Москва, ​Ананьевский переулок, 5
На карте

| 03.06.2018

В базе «Мемориала» по адресу Ананьевский переулок, 5 числится 31 репрессированный. Из них чуть меньше половины – иностранцы (немцы, чехи, венгры, поляки). Возможно, об этом доме пишет в своей работе «Ну и нечисть. Немецкая операция НКВД в Москве и Московской области 1936-1941 гг.» историк-германист Александр Ватлин: «Обильную жатву собрали сотрудники НКВД в доме иностранных специалистов и рабочих по адресу Ананьевский переулок, 5: всего около 30 человек, из них 12 были расстреляны в Бутово. В этом доме были арестованы в основном специалисты, приглашенные из Германии: Мартин Кнауте, Эрвин Моргнер, Ганс Петерсен, Людвиг Рут, Фриц Поллак, Владимир Торнер, Альфред Шмидт, Рейнвальд Бартоломей, Герман и Отто Мюллер. По отношению к оставшимся членам семьи проводилась тактика выдавливания с жилплощади, которая считалась служебной. Согласно показаниям Герты Дирр, «домоуправляющий дома Володин безобразно относился к жильцам дома – женщинам, у которых арестованы мужья... В самой грубой форме выселял из квартир женщин — жен арестованных, самовольно запечатывал квартиры и в отсутствие жильцов забирал из квартир кожаную мебель (принадлежащую Наркомтяжпрому)».

В сентябре 2016 года на фасаде дома № 5, строение 4 мы установили мемориальную табличку мужу упомянутой выше Гертруды Дирр Владимиру Георгиевичу Цыпкину. В марте 2018 года на этом доме появился мемориальный знак участнику арктической экспедиции Яну Брезине, заявку на размещение которого подал чешский историк, профессор Мечислав Борак, много лет посвятивший изучению преследования чехов и граждан Чехословакии в СССР.

Сегодня рядом с табличкой Брезине и Ципкину мы установили еще одну мемориальную табличку – чеху Антонину Урбану.


Антонин Стенкович Урбан родился в 1906 году в городе Новы Биджов в Восточной Чехии, входившей тогда в состав Австро-Венгрии. Его отец владел строительной компанией, но в 1927 году умер, и благосостояние семьи пошатнулось. Антонин учился архитектуре в престижной школе Баухаус в Германии (Дессау). Это конструктивистское направление в 1920-е годы как раз набирало популярность. Там же вступил в Коммунистическую партию Германии.

В политической жизни архитектурного института большую роль играл марксистский кружок, организованный ячейкой коммунистической фракции студентов Баухауса. Директор Баухауса в 1928-1930 годах швейцарский архитектор Ханнес Мейер не скрывал своих марксистских взглядов.

Когда же в Германии к концу 1920-х годов разразился экономический кризис, а трения Мейера с руководством института достигли пика, возглавляемая им бригада молодых архитекторов «Рот Фронт» отправилась в Советский Союз — строить социализм. Всего прибыло около 30 специалистов, среди них были венгры, чехи, немцы, швейцарцы.

Приехав в Советский Союз в 1931 году как иностранный специалист, Антонин Урбан поступил в аспирантуру Всесоюзной академии архитектуры и одновременно начал работать в Гипровтузе, куда Мейер был назначен главным архитектором. Творчество Мейера отличала острая социальная направленность, вера в то, что архитектура является проекцией общества — его потребностей, выработанных им форм выражения, а архитектор лишь незаметно контролирует этот процесс. В одном из своих эссе он писал: «Умерло произведение искусства как вещь в себе, как l’art pour l’art: наше коллективное сознание не потерпит индивидуалистических эксцессов».

Гипровтуз отвечал за проектирование учебных заведений по всей стране — институтов, школ, техникумов, поэтому почти сразу по приезде Красную бригаду отправили путешествовать. Молодые архитекторы побывали в Ростове-на-Дону, Баку, Тбилиси, Сочи.

За время пребывания в СССР Мейер сделал два больших градостроительных проекта — план Большой Москвы и проект столицы республики Биробиджан. Последний, задуманный как линейный город на горной террасе, был частично реализован.

