Екатеринбург, улица 8 марта, 7
На карте На карте

| 07 апреля 2021

Шестиэтажный дом № 7 по улице 8 Марта, расположенный в центре города, был построен для высших партийных управленцев, технической интеллигенции, деятелей культуры в 1931 году. В июле 2017 года мы установили на этом доме первый памятный знак – с именем служащего Алексея Ивановича Андрияшина. 

В июле 2018 года наши коллеги в Екатеринбурге установили на этом доме еще две мемориальные таблички.

Весной 2020-го все три таблички были отвинчены вандалами. Наши коллеги в Екатеринбурге отследили по камерам наблюдения человека, который это сделал, и подали иски в полицию, которая отказалась возбуждать дело. В конце октября 2020 года таблички были восстановлены. Сегодня здесь появились еще два памятных знака.


Василий Иванович Воропаев родился в 1895 году в деревне Быковка Щигровского уезда Курской губернии и до 12 лет жил в Быковке с родителями. В 1907 году он с отцом уехал в Севастополь на заработки. Брались за любое дело: одно время Василий работал землекопом на водопроводе завода искусственных минералов.

В 1915 году Василия Ивановича призвали в царскую армию, где он дослужился до ефрейтора. В начале 1918 года Воропаев демобилизовался и уехал жить на Донбасс, где недолгое время работал на руднике «Городок». Однако весной он вернулся в родные места и пошел служить в войска внутренней охраны республики (ВОХР), затем – в территориальную железнодорожную ЧК на станции Олочевка. Женился, у них с женой, Прасковьей Федоровной, один за другим родились трое детей: сын Александр (1919 г.р.), дочери Клавдия (1920 г.р.) и Раиса (1923 г.р.).

Когда в конце 1919 года Щигровский уезд освободили от белогвадрейцев, Воропаев вернулся в Щигры и получил назначение на должность уполномоченного по продразверстке.

В мае 1921 года он уже секретарь Щигровского уездного комитета ВКП(б). В апреле 1922-го переброшен в Гайворонск секретарем УКОМа ВКП(б) и до 1927 года переходил с одной партийной должности на другую.

В апреле 1927 года начинается хозяйственная карьера Василия Ивановича Воропаева – он становится начальником планового отдела Украинского металлургического главка. В 1931 году Воропаев переезжает в Свердловск, чтобы возглавить трест «Востококс», а осенью 1933 года становится управляющим Всесоюзного треста основной химической промышленности «Востокохим» Народного комиссариата тяжелой промышленности СССР, в ведении которого была вся химическая промышленность Урала. То есть занимает место в рядах хозяйственной элиты – в телефонном справочнике Свердловска тех лет его имя значится одним из первых.

Воропаев остается управляющим «Востокохимом» до дня ареста, 16 февраля 1937 года. Его арестовали через 17 дней после завершения в Москве показательного процесса по делу «Параллельного антисоветского центра», так называемого Второго московского процесса. Основными обвиняемыми были бывшие руководители партии, когда-то входившие в оппозицию: Г.Л. Пятаков, К.Б. Радек, Л.П. Серебряков, Г.Я. Сокольников и другие. 13 человек были расстреляны, четверо приговорены к длительным срокам заключения, однако и они в дальнейшем были убиты в тюрьме.

Процесс против «врагов народа» должен был показать населению обоснованность разворачивающихся массовых репрессий, которые поначалу коснулись в основном партийной и хозяйственной элиты.

Василий Иванович Воропаев стал одной из жертв этой борьбы с политическими противниками. Ему предъявили обвинение в том, что он «является участником контрреволюционной троцкистской организации» и вел до ареста «активную контрреволюционную работу, направленную на подрыв химической промышленности Урала». По версии следствия, он якобы был связан «с активными участниками контрреволюционной организации Пятаковым, Ратайчиком, Юлиным, Жариковым, Марьясиным и др.»

