Москва, Большая Молчановка, д. 17

| 30.04.2017
Бывший доходный дом, построенный в 1910 году по проекту архитектора Леонида Херсонского, не смог до наших дней сохранить свой исторический облик: в 2014 году он подвергся незаконной реконструкции. Всего за 2,5 месяца были возведены два этажа, и дом стал семиэтажным, от переделки пострадали нижние этажи: в квартирах на четвертом и пятом этажах пошли трещины и появились протечки. Но виновники до сих пор не наказаны.
Согласно базам «Мемориала», по меньшей мере двое жильцов этого дома стали жертвами политических репрессий в 1930-х годах. Одному из них мы сегодня установили мемориальный знак.

Андрей Сергеевич Попов родился в 1888 году в Бендерах (Бессарабия) в семье земледельца. Получил лишь начальное образование.

Еще в юности Андрей Попов увлекся революционными идеями и в возрасте 17 лет вступил в РСДРП. По заданию партии был направлен в Одессу, где занимался распространением революционной литературы, участвовал в забастовках.
В 1906 году Попова впервые арестовали и отправили в административную ссылку в Бендеры, откуда он бежал в Одессу. Здесь в 1907 году он примкнул к анархо-коммунистической организации «Черное знамя» и работал под кличкой «Черный».
Вскоре Попова вновь арестовали. 12 марта 1908 года он был приговорен к четырем годам каторги за принадлежность к чернознаменцам, хранение взрывчатых веществ и участие в экспроприациях, в том числе «за письмо с требованием денег на цели организации под угрозой смерти». До 1909 года Попов отбывал наказание в Одессе, в 1909-1912 годах – в Николаеве. В 1912 году он был выслан на поселение в Подкаменскую волость Иркутской губернии.
В 1915-1917 годах Попов жил в Баргузине, работал портным, затем перебрался в Москву.
В 1920-е годы он вступил в «Общество бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев» (членский билет № 2131).
К моменту ареста Андрей Сергеевич работал заведующим скоросшивательным цехом артели «Полиграфтруд».
В начале 1938 года энкавэдэшники “выявили” в системе производственных предприятий закрытого к тому времени “Общества бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев” “нелегальную контрреволюционную эсеровскую организацию”. По данным следствия, один из «филиалов» этой контрреволюционной организации был создан в начале 1936 года в артели «Полиграфтруд», в которой работало много бывших политкаторжан. «Контрреволюционная организация ставила перед собой задачу активной борьбы с существующим руководством партии и советской власти, избрав методом борьбы подготовку и совершение террористических актов над руководством ВКП(б) и советского правительства».

В феврале 1938 года прошла серия арестов работников артели «Полиграфтруд». Так, 29 января были арестованы «руководители» «контрреволюционной организации» кассир-инкассатор артели Александр Петрович Львов, рабочий склада Иван Георгиевич Курносов, артельщик-упаковщик Алексей Терентьевич Старцев, резчик артели Павел Дмитриевич Суворов, 12 февраля — стеклорез артели Василий Васильевич Круглов, 17 февраля — сторож артели Гавриил Федорович Гурза (двум последним мы установили мемориальные таблички в марте 2016 года на фасаде одного из корпусов «Дома политкаторжан» в Москве по адресу Покровка, 37), 21 февраля — директор артели Шимон Яковлевич Вроно (ему мы установили табличку в феврале 2016 года на другом корпусе «Дома политкаторжан» в Москве по адресу Чаплыгина, 15. стр. 5). В тот же день арестовали и Андрея Сергеевича Попова. Всего по «делу о контрреволюционной организации» проходило 29 человек.

Согласно обвинительному заключению, «участники нелегальной контрреволюционной террористической организации в помещении артели «Полиграфтруд» систематически небольшими группами проводили нелегальные сборища, где намечались контрреволюционные мероприятия и обсуждались вопросы, связанные с развертыванием контрреволюционной деятельности организации,.. в частности, вопросы о подготовке к вооруженному восстанию, развертывании контрреволюционной деятельности в колхозах».
Попову, в частности, инкриминировалось участие в «руководстве боевой террористической группой, взявшей на себя подготовку и совершение террористических актов над руководством партии и советского правительства, то есть в преступлении, предусмотренном ст. 58 п. 8 и 11 УК РСФСР».
«Суд» над «террористами» был скорый: всего лишь четыре дня спустя после ареста Попов и ряд других «контрреволюционеров» были приговорены тройкой при УНКВД по Московской области к высшей мере наказания – расстрелу – за «принадлежность к боевой террористической группе нелегальной контрреволюционной эсеровской организации». Они были расстреляны 28 февраля 1938 года. Других «фигурантов» дела расстреляли 7 марта 1938 года.
У Попова осталась жена и двое сыновей 11 и 14 лет. Ему было 50 лет.

В 1947 году сын Попова Владимир подал прошение о пересмотре дела на отца, но получил отказ. Андрей Сергеевич Попов был полностью реабилитирован лишь в 1956 году. Согласно постановлению о реабилитации, «следствие… велось необъективно, с грубейшими нарушениями социалистической законности…»

Документы следственного дела* Церемония установки таблички
«Последнего адреса» (фото, видео)

Фото: Татьяна Сафронова

***
База данных «Мемориала» содержит сведения о репрессированной Марии Христофоровне Цеджиной, преподавательнице немецкого языка, также проживавшей в этом доме. Если кто-то из наших читателей хотел бы стать инициатором установки ей мемориального знака, необходимо прислать в «Последний адрес» соответствующую заявку.
Подробные пояснения к процедуре подачи заявки и ответы на часто задаваемые вопросы опубликованы на нашем сайте.

*Опубликовано с разрешения родственников репрессированного.

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.