Москва, Басманный тупик, дом 10/12

| 08.03.2015
По этому адресу в декабре мы установили два мемориальных знака — Павлу Георгиевичу Кринкину и Николаю Егоровичу Крылову.


Владимир Гаврилович Неверович пришел посмотреть на знак с именем своего отца. Могилы у него нет: расстреляли и закопали в Коммунарке.
Между тем, по данным “Мемориала”, в этом доме проживало как минимум 14 человек, ставших в разные годы жертвами сталинского террора. И вот теперь мы размещаем памятный знак еще одному человеку — Гавриилу Дмитриевичу Неверовичу, которому было 50, когда за ним приехал «черный воронок». Беспартийный, товаровед треста "Спирттехснаб", был обвинен в участии в контрреволюционной организации и расстрелян в день оглашения приговора, 20 января 1938 года. Его старшему сыну Владимиру, теперь обратившемуся в «Последний адрес», чтобы установить в память об отце мемориальный знак, было всего четыре года, когда Гавриила Дмитриевича арестовали, младшему – всего несколько месяцев. Через год была арестована и жена Неверовича как член семьи изменника Родины (ЧСИР): она получила приговор за недонесение на мужа. Дети остались на руках больной престарелой бабушки на целых 13 лет, пока их мать не вернулась из лагерей, проведя три года в Казахстане и еще 10 лет в ссылке, без права проживания в Москве. Никаких документов, кроме одной единственной семейной фотографии, случайно сохранившейся после обыска, у сыновей Гавриила Дмитриевича не осталось. Даже в свидетельстве о смерти, выданном лишь в 1956 году, после реабилитации Неверовича, была написана ложная дата смерти — 25 февраля 1942 года, без указания причины и места смерти.


Фото: Федор Флягин


Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.