Москва, Большая Ордынка, 31
На карте

| 13.01.2019

Кирпичный дом по адресу Большая Ордынка, 29 был построен в 1917 году. Согласно базам «Мемориала», по крайней мере два жильца этого дома были расстреляны в годы Большого террора. Одному из них сегодня мы установили памятный знак. Однако, поскольку нынешние жильцы этого дома не разрешили нам установку знака «Последнего адреса», мы разместили табличку на соседнем доме № 31, с разрешения его жильцов и владельцев квартир. На этом доме в ноябре 2017 году уже были установлены два памятных знака.

Заявку на установку таблички подала Татьяна Белогорская. Она же написала статью, которую (с некоторыми добавлениями из архивных документов) мы приводим ниже.


Вениамин Аркадьевич Зильберминц родился в 1887 году в Полтаве в семье военного врача, кавалера ордена св. Станислава 3-й степени Арона Гершовича Зильберминца, сына купца из Каменец-Подольска.

В 1904 году Вениамин окончил полтавскую гимназию, год проучился в Киевском университете, но затем уехал в Петербург, где занимался сначала на металлургическом факультете Политехнического института, а потом поступил на физико-математический факультет университета, который закончил в 1912 году по кафедре минералогии.

Во время учебы он занимался исследованием минералов из Ильменских гор, Питкяранты и других мест, интересуясь главным образом минералами редких земель и редких тяжелых металлов. В летнее время участвовал в ряде студенческих экскурсий в Финляндии, окрестностях Пскова, Изборска, Новгорода. Летом 1910 года он был командирован Императорским Санкт-Петербургским обществом естествоиспытателей (СПбОЕ) в Ферганскую область для сбора радиоактивных минералов. Выполнив это поручение, Вениамин совершил экскурсию в предгорья Памира, причем дважды пересек Алайский и Заалайский хребты и долину Алая. О результатах этой поездки он сделал сообщение в Отделении геологии и минералогии СПбОЕ.

После окончания учебы его оставили на кафедре для подготовки к получению профессорского звания. В течение осени 1912 года Зильберминц исполнял обязанности хранителя минералогического кабинета, а с марта 1913 года - хранителя Почвенного музея университета. Позднее он был назначен ассистентом кафедры минералогии Петербургского университета, где и работал до 1923 года с перерывом в два года (1915-1917 годы), когда служил добровольцем на юго-западном фронте в медикосанитарной службе.

С этого же времени начинается и его сотрудничество с академиком В.И. Вернадским, которое переросло в крепкую дружбу и продолжалось многие годы. Так, в 1914-1915 годах Зильберминц работал под руководством Вернадского в радиевой экспедиции в Прибайкалье. В эти годы он много ездил в геологические экспедиции на Кавказ, в Среднюю Азию, на Урал, в Забайкалье.

После Октябрьской революции Зильберминц включается в работу Комиссии по изучению естественных производительных сил России (КЕПС): изучает полезные ископаемые центральных губерний страны. С 1918 года он - сотрудник Геолкома, с января 1919 по март 1920 года - член Горно-геологической комиссии при ВСНХ.

Сфера его научных интересов близка к исследованиям другого ученика Вернадского - Я.В. Самойлова. Ученые состоят в переписке, и впоследствии Зильберминц приглашается на работу в Москву для изучения осадочных пород и их состава. После переезда в Москву в 1923 году Вениамин Аркадьевич начинает преподавать в МВТУ, Московской горной академии и руководить геохимической лабораторией Московского университета, вошедшей с 1927 года в Институт прикладной минералогии (ИПМ), в который Зильберминц с ноября 1923 года был зачислен штатным сотрудником. В ИПМ (ныне Всероссийский научно-исследовательский институт минерального сырья им. Н.М. Федоровского, «ВИМС») Вениамин Аркадьевич продолжил исследования по изучению минералов урана, начатые им еще до революции в радиевой экспедиции. Он стоял у истоков работ по получению советского радия и урана.

С осени 1925 по 1930 год Зильберминц - заведующий Геохимической лабораторией института. С 1927 года под влиянием идей Вернадского Вениамин Аркадьевич начал заниматься геохимией рассеянных элементов в углях с целью использования их в качестве источника редких металлов. Он приступает к систематическим исследованиям биогенных пород - известняков, углей и нефти для выяснения роли живого вещества в глобальных процессах формирования осадочной оболочки. Главным индикатором процессов были выбраны редкие элементы - германий, ванадий, бериллий, барий, стронций и др.

