Москва, улица Доватора, 7
На карте

| 23.02.2019

До 1960 года улица Доватора носила название Малые кочки, поскольку когда-то примыкала к болоту. В 1925 году рядом, на улице Усачева, началось строительство одного из первых в Москве жилых комплексов — «Усачевки» (архитекторы проекта А.И. Мешков, Н.М. Молоков и др.), который включал в себя девять домов, отчасти выходивших на улицу Доватора. Комплекс, с просторным квартирами и большими благоустроенными дворами, был закончен в 1928 году и, хотя и назывался «рабочий поселок», предназначался в основном для «старых большевиков». Позднее улицу Доватора застроили похожими домами, в 1929 году был построен дом № 7, в котором, по рассказам его жителей, поселились сотрудники Института красной профессуры, преподаватели других вузов. В 1930-е годы многие из них были арестованы.

Согласно базам «Мемориала», не менее 17 жильцов этого дома были репрессированы в годы Большого террора. В октябре 2018 года мы установили памятные знаки двоим из них. Сегодня здесь появилась еще одна табличка.


Николай Ванаг, 1918 год

Николай Николаевич Ванаг родился в 1899 году в Риге в семье бухгалтера. Его отец скончался, когда мальчику был всего год. Мать работала швеей. Николай окончил гимназию и довольно рано начал зарабатывать на жизнь репетиторством.

В 1917 году юноша, увлекшись революционными идеями, вступил в коммунистическую юношескую организацию в городе Вольмар.

Вскоре он переехал в Москву, где его назначили секретарем издательства Наркомата юстиции РСФСР. В сентябре 1918 года Николай вступил в РКП(б), а в декабре его командировали в Латвию, где он стал членом коллегии Наркомата ревизии и контроля. Когда немцы захватили Ригу весной 1919 года, Ванаг остался в прифронтовом Люцинском уезде в качестве члена ревкома и члена уездного комитета партии. Осенью он пробыл несколько месяцев в Москве на краткосрочных курсах агитаторов и инструкторов при ВЦИКе (будущий Коммунистический университет им. Я.М. Свердлова, «Свердловка»). Затем его направили в Екатеринодар (нынешний Краснодар) на партийную работу – заведующим агитпропотделом Краснодарского окружкома РКП(б), а затем секретарем одного из городских райкомов партии.

Ванаг добровольцем участвовал в подавлении Кронштадтского восстания.

В середине 1921 года Николай вернулся в Москву и начал учиться на лекторских курсах при Коммунистическом университете им. Я.М. Свердлова. В 1922 году он поступил на историческое отделение Института красной профессуры (ИКП), что предопределило его дальнейшую судьбу. «Для 22-летнего слушателя все ново и интересно: знакомство с М.Н. Покровским, другими видными учеными-большевиками, погружение в мир истории, который, как уверяют учителя, совершенно не изучен, поскольку буржуазные историки писали неправду, а историки-марксисты только приступают к изучению прошлого; первые муки творчества... Атмосфера напряженного научного поиска окружает Ванага в стенах ИКП», - пишет в статье о Николае Николаевиче Ванаге, опубликованной в 1992 году в № 6 журнала «Отечественная история», его биограф историк Андрей Артизов.

Параллельно с учебой в университете Ванаг преподает в Коммунистическом университете трудящихся Востока, Комуниверситете им. Свердлова, Институте им. К. Либкнехта и Коммунистическом университете национальных меньшинств Запада, пишет научные работы.

Так, в 1923 году вышла его работа «Финансовый капитал в России накануне мировой войны. Опыт историко-экономического исследования системы финансового капитала в России», переизданная затем в 1925 и 1930 годах, а в 1925 году была издана учебная хрестоматия по экономическому развитию России во второй половине XIX-начале XX в., которую молодой ученый написал в соавторстве с С.Г. Томсинским.

В середине 1920-х годов Ванаг был временно исключен из партии за троцкистскую позицию в дискуссии 1923–1924 годов.

После окончания университета он по распределению попал в Харьков, где возглавил кафедру истории России и Украины Коммунистического университета им. Артема и преподавал в местном институте подготовки кадров ИКП.

Осенью 1926 года по настоянию покровителя Ванага профессора Покровского молодого историка переводят в Москву на должность заведующего подготовительным отделением и учебной частью Российской ассоциации научно-исследовательских институтов общественных наук (РАНИОН).

В 1929 году Ванаг был избран членом коллегии недавно созданного Института истории Комакадемии, в ноябре - временно исполняющим обязанности председателя РАНИОН (вместо выехавшего на лечение за границу профессора Покровского), а зимой 1930 года - заведующим историческим отделением ИКП. Правда, на этом посту он продержался недолго: из-за возникших научных и политических разногласий с Покровским последний снял его с поста.

