Москва, Страстной бульвар, 8/23
На карте

| 23.12.2018

Угловой дом № 8/23 по Страстному бульвару был построен архитектором Романом Клейном в 1888 году для князей Ливен, которые владели этим доходным домом. После 1917 года он был надстроен, тем самым было утрачено первоначальное завершение здания - купола, фронтоны и шпили сложного силуэта. В 1914 году здесь открылся кинотеатр «Фурор», а после революции дом стал центром латышской культуры: здесь в течение 20 лет существовали Латышский клуб, библиотека и театр «Скатувэ». В конце 1937 года, в наступившей атмосфере шпиономании, все национальные клубы были закрыты.

Согласно базам «Мемориала», в этом доме в 1930-х годах проживало два человека, ставших жертвами политических репрессий. Одному из них мы сегодня установили памятный знак. В феврале 2017 года на этом доме мы установили первую табличку с именем Сергея Сергеевича Динамова. Сегодня здесь появился второй памятный знак.


Эрнст Генрихович Шахт родился в 1904 году в Базеле (Швейцария) в семье немцев, перебравшихся в Швейцарию за несколько лет до рождения сына. Его отец был маляром, мать – домохозяйкой.

В 1918 году Эрнст окончил восемь классов народной школы и поступил в школу электромехаников, параллельно работал подручным маляра, учеником электромонтера на заводе. Тогда же молодой рабочий увлекся левыми идеями и вступил в базельскую ячейку Коммунистического интернационала молодежи (КИМ), что во многом определило его дальнейшую судьбу.

Окончив в 1921 году школу электромехаников, Эрнст устроился на работу электромонтером, но продолжал заниматься политической деятельностью и даже дважды подвергался аресту. В июле-ноябре 1921 года он был техническим секретарем Центрального комитета Коммунистического союза молодежи (КСМ) Швейцарии, а с ноября 1921 года, переехав в Берлин, стал представителем ЦК КСМ Швейцарии при Берлинском бюро КИМа.

Весной 1922 года Эрнсту Шахту из-за угрозы очередного ареста пришлось в срочном порядке покинуть Германию и по направлению КИМа уехать в Москву. Перед отъездом по его инициативе активные члены КИМа собрали большую партию продовольствия и другой гуманитарной помощи для голодающих Поволжья, которую Шахт отвез в Россию.

Эрнст Шахт. Борисоглебск, 1924 год.
Фото с сайта Борисоглебского училища

Поначалу он устроился электромонтером в Международный рабочий комитет помощи голодающим в Москве. Затем по путевке КИМа поступил в недавно открытую Борисоглебскую военную авиационную школу летчиков (официальное название – «2-я военная школа летчиков Красного воздушного флота»), которую окончил в 1924 году. В этой же школе учился Валерий Чкалов, с которым Эрнст Шахт сдружился (много позже училище стало носить имя Валерия Чкалова). Многие выпускники этой школы стали выдающимися летчиками, в том числе С.К. Горюнов, П.И. Пумпур, А.Б. Юмашев, П.В. Рычагов. В.С. Хользунов.

В 1925 году Шахт окончил Высшую школу воздушной стрельбы и бомбометания в Серпухове. При этом он оставался швейцарским подданным.

С мая 1925 года Шахт служил летчиком и старшим летчиком 1-й легкобомбардировочной авиационной эскадрильи имени В.И. Ленина, расквартированной в Липецке.

В 1925 году Эрнст Шахт принял советское гражданство (по другим данным, это случилось лишь в 1936 году), а через год вступил в ВКП(б).

Вот какая характеристика была дана ему по итогам аттестации 1927 года: «Выдержанный, дисциплинированный командир. Выдвижение на должность командира звена считаю нецелесообразным, так как продолжительное время тов. Шахт фактически нес в отряде обязанности командира звена и зарекомендовал себя с самой лучшей стороны. Вполне достоин и заслуживает выдвижения во внеочередном порядке на должность командира отряда» (цитируется по книге В.Н. Конева «Герои без Золотых Звезд. Прокляты и забыты»).