Воропаев все обвинения отрицал, и тем не менее 4 мая 1937 года было вынесено шаблонное для того времени судебное определение: «Воропаев В.Н. является активным участником контрреволюционной троцкистско-зиновьевской террористической организации, осуществлявшей с 1.ХII.34 г. злодейское убийство С.М. Кирова и подготовлявшей в последующие годы террористические акты против руководителей ВКП(б) и Советского Правительства».

Приговор – высшая мера наказания с конфискацией имущества. Расстрелян в тот же день. Воропаеву было всего 42 года.

Василия Николаевича Воропаева реабилитировали в 1957 году «за отсутствием состава преступления». Свидетели, знавшие его по совместной работе, в ходе проверки показали, что Воропаев был хорошим руководителем, принципиальным коммунистом, честным человеком. Никаких антипартийных настроений они у него не замечали. Бывшие работники Свердловского УНКВД, проводившие следствие по делу Воропаева, были осуждены за фальсификацию следственного дела.

Выдавая справку о реабилитации, Военная коллегия Верховного суда СССР «секретно» порекомендовала соответствующим органам ограничиться выдачей справки, но не сообщать родственникам подробности дела.

Позднее, в 1963-1988 годах, были реабилитированы за отсутствием в их действиях состава преступления все осужденные на Втором московском процессе.

Документы следственного дела В.И. Воропаева


Василий Васильевич Андреев родился в 1898 году в городе Усолье Пермской губернии. Получил лишь начальное образование, одно время работал слесарем. В партии с 1917 года.

После ареста и расстрела управляющего трестом «Востокохим» В.И. Воропаева в мае 1937 года Андреева назначили временно исполняющим управляющего предприятия. Он жил в одном доме с Воропаевым, дружил с ним, об этом есть упоминания в следственном деле Воропаева. В квартире Воропаева был рояль, и хозяева время от времени устраивали вечеринки с пением, приглашая соседей.

Поработать управляющим Андрееву удалось совсем недолго: 26 июля 1937 года арестовывают и его. Это была обычная практика для периода Большого террора: на некоторых предприятиях, например на Уралмашзаводе, сменилось несколько директорских команд. Сажали сначала одну, потом другую, потом третью...

В написанном от руки обвинительном заключении по делу Василия Васильевича Андреева сказано, что он «с 1934 года являлся активным участником контрреволюционной троцкистской террористической и диверсионно-вредительской организации». В деле имеется протокол закрытого партийного собрания партгруппы Уральского научно-исследовательского химического института, на котором уже после ареста Андреева его исключили из партии. Собрание свелось к взаимным обвинениям участников мероприятия – проглядели «вредителя»!

Суд над Андреевым проходил в Москве, его дело слушалось 14 января 1938 года в закрытом режиме, без участия обвинителя и защиты и без вызова свидетелей. Это было характерно для 1937-1938 годов, в разгар «списочных» приговоров, когда сохранялась лишь видимость судебной процедуры, а на самом деле судьба человека была предрешена, если его имя попало в сталинские расстрельные списки.

Имена В.В. Андреева и В.И. Воропаева есть в сталинских списках по Свердловской области. Список, где фигурирует Воропаев, завизированный Сталиным, Молотовым и Кагановичем, подписан 1 апреля 1937 года – «списочная» практика вошла в широкий обиход с февраля 1937-го. Андреев попадет в списки почти через год – в январе 1938-го. На этом списке стоят подписи Жданова, Молотова, Кагановича и Ворошилова. И Воропаев, и Андреев проходят по первой категории – расстрел.

15 января 1938 года Андрееву был оглашен приговор – высшая мера наказания. Его расстреляли в тот же день. Опять же, обычная практика для «списочного» порядка осуждения, который требовал немедленного исполнения приговора. Андрееву было 40 лет.

У Василя Васильевича осталась жена Галина Николаевна и 14-летний сын Юрий.

Василий Васильевич Андреев был реабилитирован в 1958 году. В определении Верховного суда СССР сказано, что «дополнительным расследованием установлена несостоятельность доказательств, на которых было основано обвинение».

Документы следственного дела В.В. Андреева


Фото: Андрейс Аболс



Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.