Москва, Большой Харитоньевский пер, 9
На карте

| 24.11.2019

Кирпичный жилой дом № 9 по Большому Харитоньевскому переулку был построен в 1927 году по проекту архитектора Валентина Дубовского в стиле конструктивизма. Впрочем, в краеведческой литературе всплывает и 1926 год, так что вопрос о времени возведения здания остается дискуссионным. В этом доме в 1950-х годах жила актриса Рина Зеленая.

Согласно базам «Мемориала», по крайней мере семь жильцов этого дома в 1930-х годах подверглись политическим репрессиям и были расстреляны. Одному из них мы установили мемориальную табличку в феврале 2017 года. Сегодня здесь появился второй памятный знак.


Николай Петрович Рунга родился в 1890 году на севере Латвии, в селении Руен (статус города Руен получил только в 1920 году). Семья была большая и бедная, и мать, и отец батрачили, и Николаю в девять лет тоже пришлось начать зарабатывать – пастухом. Позже он пошел в школу – зимой учился, а летом продолжал подрабатывать поденщиком.

В 1908 году Николай уехал в Санкт-Петербург и устроился в торговую фирму подручным. Через год он поступил юнгой на пароход и на полтора года уплыл за границу.

В 1911 году Николай вернулся на родину и поселился в Риге, где работал то на одном заводе («Унион»), то на другом («Герц и Ко»), но долго на них не задерживался, поскольку уже активно участвовал в забастовочном движении и как «неблагонадежный» всегда был среди первых на увольнение. В 1912 году он вступил в Латвийскую коммунистическую партию (в дальнейшем – член ВКП(б)).

Осенью 1913 года Рунгу призвали в армию. Он был писарем в Главном интендантском управлении, делопроизводителем, служил в автомобильной роте. Службу он закончил в Петрограде помощником завскладом Армейского интендантского вещсклада в марте 1917 года.

В первые дни Февральской революции Рунгу избрали в Совет рабочих и солдатских депутатов от Путиловского завода, где он стал секретарем командного комитета сводной команды. В октябрьских событиях он участвовал в рядах Красной гвардии Путиловского завода.

Регулярного образования Николай Петрович так и не получил, но постоянно занимался самостоятельно по гимназической программе, знал немецкий язык, по-английски мог читать со словарем. Еще в Латвии Рунга женился. У них родилось двое детей, мальчик и девочка.

После Октябрьской революции Рунга опять перебрался на некоторое время в Ригу, потом работал в органах государственного управления Пскова, Великих Лук, Владимира на различных должностях: заведующим финансовым отделом, налоговым инспектором, председателем ревизионной комиссии.

В январе 1929 года Рунгу отправили на Курсы повышения квалификации красных директоров химической и стекольно-фарфоровой промышленности, на которых он проучился год. Вскоре после этого Рунга получил должность уполномоченного в персидско-советской рыбопромышленной компании «Персрыба» и проработал на этой должности до 1934 года. Еще около года он был членом правления компании и жил в Персии.

Вернувшись в Москву, Рунга работал в Главном управлении Северного морского пути при Совнаркоме СССР на руководящих постах. На момент ареста он был заведующим группой снабжения выставкома РСФСР.

В конце 1937 года выходит директива НКВД о проведении массовой репрессивной операции по линии «латвийского шпионажа». С этого документа официально начинается преследование латышей. До июня 1938 года вышли еще четыре директивы, которые только увеличивали срок репрессивной политики. В частности, Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) от 31 января 1938 года продлевает до 15 апреля 1938 года операции «по разгрому шпионско-диверсионных контингентов из поляков, латышей, немцев, эстонцев, финн, греков, иранцев, харбинцев, китайцев и румын» с сохранением «существующего внесудебного порядка рассмотрения дел».

Николая Петровича Рунгу арестовали 8 марта 1938 года. 22 мая 1938 года Комиссия НКВД и прокурора СССР вынесла обвинение: шпионская деятельность в пользу Латвии и передача секретных сведений латвийской разведке. Приговор – высшая мера наказания. 9 августа 1938 года Николая Петровича расстреляли. Ему было 48 лет.

Жена Ольга через какое-то время после ареста мужа оставила квартиру в Харитоньевском переулке и переехала жить к дочери Надежде. Сын пропал без вести во время Великой Отечественной войны. Заявку на установку таблички в память о Николае Петровиче Рунге подала его правнучка, Екатерина Викторовна Коршунова, которая знает о репрессированных родственниках только со слов родных, но бережно хранит память о них.

Николая Петровича Рунгу реабилитировали в 1989 году.



Церемония установки памятной таблички "Последнего адреса": фото, видео


Фото: Михаил Шейнкер
***
База данных «Мемориала» содержит сведения еще о пяти репрессированных, проживавших в этом доме. Если кто-то из наших читателей хотел бы стать инициатором установки мемориального знака кому-либо из этих репрессированных, необходимо прислать в «Последний адрес» соответствующую заявку.
Подробные пояснения к процедуре подачи заявки и ответы на часто задаваемые вопросы опубликованы на нашем сайте.

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.