В 1932 году Ванага назначили руководителем кафедры истории народов СССР Института заочного обучения партийных кадров ЦК ВКП(б), где по поручению Агитпропотдела ЦК ВКП(б) он приступил к работе над учебным пособием «Краткий очерк истории народов СССР» для учащихся средних звеньев сети партийного просвещения. Пособие получило одобрение наркома просвещения РСФСР А.С.Бубнова. В 1933 году комиссия наркомата по школьным учебникам поручила группе историков под руководством Ванага написать учебник по истории России и СССР. К тому моменту Николай Николаевич работал заместителем директора Института истории Комакадемии и отвечал за изучение отечественной истории. Он также был членом комиссии по изданию Полного собрания сочинений М.Н. Покровского, заведовал кафедрой в Институте заочного обучения партийных кадров ЦК ВКП(б), преподавал в ИКП.

5 марта 1934 года, когда работа над учебником шла полным ходом, на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) был поставлен вопрос о неудовлетворительном преподавании истории в школах. 8 марта нарком просвещения Бубнов созвал срочное совещание историков и географов. Затем состоялось несколько заседаний и совещаний, по итогам которых 15 мая было принято совместное постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР «О преподавании гражданской истории в школах СССР». В постановлении предусматривалось создание нескольких авторских коллективов, которые должны были заняться подготовкой новых учебников по истории. Учебник по истории СССР было поручено написать Ванагу. В его группу были определены профессоры-историки Б.Д. Греков, А.М. Панкратова и С.А. Пионтковский. Им поручалось до 15 июня 1934 года подготовить конспект нового учебника по истории народов СССР, а после его утверждения ЦК ВКП(б) – сам учебник к июню 1935 года.

Группа историков под руководством Ванага составила конспект учебника в сжатые сроки. В начале августа конспект лег на стол Сталину, и тому он не понравился. 13 августа членам Политбюро ЦК ВКП(б) и авторам конспекта учебника были разосланы «Замечания по поводу конспекта учебника по истории СССР» за подписью Сталина, Жданова и Кирова. Начинались «Замечания…» разгромно: «Группа Ванага не выполнила задания и даже не поняла самого задания. Она составила конспект русской истории, а не истории СССР - т.е. истории Руси, но без истории народов, которые вошли в состав СССР (не учтены данные по истории Украины, Белоруссии, Финляндии и других прибалтийских народов, северокавказских и закавказских народов, народов Средней Азии и Дальнего Востока, а также волжских и северных народов – татары, башкиры, мордва, чуваши и т.д.) В конспекте не подчеркнута аннекционистско-колонизаторская роль русского царизма, вкупе с русской буржуазией и помещиками («царизм – тюрьма народов») <…> В конспекте свалены в одну кучу феодализм и дофеодальный период, <…> понятия реакция и контрреволюция, <…> не даны условия и истоки национально-освободительного движения покоренных царизмом народов России». Завершались «Замечания» довольно резким и категоричным выводом: «Вообще, надо сказать, что конспект составлен крайне неряшливо и не совсем грамотно с точки зрения марксизма. <…> Нам нужен такой учебник истории СССР, где бы история Великороссии не отрывалась от истории других народов СССР – это во-первых - и где бы история народов СССР не отрывалась от истории общеевропейской и вообще мировой истории – это во-вторых».

Авторский коллектив Ванага в срочном порядке переработал конспект, который был готов к концу сентября. Секретарь ЦК ВКП(б) Жданов его одобрил, и историки приступили к составлению самого учебника, который был закончен в августе 1935 года. Но, скорее всего, этот вариант учебника также не понравился Сталину, поскольку решения о его издании не было. Более того, 27 января 1936 года в газете «Правда», выпуск которой был практически полностью посвящен вопросам изучения и преподавания истории, были опубликованы и «Замечания…» к первому варианту учебника, а также рецензия на второй вариант учебника.

3 марта в центральных газетах появилось постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) «Об организации конкурса на лучший учебник для начальной школы по элементарному курсу истории СССР с краткими сведениями по всеобщей истории». Было создано несколько авторских коллективов, один из них возглавил Ванаг. Его группа подготовила очередной вариант учебника к июню 1936 года.

