Пермь, улица Пушкина, 1
На карте

| 02.07.2018

Микрорайон Разгуляй в Перми сосредоточил в себе трехвековую историю города. Здесь есть здания - ровесники города, и современные здания. Каждый век оставил свой отпечаток. Около бывшей тюрьмы НКВД № 1 (ныне – следственный изолятор) расположен 16-этажный жилой дом - дом № 1 по улице Пушкина. Рядом с ним в 1930-х годах находилось общежитие сельхозинститута (ныне дом не существует).

В списке «Мемориала» есть имена, связанные с этим домом. Троим из них сегодня мы установили памятные знаки. Все трое были студентами сельхозинститута.

Приказом НКВД № 00485 от 25 августа 1937 года была запущена так называемая «польская операция», которая продлилась до 15 ноября 1938 года. Исследователи называют ее первым из советских репрессивных процессов, в котором репрессии осуществлялись не по политическому или социальному, как при раскулачивании или при уничтожении всех форм политической оппозиции, а по национальному признаку. В «польской операции» отрабатывались те методы, которые позднее были использованы по отношению к чеченцам, калмыкам, евреям, немцам, крымским татарам и другим репрессированным народам Советского Союза.

По процентному отношению числа расстрелянных к общему числу арестованных в ходе операции (111 091 из 143 870 человек, 77%) «польская операция» может быть признана одной из самых жестоких кампаний Большого террора. По приказу НКВД № 00485 репрессиям подвергались не только собственно поляки, но и так называемые «польперебежчики» - в основном этнические белорусы, украинцы и евреи, в силу разных причин и в разное время нелегально перешедшие польско-советскую границу, прошедшие фильтрационные лагеря, поработавшие на стройках ГУЛАГа и к 1937 году чувствовавшие себя обычными советскими гражданами. Типичный «польперебежчик» — это молодой мужчина из белорусской деревни, из довольно бедной семьи, не слишком образованный, решивший перейти границу лишь потому, что не видел для себя никаких перспектив в Польше, где повсеместно закрывались белорусские школы и организации, а песни и новости о счастливой и свободной жизни рабочих и крестьян звучали в радиопередачах на белорусском языке из советской Белоруссии…

Именно «польперебежчики» и стали основными жертвами «польской операции» в Перми.


Алексей Васильевич Левчук родился в 1907 году в Западной Белоруссии, в деревне Залесье Пружанского уезда Гродненской губернии (ныне – Польша). По национальности - белорус.

В 1919 году Алексей вместе с родителями переехал из охваченной гражданской войной России в Польшу. Там с января по август 1926 года он состоял в «Белорусской селянской работницкой громаде» – национальной белорусской организации, недолгое время существовавшей во Второй Речи Посполитой. Организация совмещала просветительскую работу с легальной борьбой за гражданские и политические права белорусской общины Польши. Громада просуществовала легально шесть месяцев, но с приходом к власти Пилсудского была разгромлена и объявлена вне закона. Видимо, члены той ячейки громады, к которой принадлежал Алексей Левчук, продолжали собираться нелегально, поскольку Алексей был задержан и приговорен к аресту на 14 дней за участие в собраниях.

В первый раз он перешел польско-советскую границу после этого ареста, в конце 1926 года. Как он говорил потом на допросе в 1937 году, «цели у меня… никакой не было, а просто из Польши ушел в виду тяжелого положения трудящихся». Его задержали на пограничной заставе и после двухдневного заключения за нелегальный переход границы отправили обратно в Польшу.

В сентябре 1928 года Алексея Левчука мобилизовали в польскую армию, и по август 1929 года он служил рядовым во 2-м железнодорожно-саперном полку на станции Яблонна. За драку с офицером его отправили в дисциплинарный батальон в крепость Ивангород. Воспользовавшись увольнением, Алексей решил дезертировать из польской армии и повторить попытку бежать в Советский Союз. Из Варшавы на поезде он доехал до станции Лунинец, оттуда перешел границу пешком в военной форме. В архивно-следственном деле содержится копия постановления помощника уполномоченного 5-го отделения ОГПУ Кавруса об аресте Левчука при переходе польско-советской границы и пересылке его в Свердловск. Там он и поселился - в городе Ирбит (Свердловская область), учился на сельхозрабфаке.

В августе 1936 года Левчук приехал в Пермь для поступления в институт.

Левчук А.В. Справка о приведении приговора в исполнение

Алексей Левчук был арестован 27 июля 1937 года, первым из тех, кто позднее оказался включен в «польскую операцию» в Перми. На момент ареста он учился в Пермском сельскохозяйственном институте и жил в комнате № 9 общежития сельхоза (адрес на июль 1937 года – улица Луначарского, д. 3).

