Москва, Трубниковский переулок, 26, строение 1
На карте

| 22.04.2018

Доходный дом братьев Баевых был построен в 1912-1913 годах архитектором И.С. Кузнецовым. Фасад украшен двумя полукруглыми панно и барельефом. В разное время в этом доме, которые краеведы называют иногда «домом научных деятелей», жили зоолог Н.А. Бобринский, математик Н.А. Глаголев, пианист и композитор А.Б. Гольденвейзер. В 1920-30-х годах дом был ведомственный: в нем жили работники Главнауки.

Согласно базам «Мемориала», по крайней мере восемь жильцов этого дома стали жертвами политических репрессий 1930-х годов. Одному из них - Николаю Николаевичу Дурново - мы установили мемориальную табличку в январе 2018 года. Сегодня на фасаде этого дома появился еще один памятный знак.

Заявку подала внучка репрессированного, а текст для нас по просьбе родственников написал старший научный сотрудник сектора истории книги научно-исследовательского отдела редкой книги Библиотеки Академии наук (НИОРК БАН) Михаил Лепехин.

Николай Васильевич Здобнов родился в 1888 году в городе Шадринск Пермской губернии (ныне Курганская область) в семье бухгалтера Шадринской городской управы. В 1904 году окончил Шадринское четырехклассное городское училище и поступил писцом в Шадринскую земскую управу. В 1906 году его повысили в должности до счетовода.

Под впечатлением от революционных событий 1905-1907 годов Здобнов вступил в партию социалистов-революционеров. В 1907 году он был выслан за пределы Пермской губернии за революционную деятельность. Десять лет он вел скитальческую жизнь, зарабатывая на жизнь перепиской бумаг, актерским мастерством и журналистикой.

В 1911-1915 годах, с некоторыми перерывами он был слушателем Московского городского народного университета имени А.Л. Шанявского, окончил его по общественно-историческому отделению под научным руководством А.А. Кизеветтера со специализацией в источниковедении истории Урала. Перерывы в учебе были вызваны заключением в 1912 году на семь месяцев в Таганскую тюрьму - за оскорбление в печати уфимского прокурора - и редактированием в 1912-1915 годах в Шадринске газеты «Исеть».

С 1914 года Здобнов работал над трудом «История Исетского края ХVII-ХVIII вв.». К сожалению, большинство собранных им материалов к настоящему времени утрачено.

Мобилизованный в ноябре 1915 года, рядовой Здобнов был в 1916 году направлен в Ташкентскую школу прапорщиков, по окончании которой попал в Ашхабад в 8-й Сибирский стрелковый полк.

В апреле 1917 года Ашхабадский совет солдатских депутатов избрал его помощником комиссара Закаспийской области. Но вскоре он заболел малярией и был отправлен в отпуск в Шадринск, где руководил политической жизнью города: с августа по декабрь Здобнов возглавлял Шадринский уездный комитет, а 3 октября был избран председателем Шадринской городской думы. В ноябре он объявил Шадринск на военном положении и встал во главе Комитета по охране города. Заместителем его был прапорщик Андрей Жданов, что создало временный союз между эсерами и большевиками. 28 ноября Здобнова избрали членом Всероссийского учредительного собрания.

С большинством членов эсеровской фракции Здобнов переехал в Самару, где в Комитете членов Всероссийского учредительного собрания (КОМУЧ), взявшего на себя функции временного правительства на неподконтрольной большевикам территории, управлял ведомством народного просвещения. Одновременно он был членом Президиума КОМУЧа, в качестве такового подписал его «декларацию», призывавшую к борьбе «против власти предателей, приведших к распаду великую страну и подвергших позору ее народы».

В августе 1918 года в Самаре по инициативе Здобнова была создана первая местная книжная палата.

Весной 1919 года Николай Васильевич переезжает в Томск, где фактически прекращает свое участие в политической жизни, хотя репутация эсера в конечном итоге стоила ему жизни. Он решает заняться педагогической и научной деятельностью, начав с продолжения «Библиографии Сибири» В.И. Межова, а четверть века спустя создает собственную «Историю русской библиографии», обессмертившую его имя.

В 1922 году Здобнов женился на давно им любимой девушке Нине Ивановне Михалевой и переехал в Москву, где устроился в Торговый сектор Госиздата и одновременно сотрудничал с подчиненной Госиздату Российской книжной палатой, в 1925 году переданной в Главнауку.