В 1932 году Антонин Урбан вступил в ВКП(б), а в 1934-м был принят на работу во Всесоюзную академию архитектуры, где проработал до самого своего ареста. Он принимал участие в заказных конкурсах на проект Комвуза, Военной академии им. М.В. Фрунзе, в открытом конкурсе на проект Дворца Советов. Жил в Москве вместе с женой Людмилой и дочерью Ингрид 1933 года рождения.

В книге «Проекты колхозных клубов и районных домов культуры» издательства Академии Архитектуры СССР (1937) есть несколько проектов Урбана (некоторые выполнены совместно с женой). По всей видимости, это их последняя публикация.

Тучи над головами иностранных специалистов начали сгущаться с начала 1936 года. В соответствии с постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) «О мерах, ограждающих СССР от проникновения шпионских, террористических и диверсионных элементов» был усложнен въезд в страну политэмигрантов, и специальная комиссия занялась чисткой международных организаций.

В ночь на 8 марта 1938 года Антонин Урбан был арестован в своей квартире и доставлен в Бутырский следственный изолятор. Его обвинили в шпионаже и подрывной деятельности в составе бригады «Рот Фронт», возглавляемой «главным шпионом» Ханнесом Мейером, который к тому моменту успел покинуть СССР. В ходе допросов следствие «установило», что в 1934 году Урбан «был завербован для шпионской деятельности на территории СССР в пользу Германии», в его задачу входило передавать германской разведке через Мейера «секретные материалы о намечаемой планировке г. Москвы и состоянии Биробиджана».

23 мая 1938 года Антонин Урбан был приговорен к высшей мере наказания и 7 июня 1938 года расстрелян. Ему было 32 года.

Его жена и дочь в 1938 году отправились в ссылку в Ухту (Республика Коми). В Чехословакии остались мать и две сестры Урбана.

В 1957 году дочь подала заявление Генеральному прокурору СССР с просьбой пересмотреть дело Антонина Урбана. С момента ареста отца, писала она, «мы ни от него, ни о нем никаких сведений не имеем». Выразив уверенность в том, что отец — «человек безупречной честности», она попросила начать процесс «его полной реабилитации».

Дополнительная проверка, как явствует из заключения по архивно-следственному делу, установила, что «Урбан А.С. был осужден необоснованно». «По существу» своих показаний (а Урбан признал себя виновным в шпионской деятельности) он «на предварительном следствии не допрашивался», кроме того, дело было закрыто «без утверждения обвинительного заключения прокурором». «Каких-либо материалов о принадлежности Урбана А.С. … и других проходивших по настоящему делу лиц к иноразведорганам в архивах КГБ и МВД не обнаружено».

В 1958 году Антонин Урбан был реабилитирован «за отсутствием состава преступления».

Дочь Ингрид сегодня живет в Москве, она передала в архив «Мемориала» копии некоторых документов, касающихся жизни отца.

В результате репрессий погибли почти все из оставшихся в Советском Союзе членов Красной бригады Баухауса. Лишь Филиппу Тольцинеру, также осужденному «за шпионаж» и отсидевшему 10 лет, удалось выжить. И то по счастливой случайности: он уже умирал, но, попав в медсанчасть и увидев, что там почти нет необходимого оборудования, быстро соорудил зубоврачебное кресло — и тем спас себе жизнь.

Лагерное начальство не могло лишиться столь искусного «мебельщика».

***

В статье использованы материалы из книги чешского историка, профессора Мечислава Борака, много лет посвятившего изучению преследования чехов и граждан Чехословакии в СССР. В 2013 году вышла в свет его книга «Московские захоронения. Чехи и чехословацкие граждане, казненные в Москве в 1922-1953 гг.» (Опава, 2013), в которой опубликованы биографии более ста чехов, репрессированных в годы Советской власти. Есть в ней глава и об Антонине Урбане.

Архивные фотографии и документы следственного дела Церемония установки таблички
«Последнего адреса»

Фото: Мария Олендская
***
База данных «Мемориала» содержит сведения еще о двадцати восьми репрессированных, проживавших в этом доме. Если кто-то из наших читателей хотел бы стать инициатором установки мемориального знака кому-либо из этих репрессированных, необходимо прислать в «Последний адрес» соответствующую заявку.
Подробные пояснения к процедуре подачи заявки и ответы на часто задаваемые вопросы опубликованы на нашем сайте.

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.