Санкт-Петербург, 16-я линия Васильевского острова, 35
На карте

| 13.10.2019

Доходный дом № 35 по 16-й линии Васильевского острова был построен в 1910-1911 годах в стиле «модерн» по проекту гражданского инженера Н.И. Товстолеса. В советское время шестиэтажный дом был надстроен седьмым этажом. Известны имена как минимум шести жителей этого дома, арестованных и расстрелянных в годы Большого террора. Первые три памятных знака мы установили в июне 2019 года. Сегодня здесь появилась четвертая мемориальная табличка.


Алексей Никитич Адуевский родился в 1902 году в селе Ям (Ямы, Яма, Jaama) Везенберского уезда Эстляндской губернии. Он окончил лишь первый класс сельской школы (известно, что в 1907 году в Ямах была открыта церковно-приходская школа, обучение в ней было платным). До революции 1917 года, то есть к своим 15 годам, Алексей успел поработать пастухом и на сланцевых разработках. В 1922-23 годах он служил по мобилизации в эстонской армии в чине рядового. 

Деревня Ямы в 1930 году. Из фондов Нарвского музея. Источник фото: http://www.narova.eu/jaama-2

В 1924 году в Гдовском районе Алексей Адуевский совершил нелегальный переход границы из Эстонии в СССР.

Переход границы подробно отражен в протоколе допроса Адуевского 7 марта 1938 года: «Со стороны эстонской погранохраны я замечен не был. На стороне СССР я явился на заставу, откуда был направлен в г. Гдов, из Гдова во Псков и далее в Ленинград, где и был осужден на три месяца условно. Границу я переходил с пятью товарищами без посторонней помощи, только спросили четырех приграничных крестьян, где лучше пройти границу, чтобы не попасть на эстонский обход. Границу переходили со мной следующие т.т.:

1. Анушев Алексей Илларионович, проживает в Ленинграде по ул. 3 июля, дом 43 или 45, точно не помню, работает в артели «Спортсудостроитель» шлюпочником. (Анушев был расстрелян по приговору «двойки» 1 апреля 1938 года. – прим. ред.).

2. Гусев Михаил Кириллович, жил в Ленинграде до 1929 года на Болдыревом пер. д. 7, работал на Балтийском заводе рабочим. В 1929 выслан из Ленинграда за то, что имел много судимостей, куда именно выслан, не знаю. (Гусев был расстрелян в Ленинграде по приговору Особой тройки 6 сентября 1937 года. – прим. ред.).

3. Хапов Илья Михайлович. Жил в Ленинграде, адреса не знаю. С 1936 года я его не встречал.

4. Шелихов Степан Кириллович, проживал в Ленинграде в Гавани (точный адрес не знаю). Работает на фабрике Веры Слуцкой рабочим.

5. Шибалов Михаил Петрович. Проживает на станции Тайцы, работает в артели «Обувь» в Ленинграде.

Границу я перешел так же, как и мои товарищи, по той причине, что 1922 году был заливной и весь урожай, который был, смыло водой. Чтобы не погибнуть с голоду, я сговорился с товарищами и перешел границу».

В Ленинграде после перехода границы Адуевский с 1925 по 1931 годы работал шлюпочником на заводе им. Марти. С 1925 года он состоял в профсоюзе рабочих-деревообделочников. С 1931 по 1933 год он работал в «Электромортресте» подручным монтера, а с 1933 года и до момента ареста вновь работал шлюпочником на Ленинградском судостроительном заводе им. Каракозова (завод располагался на Волковской ул., 23/27).

С 1925 по 1927 год Адуевский был членом ВКП(б), но исключен из партии «за пассивность».

В Ленинграде он жил с семьей: женой Анастасией Ивановной Адуевской и семилетней дочерью. Все остальные его родственники остались в Эстонии, занимались сельским хозяйством: брат Иван, сестры Анна и Любовь, мать Параскева Хрисанфоровна. Отец Никита Адуевский умер в 1931 году, после чего, по словам Алексея Никитича, связи с родственниками в Эстонии он не имел.

Адуевского арестовали 1 марта 1938 года. Одного факта его рождения и нахождения его семьи на территории Эстонии было достаточно, чтобы обвинить его в том, что он «агент эстонской разведки и занимается шпионской деятельностью на территории СССР».

Из протокола первого допроса Адуевского 7 марта 1938 года:

«Вопрос: За что вы вызывались в полицию в Эстонии?

Ответ: В Эстонии я вызывался в полицию за то, что похитил бочку со смолой у одного крестьянина. Смола была нужна для того, чтобы жечь костры в Иванов день по обряду».

Текст справки о реабилитации А.Н. Адуевского

Всего в деле Адуевского два допроса. На первом он отказывается признать свою вину: «О том, что я являюсь шпионом, первый раз слышу. Я шпионом не являюсь». Но уже 11 марта на втором допросе он признает себя эстонским шпионом и повторяющимися из дела в дело фразами рассказывает о вербовке в разведслужбу в Эстонии. Этого допроса достаточно для того, чтобы 20 марта сотрудники НКВД составили на него обвинительное заключение по ст. 58-6 УК РСФСР. 23 марта Комиссия НКВД и Прокурора СССР в Москве вынесла ему расстрельный приговор, а 26 апреля 1938 года комендант УНКВД Ленинградской области Поликарпов привел приговор в исполнение.

Алексей Никитич Адуевский был реабилитирован в 1958 году. Его дело было прекращено «за отсутствием состава преступления».


Церемония установки таблички "Последнего адреса": фото

Фото: Дарья Захарова
***
Книга памяти "Ленинградский мартиролог" содержит сведения еще о двух репрессированных, проживавших в этом доме. Если кто-то из наших читателей хотел бы стать инициатором установки мемориального знака кому-либо из этих репрессированных, необходимо прислать в «Последний адрес» соответствующую заявку.
Подробные пояснения к процедуре подачи заявки и ответы на часто задаваемые вопросы опубликованы на нашем сайте.

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.