Москва, Никольская улица, 17
На карте

| 27.01.2019

В этом доме находится Камерная сцена имени Б.А. Покровского Государственного академического Большого театра (ГАБТ).

Дом расположен на одной из старейших московских улиц и имеет давнюю и богатую историю. В здании, когда-то принадлежавшем Синодальной типографии, в 70-е годы XIX века были открыты гостиница и ресторан «Славянский базар». Постояльцами и посетителями этих заведений были самые богатые, успешные и знаменитые люди. Здесь останавливались знатные иностранцы, часто бывали Чехов, Чайковский, Репин, Римский-Корсаков. В кабинете ресторана встретились в 1897 году К.С. Станиславский и В.И. Немирович-Данченко, и с этой встречи началась история Московского Художественного театра. В феврале 1905 года эсерка Дора Бриллиант в одном из номеров гостиницы приготовила бомбу, которой Иван Каляев взорвал Великого князя Сергея Александровича.

В послереволюционные годы в здании разместились советские учреждения, в том числе Общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству (ОСОАВИАХИМ). Часть помещений дома тогда же была отдана под жилье.

Согласно базам «Мемориала», как минимум четыре жильца этого дома погибли в годы Большого террора. В декабре 2018 года на фасаде этого дома мы установили первую мемориальную табличку с именем бухгалтера Альвины Карловны Петерсон.

Сегодня здесь появилось еще два памятных знака.


Абрам Тулбович с сыном Марком и женой Этной, 1934 г.

Абрам Львович Тулбович родился в 1895 году в деревне Патмяльники Режицкого уезда Витебской губернии. У Абрама было лишь среднее образование.

В семье сохранилась память о том, что он был «ярый большевик» и шел туда, куда направляла партия. Работал на Дону, в Симбирске в комитете профсоюзов. Именно оттуда был переведен в Москву.

На момент ареста Тулбович работал начальником аптеки гарнизонной амбулатории Московского военного округа.

Репрессии среди военных начались еще в 1935 году, а после процесса над М.Н. Тухачевским и другими крупными военачальниками в мае-июне 1937 года они стали массовыми. На февральско-мартовском пленуме ЦК ВКП(б) нарком обороны СССР К.Е. Ворошилов заявлял: «В армии к настоящему моменту вскрыто пока не так много врагов. Говорю – к счастью, надеясь, что в Красной Армии врагов вообще немного. Так оно и должно быть, ибо в армию партия посылает лучшие свои кадры; страна выделяет самых здоровых и крепких людей».

Лето 1934 г., хутор Верхняя Бузиновка

Историки до сих пор спорят, сколько из этих «здоровых и крепких» стали жертвами беззакония и фальсифицированных обвинений. По данным «Мемориала», только в течение 1937–1938 годов было репрессировано не менее 32 тысяч военнослужащих РККА – от маршалов до рядовых. Вряд ли подсчету поддаются гарнизонные начальники аптек и прочие мелкие служащие.

Абрама Львовича Тулбовича арестовали 4 апреля 1937 года, когда почва для широкомасштабных репрессий среди военных как раз готовилась.

16 июня 1937 года его обвинили в «участии в контрреволюционной террористической организации» и приговорили к высшей мере наказания. 17 июня он был расстрелян. Ему было 42 года.

Когда деда арестовали, вспоминает его внук Владимир Тулбович, а вслед за ним отправилась на восемь лет в лагеря и его жена Энта, их сына Марка (отца Владимира), тогда еще подростка, хотели забрать в детдом. Но сестра Энты Фрида взяла мальчика в свою семью. Освободившись из лагеря, Энта пыталась выяснить, какова судьба мужа, в соответствующих инстанциях ей ответили, что он умер от воспаления легких в 1941 году.

Абрам Львович Тулбович был реабилитирован Военной коллегией Верховного суда СССР в 1956 году. И только в позднесоветские времена на очередной запрос родственников из прокуратуры пришел ответ, что Тулбович был расстрелян в 1937 году.


Дмитрий Александрович Шпак родился в 1911 году в поселке Харцызск (современная Донецкая область), получил лишь низшее образование.

На момент ареста Шпак работал шофером на автобазе Наркомата по иностранным делам СССР (НКИД).

«Чистки» в НКИДе начались уже с 1920-х годов, тогда в ведомстве появилась так называемая тройка, которая занималась «персональными вопросами» и избавлялась от лиц, не вызывавших доверия «в идейно-политическом отношении». Сменивший в 1930 году Г.В. Чичерина на посту наркома иностранных дел М.М. Литвинов без визы Сталина уже не мог принимать никаких кадровых решений. Очень скоро НКИД был поставлен под жесткий партийный контроль и окончательно потерял свободу действий. Развернувшаяся в стране охота на германских, японских, английских и других иностранных «шпионов» во второй половине 1930-х годов приобрела массовый характер. Круг «социально-опасных» постоянно ширился - в «шпионы», «агенты» и «террористы» записывали уже не только дипломатов, но и всех без разбора служащих внешнеполитического ведомства.

Под этот каток попал и простой шофер Дмитрий Шпак. Его арестовали 26 июня 1937 года и обвинили в «участии в контрреволюционной террористической группе». Уже через четыре месяца - 27 октября 1937 года - он был приговорен к расстрелу и расстрелян в тот же день. Ему было всего 26 лет.

Дмитрий Александрович Шпак был реабилитирован в 1957 году.

Церемония установки табличек «Последнего адреса»: фото, видео
 

Фото: Евгений Шмуклер



Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.