В Москве супруги получили две комнаты в коммунальной квартире принадлежавшего Главнауке дома № 26 по Трубниковскому переулку, где прожили 15 лет. В 1926 году у них родился сын Ростислав.

В середине 1920-х сформировался практически неизменный круг общения Здобнова: друзья и коллеги по Русскому библиографическому обществу, земляки-шадринцы (И.Д. Шадр, В.П. Бирюков). Николай Васильевич принимал активное участие в I и П Всесоюзных библиографических съездах, был автором «Печати и революции», «Северной Азии», «Краеведения», «Советской библиографии» и др. По его инициативе при РАН были созданы Библиографическая комиссия Центрального бюро краеведения РАН и Библиографическая секция Общества изучения Урала, Сибири и Дальнего Востока.

«Великий перелом» 1930 года в значительной степени повлиял на судьбу Здобнова. После ликвидации почти всех краеведческих обществ его интересы полностью сместились в историю библиографии.

В 1924, 1930 и 1933 годах его на непродолжительное время арестовывали как бывшего эсера, но каждый раз ему удавалось доказать свою полную непричастность к любой политической деятельности после 1919 года.

С начала 1930-х годов преподавание библиографических дисциплин становится основным занятием Здобнова, а главным научно-организационным начинанием - руководство сводами ретроспективной региональной библиографии. По его инициативе появились «Библиография Дальневосточного края» и «Библиография Бурят-Монгольской АССР».

В 1932-1935 годах основным местом службы Здобнова стала Всесоюзная ассоциация сельскохозяйственной библиографии. Начиная с 1935 годов ситуация с выполнением первого проекта стала конфликтной настолько, что Здобнов был отстранен от участия. Четыре года (1934-1937) прошли у него в столкновениях с людьми, которых он считал коллегами и единомышленниками. К числу обстоятельств, не способствовавших пробуждению приязни к Здобнову со стороны коллег, относятся его самодостаточность, независимое поведение и предъявляемые им повышенные требования к сотрудникам – прежде всего их профессиональному уровню и нравственной чистоплотности.

Кроме преподавания (с 1926 года) на Высших библиографических курсах (ВБК) при Всесоюзной книжной палате (ВКП), во второй половине 1930-х годов он сотрудничал с научной библиотекой МГУ и Исторической библиотекой, а также читал курс «История русской библиографии» в Московском государственном библиотечном институте (МГБИ). С 1938 года Здобнов начал готовить курс к изданию, намереваясь защитить монографию в качестве докторской диссертации. В мае 1941 года рукопись была подготовлена к изданию, но этим планам помешала война, а затем и арест.

3 июля 1941 года Здобнов записался в Народное ополчение, а 5 июля в 3 часа ночи его арестовали. Причиной ареста вновь послужила былая принадлежность к партии эсеров. 27 декабря 1941 года постановлением Особого совещания (ОСО) при НКВД СССР Здобнов был осужден по статье 58-10 УК РСФСР и приговорен к 10 годам заключения в исправительно-трудовых лагерях. (Вероятно, во время рассмотрения дела в порядке расчистки Москвы осенью 1941 года Здобнов был переведен в тюрьму Саратова). Во время этапирования в Краслаг он почувствовал себя настолько плохо, что был снят с поезда и помещен в Соль-Илецкую пересыльную тюрьму, где и скончался 15 мая 1942 года.

Николай Васильевич Здобнов был реабилитирован в 1957 году, хотя фактическая реабилитация его произошла в 1944 году, когда вышел в свет первый том «Истории русской библиографии».

В настоящее время Здобнов считается основоположником советской книготорговой логистики, создателем советской книготорговой библиографии и творцом советской книжной статистики. Экономика книги рассматривалась им в качестве самостоятельной научно-практической дисциплины, органически вводящей в науку книговедения. Предложенная им модель взаимоотношений государственных книгоиздания и книгораспространения просуществовала до конца 1980-х годов.

Документы и архивные фотографии Церемония установки таблички
«Последнего адреса» (фото), (видео)


Фото: Мария Олендская


***
База данных «Мемориала» содержит сведения еще о шести репрессированных, проживавших в этом доме. Если кто-то из наших читателей хотел бы стать инициатором установки мемориального знака кому-либо из этих репрессированных, необходимо прислать в «Последний адрес» соответствующую заявку.
Подробные пояснения к процедуре подачи заявки и ответы на часто задаваемые вопросы опубликованы на нашем сайте.

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.