Москва, Орлово-Давыдовский, 2/5
На карте

| 26.08.2018

По некоторым данным, дом был построен в 1928 году в типичном для 1920-х годов конструктивистском стиле, архитектор неизвестен.

Согласно базам «Мемориала», не менее 12 жильцов этого дома были расстреляны в годы Большого террора. Троим из них в октябре 2017 года мы установили мемориальные таблички. Сегодня здесь появился четвертый памятный знак.


Лев Исидорович Вольф родился в 1903 году в Белостоке Гродненской губернии (ныне - Польша) в семье врача. Окончил гимназию общества преподавателей в Белостоке, затем – электротехнический факультет Чешского высшего технического училища в Праге.

Согласно анкете арестованного, в июне 1922 года Вольф в Варшаве был задержан польской полицией, но под арестом он пробыл лишь сутки. Много позже именно этот факт его биографии, а также то, что позже, вступая в ВКП(б), он скрыл факт своего проживания в Польше, было использовано против него.

В 1924 году Лев Вольф вступил в Компартию Чехословакии, в которой состоял два года. Затем, переехав после окончания института в Москву в марте 1926 года, в 1928-м он вступил в ВКП(б).

Приехав в СССР, Вольф устроился на работу на СВАРЗ (Сокольнический вагоноремонтный завод), где познакомился с будущей женой.

В 1934 году он был назначен начальником торпедного отдела Главного управления военной промышленности Наркомата тяжелой промышленности (НКТП).

В 1935 году тогдашний нарком тяжелой промышленности Серго Орджоникидзе подарил Вольфу машину марки «ГАЗ», которую, по свидетельству родных, после ареста год спустя не конфисковали.

Льва Исидоровича арестовали 28 декабря 1936 года в городе Большой Токмак (Украина), где он был в командировке. Оттуда этапом 25 января 1937 года его сначала отправили в Москву, затем, 5 мая 1937 года – в Ленинград. Вызвано это было тем, что следствие по делу, по которому проходил Вольф, а именно о «вскрытой контрреволюционной троцкистской вредительской организации в торпедной промышленности», вел 3-й отдел УНКВД по Ленинградской области. Организация якобы действовала на оборонном заводе № 181 «Двигатель» в Ленинграде.

«Дед перед Новым (1937-м. - ред.) годом был в командировке в Токмаке, где и выпускались первые советские торпеды, - написала нам внучка Вольфа Елена, подавшая заявку на установку таблички. - Обещал бабушке вернуться к Новому году, звонил ей оттуда, что обязательно будет дома на праздник и просил собирать гостей... В Москве он оказался, но позже... звонил бабушке из тюрьмы. Потом звонил из тюрьмы Ленинграда, сказал, что он в Ленинграде, и что ему обещают свидание, просил привезти теплые вещи. Бабушка помчалась к нему, но ничего не смогла добиться, никакой информации ей не дали, а уж тем более свидания».

Первый допрос, по всей видимости, состоялся через месяц после ареста, 25 января 1937 года. Следствие обвиняло Вольфа в том, что он якобы «состоял членом контрреволюционной троцкистской вредительской организации в военной промышленности СССР». По версии следствия, «работая начальником торпедного отдела Главморпрома Наркомата тяжелой промышленности, Вольф сорвал производство торпед». Вольф якобы в 1936 году «получил задание на организацию на основном торпедном заводе СССР № 181, находящемся в Ленинграде, диверсионных групп в целях взрыва завода в военное время» и даже получил «на выполнение задания 5 тысяч рублей».

И, конечно же, человек, занимавший такой пост и живший и учившийся когда-то за границей, не мог не быть шпионом. Поэтому следователь добавляет к уже выдвинутым обвинениям еще и такое: «является агентом 2 отдела Польглавштаба, в пользу которого занимался шпионской и диверсионной деятельностью». По версии следствия, Вольф якобы еще в 1922 году был «завербован в Варшаве польской полицией (дефензивой) для провокационной работы среди компартии Польши, а в 1926 году <…> был переброшен польской разведкой в СССР с заданием устроиться работать в военной промышленности».

На всех допросах и очных ставках, в том числе с директором завода № 181 Григорием Алексеевичем Абрамовым и техническим директором Яковом Абрамовичем Виленским (оба арестованы 26 октября 1936 года), Вольф все выдвигаемые против него обвинения категорически отвергал. Возможно, поэтому он одно время содержался в карцере, о чем свидетельствует записка в следственном деле.

Дважды – в мае и июле 1937 года – по ходатайству оперуполномоченного 12-го отделения 3-го отдела УНКВД ЛО лейтенанта госбезопасности Хорсуна содержание под стражей Вольфа продлевалось. Основание – «необходимо провести дополнительные допросы свидетелей, <…> тщательную документацию подрывной работы Вольфа».

16 августа 1937 года следователь представил обвинительное заключение, в котором, в частности, говорилось, что Вольф «виновным себя признал полностью». По всей видимости, продление срока содержания под стражей сделало свое дело.

25 августа 1937 году Вольфу было предъявлено обвинение по статьям 58-6-9-11 УК РСФСР. Его приговорили к высшей мере наказания, приговор через два дня - 27 августа 1937 года - привел в исполнение комендант УНКВД ЛО старший лейтенант госбезопасности А.Р. Поликарпов. Вольфу было 34 года. К слову сказать, через несколько лет Поликарпов застрелился.

Я.А. Виленский был расстрелян 6 мая 1937 года, Г.А. Абрамов - 8 мая 1937 года.

У Льва Исидоровича остались жена Анна Саймойловна и восьмилетний сын Юлий.

«Бабушка его ждала долгие годы, надеялась. Не отреклась от него, как просили ее товарищи по работе и по партии. Она вышла из партии, хоть и была членом ВКП(б) с 1926 года (второй ленинский призыв), а после реабилитации деда не захотела восстанавливаться, обиделась на партию. Ей пришлось быть год без работы и одной поднимать восьмилетнего сына, моего отца», - пишет Елена Вольф.

Лев Исидорович Вольф был реабилитирован в 1957 году. «В 1990-х годах мой папа получил удостоверение члена семьи репрессированного. Говорить об этом никогда не любил, потеря отца оставалась для него всю жизнь открытой раной», - заключает Елена.

Брат Льва Исидоровича, Юлий также попал под жернова Большого террора. Он работал заведующим бюро оборудования при механосборочном цехе № 2 на автозаводе им. Сталина (ЗИС) в Москве. Его арестовали 2 октября 1937 года, а 27 ноября приговорили к высшей мере наказания по обвинению в «активном участии в контрреволюционной польской военной организации "ПОВ" и шпионаже». Приговор был приведен в исполнение 4 декабря 1937 года. В 1956 году он был реабилитирован.

Документы следственного дела Церемония установки таблички
«Последнего адреса»

Фото: Оксана Матиевская
***
База данных «Мемориала» содержит сведения еще о восьми репрессированных, проживавших в этом доме. Если кто-то из наших читателей хотел бы стать инициатором установки мемориального знака кому-либо из этих репрессированных, необходимо прислать в «Последний адрес» соответствующую заявку.
Подробные пояснения к процедуре подачи заявки и ответы на часто задаваемые вопросы опубликованы на нашем сайте.

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.