В 1930 году Зильберминц создает в Московском нефтяном институте имени И.М. Губкина кафедру минералогии и петрографии, где работает профессором и первым заведующим. В этом институте он открыл лабораторию исследования осадочных пород.

Все работавшие с Зильберминцем отмечали его широкую эрудицию. Кроме геологии, геохимии, минералогии он блестяще знал химию, физику, ботанику, астрономию. Всегда ровный во взаимоотношениях с людьми, он был внимателен к научным интересам своих сотрудников. Зильберминц прекрасно знал и любил музыку. Импровизированные концерты, которые он устраивал в институте, на отдыхе в санатории «Узкое» и даже в экспедиционных условиях, неизменно доставляли радость окружающим.

Научные интересы Зильберминца в 1930-е годы сосредоточились на минералогии и геохимии редких и рассеянных элементов, столь нужных тогда промышленности. Он исследует месторождения Урала, Таджикистана, Ферганы, Памира. Работая в 1933-1934 годах в Таджикско-Памирской экспедиции, он открывает под Самаркандом месторождение уран-ванадиевых руд.

Пионерские работы Вениамина Аркадьевича выполнены в 1930-х годах с небывалым для того времени размахом. Он заложил основу современной геохимии бериллия, ванадия, хрома и никеля в углях и внес много нового в только что появившуюся тогда угольную геохимию германия. Он сформулировал главные направления новой отрасли геохимии - геохимии углей. Им были показаны перспективы их использования в качестве сырья для получения редких металлов. Он по праву считается основателем советской школы геохимиков-угольщиков.

В 1936 году под его руководством в ВИМСе была получена первая в СССР партия германия, извлеченная из топочной золы донецких углей. В Таджикско-Памирской экспедиции им велись поиски полезных ископаемых. Был открыт ряд месторождений редких металлов в Средней Азии и на Урале.

В 1937 году в Москве состоялся Международный геологический конгресс. Зильберминц принял активное участие в его работе и сопровождал группу иностранных геологов в экскурсии по Карелии и Кольскому полуострову. Общительный характер Вениамина Аркадьевича, хорошее знание языков способствовали возникновению контактов, оживленным беседам на научные темы. Определение рассеянных элементов в углях, битумах, золе нефти, как и любая новая проблема, с трудом завоевывало общественное признание. В те годы не было приборов, новые высокочувствительные методы определения редких элементов в природных материалах разрабатывались впервые в нашей аналитической химии.

В течение 1933-1937 годов Зильберминц воплотил в реальность идеи своего учителя академика Вернадского. Он прошел путь от первых определений рассеянных элементов в углях до технологических испытаний и получения чистых металлов. Работая на стыке фундаментального и прикладного знания, Зильберминц отлично понимал практическое значение работ по органической геохимии.

25 июня 1938 года он был срочно вызван в Москву с полевых работ в Донбассе. Как только он прибыл в столицу, его арестовали и обвинили в «шпионаже в пользу Германии и вредительстве».

Согласно обвинительному заключению, Вениамин Аркадьевич якобы еще в 1905 году стал агентом царской охранки, на которую работал вплоть до 1912 года. Поводом для подобного обвинения стал эпизод из жизни Зильберминца-студента: в 1905 году его задержала полиция «за агитацию по выборам во 2-ю Государственную думу за социал-демократическую фракцию», но, продержав в участке два дня, освободили. «Освобождение из участка через два дня без последствий – только пожурили и не выгнали из института – свидетельствует о вербовке в агенты царской охранки».

В 1934 году, по версии следствия, его завербовал агент германской разведки, которой он передавал шпионские сведения. Более того, параллельно он якобы состоял в «шпионско-фашистской террористической организации, существовавшей в системе геолого-разведочной промышленности».

В качестве «доказательств» вредительства следователь приводит такие доводы: «Отсутствие целеустремленности, стремление быть подальше от практических результатов. Целый год был затрачен на разработку методики извлечения из золы углей германия <…> С вредительской целью не изучал редкие металлы в углях тех месторождений, в которых они были».

Академик Вернадский пытался вытащить своего ученика из тюрьмы, писал письма в разные инстанции, но бесполезно.

21 февраля 1939 года Зильберминца приговорили к высшей мере наказания и расстреляли в тот же день. Ему было 52 года.

Вениамин Аркадьевич Зильберминц был реабилитирован в 1956 году.

Все его дети - Людмила (1909-1972), Ирина (1924-1999), Александр (1927-2001) и Елена (1933-2000) - стали учеными и исследователями в различных областях прикладных наук.

Церемония установки таблички «Последнего адреса» (фото), (видео)

Фото: Мария Олендская

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.