По собственному желанию в 1929 году он отправился в Среднюю Азию. «Слышал о боевой работе», - напишет он позже в своей автобиографии. Там он два года служил в Среднеазиатском военном округе в должностях помощника командира и командира звена 35-го авиаотряда и 37-й авиационной эскадрильи, участвовал во всех операциях и боях по ликвидации басмачества, за что был награжден именным маузером с надписью «Стойкому защитнику пролетарской революции» и орденом Красного Знамени.

По возвращении из Средней Азии Шахт был направлен на курсы в Военно-воздушную академию имени Н.Е. Жуковского.

По окончании курсов Шахт возглавил эскадрилью особого назначения, которая базировалась на Центральном аэродроме в Москве и занималась перевозкой высшего командного состава Красной Армии. В своей автобиографии он отмечал, что занимался эвакуацией сотрудников полпредства СССР в Афганистане, а также был в спецкомандировке в Чехословакии и Китае. «Надо полагать, задание свое Шахт выполнил более чем успешно, потому что по возвращении был награжден орденом Ленина (с весьма загадочной формулировкой «за выдающиеся заслуги в военной подготовке»), трехмесячным отпуском, денежной премией и просторной квартирой в центре Москвы, на Страстном бульваре», - пишет в своей статье «Прерванный полет генерала Шахта» Яков Черкасский.

Некоторое время Шахт был шеф-пилотом командующего ВВС РККА Якова Алксниса (в ноябре 1937 года Яков Алкснис был снят со всех постов, арестован и 29 июля 1938 года расстрелян по обвинению в участии в военном заговоре).

В 1933 году Шахт женился на подруге детства Маргарите Бюргин-Фишер, которая тоже в 1920-х годах приехала из Швейцарии в СССР и работала в архивном отделе Коминтерна. У семейной пары были две дочери: Рита (1934 г.р.) и Долорес (1938 г.р.).

В мае 1936 года «за выдающиеся успехи по овладению боевой авиационной техникой и умелое руководство учебно-боевой работой и политической подготовкой личного состава» майор Шахт был награжден вторым орденом Красного Знамени.

В 1936 году в Москву из Швейцарии перебрались родители Эрнста Генриховича. В Швейцарии остались его брат и сестра, с которыми Эрнст поддерживал связь. В 1937 году сестра приезжала в Москву навестить родителей и брата.

В сентябре 1936 года Эрнст Шахт был командирован в Испанию, где шла Гражданская война. Поначалу он занимался обучением испанских летчиков на аэродроме Алькала-де-Энарес, а с октября 1936 года командовал 1-й бомбардировочной эскадрильей 12-й бомбардировочной группы республиканской авиации. Испанцы дали ему псевдоним «Эрнесто Бейгер». В канун Нового года за «образцовое выполнение специальных и труднейших заданий правительства по укреплению оборонной мощи Советского Союза и проявленный в этом деле героизм» майор Эрнст Шахт был удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина. В 1939 году, когда в дополнение к этому званию была учреждена медаль «Золотая Звезда», Шахт получил ее одним из первых – под номером 15.

Вернувшись из Испании в феврале 1937 года, Шахт занял пост начальника Липецкой высшей летно-тактической школы (в 1938 году была переформирована в Липецкие высшие авиационные курсы усовершенствования командиров эскадрилий ВВС РККА). 4 июля 1937 года ему присвоено воинское звание «комбриг».

Затем он работал начальником Рязанских высших курсов усовершенствования ВВС, командиром 167-го резервного авиационного полка, расквартированного в Рязани, отрабатывал в этом полку методику «слепых» полетов. 4 июня 1940 года Шахту было присвоено звание генерал-майора авиации, а в ноябре он был назначен на должность заместителя командующего ВВС Орловского военного округа по высшим учебным заведениям.