Но 21 июня 1936 года Николай Николаевич был арестован и обвинен в участии в «существовавшей в ИКП контрреволюционной правотроцкистской организации», которая якобы ставила своей целью, в том числе, «подготовку террористических актов против членов Политбюро ЦК ВКП(б)». Из протокола допроса бывшего преподавателя истории ВКП(б) в Коммунистическом институте журналистике (КИЖ) Я.В. Рониса: «В стенах историко-партийного ИКП велась усиленная идеологическая подготовка слушателей – участников контрреволюционной правотроцкистской организации к восприятию идеи террора. Преподаватели историко-партийного ИКП В.Невский, Ванаг, И.Попов, Кин (Д.Я. Кин был расстрелян 8 февраля 1938 года по обвинению в «участии в троцкистской террористической организации». – ред.), Баевский, Кнорин (заместитель заведующего отделом пропаганды ЦК ВКП(б) В.Г. Кнорин был расстрелян 29 июля 1938 года по обвинению в шпионаже. – ред.), Карев, Разумовский вели свои занятия так, что оправдывали методы и средства борьбы народнических групп, эсеров, максималистов в России; бланкистов, синдикалистов, анархистов – на Западе, то есть оправдывали террор. Например, Невский на своих занятиях открыто оправдывал террор народников и эсеров, доказывая, что будто бы большевики стояли на точке зрения применения индивидуального террора как метода и средства борьбы».

Николая Николаевича продержали в тюрьме почти восемь месяцев. За это время у него было 19 допросов и очных ставок, один из допросов, проведенный в январе 1937 года, длился три дня.

7 марта 1937 года Ванага приговорили к расстрелу. Приговор был приведен в исполнение 8 марта. Ему было 38 лет.

В тот же день были расстреляны декан исторического факультета МГУ Г.С. Фридлянд, арестованный 1 мая 1936 года (в мае 2016 года мы установили ему памятный знак), один из соавторов Ванага по учебнику истории заведующий кафедрой истории СССР Историко-философско-литературного института (ИФЛИ) С.А. Пионтковский, арестованный 7 октября 1936 года, директор ИФЛИ П.Г. Пригожин (он был арестован раньше всех – 11 апреля 1935 года – и сначала приговорен к трехлетней ссылке в Уфу, но затем приговор был изменен на расстрел). Имена четырех историков есть в сталинских списках от 27 февраля 1937 года.

Другой соавтор Ванага по учебнику - А.М. Панкратова - в августе 1936 года была исключена из ВКП(б) за «потерю партийной бдительности, защиту «контрреволюционеров-историков» Н.Н. Ванага и др.» и была переведена на работу в Саратовский государственный университет заведующей кафедрой истории СССР.

Репрессиям в 1930-х годах подверглись и другие видные историки. Так, в 1935 году по обвинению в «руководстве антипартийной группой» был арестован и осужден на пять лет лагерей директор Библиотеки им. Ленина В.И. Невский. По т.н. «делу Невского» были арестованы и приговорены к различным срокам заключения научный сотрудник Института Маркса, Энгельса, Ленина (ИМЭЛ) при ЦК ВКП(б) A.С. Бернштейн, ведущие сотрудники группы по истории пролетариата Института истории Комакадемии П.И. Анатольев и П.П. Парадизов (оба были расстреляны 19 июня 1937 года), инструктор Института массового заочного обучения при ЦК ВКП(б) М.Л. Ципис, старший научный сотрудник Института истории Комакадемии, редактор-консультант издательства «История фабрик и заводов» B.З. Зельцер (был расстрелян 8 октября 1937 года), заместитель директора Государственной библиотеки СССР им. В. И. Ленина по науке И.Г. Кизрин. В 1937 году «по вновь открывшимся обстоятельствам» Невского приговорили к расстрелу как «активного участника антисоветской террористической организации правых» и казнили 26 мая 1937 года. По данным историка Н.В. Камеровой, приведенным в статье «Репрессии по отношению к историкам в СССР в 1929–1938 гг.», из 38 преподавателей ИКП было репрессировано 20 человек, в том числе историки Н.М. Лукин (приговорен 26 мая 1939 года к 10 годам лагерей, в 1940 году скончался в лагере), А.И. Гайстер (расстрелян 30 октября 1937 года), С.Г. Томсинский (расстрелян 11 октября 1936 года).

Николай Николаевич Ванаг был полностью реабилитирован в 1957 году.

Архивные фотографии и документы Церемония установки таблички
«Последнего адреса»: фото, видео

Фото: Мария Олендская
***
База данных «Мемориала» содержит сведения еще о четырнадцати репрессированных, проживавших в этом доме. Если кто-то из наших читателей хотел бы стать инициатором установки мемориального знака кому-либо из этих репрессированных, необходимо прислать в «Последний адрес» соответствующую заявку.
Подробные пояснения к процедуре подачи заявки и ответы на часто задаваемые вопросы опубликованы на нашем сайте.

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.