В деле содержатся протоколы пяти допросов Левчука. Уже на одном из первых допросов ему были предъявлены обвинения в «работе на польскую разведку». Чуть позже, когда сложилась легенда о якобы действовавшей в Перми под прикрытием ксендза католического прихода Франциска Будриса «польской националистической шпионско-диверсионной организации», следователи пытались добиться от Левчука признания в членстве в ней. Но ни на одном из допросов он не согласился ни признать собственную вину, ни оговорить других.

Тем не менее на основании показаний других участников процесса он был обвинен в шпионаже и осужден. 12 октября 1937 года Левчука приговорили к высшей мере наказания. Приговор был приведен в исполнение 23 октября. Ему было 30 лет.

Алексей Васильевич Левчук был посмертно реабилитирован Военной коллегией Верховного Суда СССР в 1957 году.

Евель Янкелевич Миклавский выделяется из числа других «польперебежчиков». Он родился в 1907 году в городе Белосток (Польша), одном из крупнейших городов Второй Речи Посполитой. Его отец владел мастерской по производству механических детских игрушек и лавкой при ней. Семья, судя по всему, не бедствовала.

В 1920–1930-е годы в Белостоке были весьма популярны левые партии. В кругу Евеля Миклавского социалистические идеи были очень популярны: на допросе в 1937 году он рассказал о многочисленных задержаниях польской контрразведкой – дифензивой – своих родственников и друзей, перечислял родственников, живших в Советском Союзе (один из них, Эльман Эшол, в 1927-28 годах был даже заместителем советского посла в Дании).

Вообще семья Евеля Миклавского довольно активно расселялась по свету: из семерых братьев и сестер Евеля только три замужних сестры продолжали жить в Белостоке, сестры Роза, Маня и брат Семен в 1937 году жили в Аргентине, и еще одна сестра, Хана, жила вместе с мужем в Африке. Рисуется образ юного 25-летнего еврейского революционного романтика.

В декабре 1932 года в Белосток приехали агитаторы, Евель и два его друга поддались на уговоры и решили вместе бежать через границу, чтобы «лично убедиться в грандиозной стройке в СССР». Перейдя границу, они добровольно сдались советским властям.

Можно предположить, по аналогии с другими «польперебежчиками», переходившими границу в те же годы, что после того, как трое приятелей нелегально перешли советскую границу, они были отправлены в тюрьму в Минске и через несколько месяцев перевезены этапом в Саровский концентрационный лагерь. Оттуда Евель Миклавский был переправлен в один из лагерей ГУЛАГа в городе Надеждинск (ныне – Серов) Свердловской области. Когда именно – неизвестно, но в 1935 году он уже был там. Очень вероятно, что именно там он и познакомился с Рувином Брауманом, будущим сокурсником сельхозинститута, арестованном в 1937 году по «польскому делу».

Рувин Моисеевич Брауман родился в 1912 году в местечке Свенцианы Виленской губернии (Польша).

В 1920–1930-х годах Рувин «был осведомлен своим другом из СССР, что в СССР жить гораздо лучше, чем в Польше», поэтому вместе со старшим братом и его женой в 1933 году он нелегально перешел границу Советского Союза. Далее – арест и отправка в Саровский концентрационный лагерь.

После Саровского концлагеря и лагеря в городе Надеждинске Рувин Брауман в 1936 году учился на рабфаке в городе Нижняя Салда (Свердловская область). Вероятнее всего, Рувин Брауман и Евель Миклавский учились здесь вместе. Оба в августе 1936 года получили в Нижней Салде советский паспорт. В 1937 году Евель и Рувин поступили в Пермский сельхозинститут. В студенческом общежитии они проживали в одной комнате.

Миклавский Е.Я. Справка о приведении приговора в исполнение

В ночь с 1 на 2 октября 1937 года в комнату Миклавского и Браумана постучали сотрудники НКВД. Всего через 10 дней, 12 октября (в тот же день, что и Левчук) оба были осуждены за «шпионаж». Приговор был приведен в исполнение 23 октября 1937 года. Миклавскому было 30 лет, Брауману – 25 лет.

Всего по «делу Будриса» было расстреляно 39 человек, двоих приговорили к 10 годам исправительно-трудовых лагерей, их дальнейшая судьба неизвестна. Среди них были не только три студента Пермского сельзохинститута, но и электромонтер Павел Михайлович Вишневецкий, который жил по соседству со студентами, на улице Пушкина, 11, и домохозяйка Виктория Эдуардовна Шаблова и ее племянник, техник-конструктор Антон Викентьевич Шаблов, которым мы установили таблички в июне 2016 года.

Рувин Моисеевич Брауман был посмертно реабилитирован в 1957 году, Евель Янкелевич Миклавский - в 1989 году.


Фото: Александр Чернышов





Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.