявленных «врагов народа». Первым в этом списке стояло имя заместителя начальника Главнефти Давида Ефуни.

На следующий день Ефуни был исключен из ВКП(б) и арестован. Его непосредственный начальник Михаил Васильевич Баринов был задержан органами НКВД 7 сентября 1937 года.

Они проходили по одному делу, как и еще несколько их соседей по дому на Смоленском бульваре и коллег по работе в нефтяной промышленности, в том числе бывший начальник Главнефти, управляющий Востокнефти и Башнефти Сергей Михайлович Ганшин.

На первых допросах Наум Давидович отрицал все выдвигаемые против него обвинения. 21 августа 1937 года допрос тоже начался с отрицания им обвинений: «Я не чувствую за собой никакой вины и поэтому мне нечего сообщить о себе следствию». Но затем Ефуни почему-то начинает брать на себя вину по одну обвинению за другим. «Я не хочу кривить душой, я знаю, что здесь нельзя быть не искренним, и с самого начала заявляю, что буду говорить только правду».

Сначала он «признается» в том, что с коллегами по работе «систематически вел антисоветские разговоры, направленные против отдельных мероприятий партии в нефтяной промышленности».

Затем следователь добивается от него признаний и в более серьезных преступлениях: «Я являюсь одним из руководителей троцкистской контрреволюционной организации в нефтяной промышленности». По версии следствия, Ефуни был завербован в эту «организацию» в 1933 году тогдашним начальником Главнефти Сергеем Ганшиным, который познакомил Ефуни с Георгием Пятаковым (первый заместитель народного комиссара тяжелой промышленности СССР Георгий Пятаков был расстрелян по делу «Параллельного антисоветского троцкистского центра» в январе 1937 года). От него Ефуни якобы получал задания по совершению актов вредительства: «Согласно установке Ганшина, полученной от Пятакова, я являлся основным организатором диверсионных актов в нефтеперерабатывающей промышленности. Мной были даны задания организовать диверсионные акты на нефтеперегонных заводах участникам антисоветской организации <…> Одним из самых значительных диверсионных актов в Баку был пожар на заводе им. Джапаридзе в зиму 1934-1935 года».

Обвинительное заключение было подготовлено 1 октября, но подписано лишь 23 ноября. Судебное заседание по Ефуни длилось всего 20 минут: оно началось в 15.20, завершилось в 15.40.

25 ноября Ефуни, Баринов и еще несколько человек, проходивших по этому делу, были приговорены к расстрелу по обвинению «во вредительстве, участии в антисоветской террористической организации».

По версии следствия, Ефуни вместе с Бариновым «подготовлял (так в оригинале. – ред.) террористическое покушение на жизнь члена Политбюро ЦК ВКП(б) Лазаря Кагановича, не осуществившееся из-за бдительности охраны Кагановича», «вербовал в троцкистскую нелегальную террористическую организацию новых активных ее участников, был организатором диверсионной и вредительской деятельности в нефтяной промышленности».

Оба были расстреляны на следующий день, 26 ноября 1937 года. Ефуни было 40 лет.

У Наума Давидовича остались жена и двое сыновей – Юрий (11 лет) и Сергей (7 лет). Вера Сергеевна Ефуни 4 декабря 1937 года как «член семьи изменника Родине» была осуждена на восемь лет лагерей, срок отбывала в Акмолинском лагере жен изменников Родины (АЛЖИР).

Наум Давидович Ефуни был реабилитирован в 1955 году.

Документы следственного дела Церемония установки таблички
«Последнего адреса» (фото) (видео)


Фото: Марина Бобрик


***
База данных «Мемориала» содержит сведения еще о двадцати репрессированных, проживавших в этом доме. Если кто-то из наших читателей хотел бы стать инициатором установки мемориального знака кому-либо из этих репрессированных, необходимо прислать в «Последний адрес» соответствующую заявку.
Подробные пояснения к процедуре подачи заявки и ответы на часто задаваемые вопросы опубликованы на нашем сайте.

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.