Эрнсту Генриховичу каким-то чудом удалось избежать участи многих его коллег по военному делу и участников событий в Испании, репрессированных в 1937-1939 годах. Но удача эта оказалась лишь временной: 30 мая 1941 года его все же арестовали – уже на новой волне репрессий против военных.

Весной 1941 года ЦК ВКП(б) и Совнарком инициировали несколько проверок состояния дел военно-воздушных сил страны. В результате со своих постов были сняты, а затем арестованы ряд руководящих кадров, в том числе командующий ВВС Московского военного округа Петр Пумпур. В «Выводах по приему т. Сбытовым и сдаче т. Пумпуром ВВС Московского военного округа», утвержденных СНК и ЦК ВКП(б) 27 мая 1941 года, есть упоминание Шахта: «Тов. Пумпур неоднократно настаивал перед ГУ ВВС КА о назначении в качестве заместителя командующего ВВС МВО генерал-майора авиации Шахта, который, как выяснилось при проверке, не может пользоваться доверием и является подозрительным человеком (немец по национальности, подданство СССР принял лишь в 1936 г., в период пребывания немцев в г. Липецке, с ноября 1925 г. по апрель 1926 г., служа в 1-й легкобомбардировочной эскадрилье, по совместительству работал представителем при немецкой школе в г. Липецке; был постоянным пилотом Алксниса и командиром авиаотряда, обслуживающего Управление ВВС при Алкснисе»). 

В этом же документе начальнику ГУ ВВС КА т. Жигареву и начальнику 3-го управления НКО (руководителю военной контрразведки) А.Н. Михееву поручалось «тщательно проверить <…> генерал-майора Шахта».

В тот же день, когда был арестован Эрнст Шахт, НКВДшники задержали и наркома боеприпасов И.П. Сергеева и его заместителя А.К. Ходякова. На следующий день был арестован П.И. Пумпур, 1 июня - помощник генерал-инспектора ВВС Красной армии комдив Н.Н. Васильченко, 4 июня - заместитель начальника штаба ВВС РККА генерал-майор авиации П.П. Юсупов, а 7 июня - начальник Управления ПВО СССР генерал-полковник Г.М. Штерн, нарком вооружений Б.Л. Ванников и заместитель командующего ВВС Ленинградского военного округа генерал-майор авиации А.А. Левин. Аресты высокопоставленных военных продолжались и после начала войны.

Шахта продержали в тюрьме более полугода. Следствием по его делу, как и по делам других арестованных военачальников, руководил начальник следственной части по особо важным делам НКВД Л.Е. Влодзимирский, отличавшийся удивительной жестокостью. Много позже, в 1953 году, уже находясь сам под следствием как участник «банды Берия», он дал показания: «В моем кабинете действительно применялись меры физического воздействия <…> Били арестованных резиновой палкой и они при этом, естественно, стонали и охали» (цитируется по книге А.А. Левина «Чужая «правда» ).

13 февраля 1942 года Шахта приговорили к высшей мере наказания по обвинению в «шпионаже в пользу Германии», «передаче немцам шпионских сведений о советском самолетостроении» и «участии в антисоветском военном заговоре». Приговор был приведен в исполнение через 10 дней – 23 февраля 1942 года. Ему было 38 лет.

Жена Шахта Эмма Фишер была арестована 31 июля 1941 года и также приговорена к расстрелу по обвинению в «шпионаже в пользу Германии». Она проходила по тому же делу, что и ее муж.

Дочери после смерти родителей попали в детский дом, позже их удочерили. Родители Шахта в сентябре 1941 года были депортированы в Карагандинскую область, а через год им дали по пять лет как «членам семьи изменника Родины». Об их дальнейшей судьбе ничего не известно.

В 1943 году Шахт посмертно был лишен звания Героя Советского Союза и государственных наград.

Эрнст Генрихович Шахт был реабилитирован в 1955 году, а в 1960 году восстановлен в звании Героя Советского Союза и в правах на государственные награды.

Архивные документы Э.Г. Шахта Церемония установки таблички
«Последнего адреса» (фото), (видео)

Фото: Мария Олендская



Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.