Москва, Померанцев переулок, 3
На карте

| 25.11.2018

Дом № 3 по Померанцеву переулку, который соединяет Остоженку с Пречистенкой, был построен в 1915 году по проекту московского архитектора Дмитрия Челищева. До Октябрьской революции он принадлежал состоятельному московскому врачу А. Я. Бурдакову. В 1925 году здесь поселились Есенин и его последняя жена Софья Толстая. В их доме часто гостили известные писатели и поэты, не раз бывала Анна Ахматова.

Согласно базам «Мемориала», как минимум один человек в доме был репрессирован в годы Большого террора — Лев Аронович Черняков. Сегодня мы установили ему памятный знак.


Лев Аронович Черняков родился в 1902 году в местечке Сельванск Волковысского уезда Гродненской губернии.

На момент ареста в декабре 1937 года он работал начальником планового отдела Центрального пассажирского управления Наркомата путей сообщения СССР.

Когда весной 1937 года началась кампания «борьбы с вредительством», Наркомат путей сообщения принял на себя один из самых жестоких ударов НКВД. До известной степени кампания была призвана прикрыть просчеты сталинского руководства в народном хозяйстве. Директор московского завода «Каучук» М. Г. Вольпе так охарактеризовал происходящее: «Этот процесс… вовремя выпущен в свет. Плохо стало с электроснабжением, стали в Харькове аварии станций, бац, выпускаются вредители, плохо стало с хлебом, голодает чуть ли не вся Россия, бац, выпускаются в свет вредители сельского хозяйства».

По всей стране как «саботажников» и «двурушников» арестовывали людей по сфабрикованным делам. Репрессии коснулись практически всех промышленных наркоматов, научных институтов, хозяйственных предприятий и т.д. Для искоренения «вредительства» на железных дорогах крупнейшие железнодорожные узлы страны подвергли суровым проверкам, от «неблагонадежных» безжалостно избавлялись.

Имя Льва Ароновича Чернякова включено в сталинский расстрельный список от 3 февраля 1938 года. Эти выданные с санкции Политбюро разрешения на бессудную расправу часто составлялись «по специальностям». В том же списке от 3 февраля, подписанном Сталиным, Ворошиловым, Молотовым и Кагановичем, фигурирует имя Александра Александровича Лазаревского, также работавшего в Наркомате путей сообщения; «Последний адрес» установил ему табличку в начале этого года. Судебные слушания по «списочным делам» проводились без участия сторон и без вызова свидетелей, не допускалась подача кассационных жалоб и прошений о помиловании. За вынесением приговора следовало почти немедленное его исполнение. При этом «вредителей», как правило, обвиняли в связи с «антисоветской правотроцкистской организацией» или с «контрреволюционной террористической организацией», а иногда и с «контрреволюционной террористической шпионской организацией».

На долю Чернякова досталась «контрреволюционная террористическая организация». 11 декабря 1937 года он был арестован, 3 февраля 1938 года его имя появляется в списке, а 15 февраля Военная коллегия Верховного суда СССР уже штампует обвинение — и в тот же день расстрел. Ему было 36 лет.

Лев Аронович Черняков был реабилитирован в 1956 году.


В тексте использованы материалы из сборника документов «Политбюро и “вредители”. Кампания по борьбе с вредительством на объектах промышленности» / Под общ. ред. О.Б. Мозохина. М.: Изд-во «Родина-МЕДИА», 2015)

Церемония установки таблички «Последнего адреса»

Фото: Мария Олендская

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.