Москва, Б. Афанасьевский 35-37, строение 4
На карте

| 19.05.2019

Девятиэтажный кирпичный дом № 35-37, расположенный в глубине двора, за сквером и не выходящий напрямую на Большой Афанасьевский переулок, был построен в 1935 году.

Согласно базам «Мемориала», не менее семи жильцов этого дома стали жертвами репрессий в годы Большого террора. Одному из них - Яну Вильгельмовичу Альбрехту – в ноябре 2018 года мы установили памятный знак. Сегодня здесь появилось еще шесть памятных знаков. Инициатором размещения мемориальных табличек стал сын Альбрехта правозащитник Владимир Янович Альбрехт.

Четверо погибших, включая Альбрехта – поляки, ставшие жертвами одной из крупнейших «национальных операций» НКВД – польской.

Начало ей положил приказ № 00485 от 11 августа 1937 года, изданный тогдашним народным комиссаром внутренних дел СССР Николаем Ежовым. В документе, в частности, говорилось:

«ПРИКАЗЫВАЮ:

С 20 августа 1937 года начать широкую операцию, направленную к полной ликвидации местных организаций «ПОВ» («Польская организация войскова». – ред.) и, прежде всего, ее диверсионно-шпионских и повстанческих кадров в промышленности, на транспорте, совхозах и колхозах. Вся операция должна быть закончена в трехмесячный срок, т.е. к 20 ноября 1937 года».

Приказ, разосланный во все местные органы НКВД, сопровождало закрытое письмо «О фашистско-повстанческой, шпионской, диверсионной, пораженческой и террористической деятельности польской разведки в СССР», одобренное Сталиным и также подписанное Ежовым. В нем прямо упоминается имя одного из руководителей Коммунистической партии Польши Станислава Яновича Будзинского (Будзыньского), жившего как раз в доме № 35-37 по Большому Афанасьевскому переулку.

«Начиная с 1920 года и особенно широко после майского переворота, ПОВ использует каналы компартии и польской секции Коминтерна, в которую проникли такие крупные члены ПОВ, как Сохацкий-Братковский, Лещинский, Прухняк, Вертинский, Бронковский и ряд других для систематической широкой переброски в СССР диверсионно-шпионской агентуры различного масштаба под видом политэмигрантов и политзаключенных. Так, под видом политзаключенных в СССР были переброшены польские шпионы Пилляр, Будзинский, Науиокайтис, Высоцкий, Домбаль, Белевский; в качестве политэмигрантов – Висляк, Генрих Ляуэр (руководил сектором металлургии Госплана СССР), Здярский, Генриховский, Бжозовский и многие десятки и сотни других шпионов, проникших на самые различные участки государственного аппарата, промышленности, транспорта и сельского хозяйства СССР. <…> Все материалы следствия по настоящему делу с исчерпывающей несомненностью доказывают, что подавляющее, абсолютное большинство т.н. политэмигрантов из Польши является либо участниками "ПОВ" (выходцы из коренной Польши, в том числе польские евреи), либо агентами 2-го отдела ПГШ (Польский генеральный штаб. – ред.) или политической полиции (поляки, украинцы, белорусы и др.)».

«Польская организация войскова» была создана в 1914 году Юзефом Пилсудским, в 1921 году она была расформирована. Тем не менее, в годы Большого террора множество поляков, проживавших в СССР, были репрессированы по ложным обвинениям в принадлежности к ПОВ. По мнению историков, «польская операция» НКВД отличалась огромными масштабами преступлений и характеризовалась особой жестокостью. Поляки погибали почти в сорок раз чаще, чем другие граждане СССР. В годы Большого террора было уничтожено почти 20% польского населения страны (в Белоруссии, например, расстреляли 90% арестованных поляков).


Станислав Янович Будзинский (Будзыньский) родился в 1894 году в Варшаве в семье рабочего. Он рано примкнул к революционному движению, вступив в 1911 году в партию Социал-демократия Королевства Польского и Литвы (СДКПиЛ), в 1913 году был избран членом ее Варшавского комитета. В 1915 году Будзинского арестовали, но в ноябре 1916 года освободили под залог.

В марте 1917 года он вместе с другими членами СДКПиЛ вступил в РСДРП(б), в 1917 году был делегатом VII (апрельской) конференции РСДРП(б), членом Военного бюро при Московском комитете РСДРП(б), членом полкового комитета 55-го запасного пехотного полка.

Будзинский – активный участник революционных событий в Москве. В октябре 1917 года он как член Московского совета солдатских депутатов и член Замоскворецкого военно-революционного комитета охранял с солдатами своего полка Моссовет, участвовал в боях за штаб Московского военного округа на Пречистенке, в разоружении Александровского военного училища на Знаменке. Будзинский был избран в состав Московского Военно-революционного комитета (ВРК).

«Щупленький, белобрысенький, со светлым пушком на очень бледном, матовом лице, он казался совсем юным, неоперившимся птенцом. Неуклюже болталась на нем старая, не по росту шинель. А как любили солдаты слушать его! Он говорил с певучим польским акцентом, пересыпая речь шутками и пословицами» (цитируется по книге «Гвардия Октября. Москва» – сборнике воспоминаний о тех, кто в октябре 1917 года возглавил вооруженное восстание в Москве).

В ноябре 1917 года Будзинский был председателем солдатской секции Моссовета, членом Президиума Моссовета. В декабре 1917-марте 1918 года он занимал пост наркома по делам социального обеспечения Москвы.

Затем Будзинский был направлен в Польшу для нелегальной работы, был членом Главного правления и Варшавского комитета СДКПиЛ, одним из организаторов Варшавского Совета народных депутатов. В декабре 1918 года Будзинский участвовал в объединительном съезде СДКПиЛ и Польской социалистической партии–левицы, на котором была образована Коммунистическая рабочая партия Польши. В 1919 году его вновь арестовали, но в апреле 1920 года обменяли, и он вернулся в Москву, где продолжил карьеру по партийной линии.

Будзинский работал в редакциях фронтовых изданий во время советско-польской войны 1920 года, был членом Польского бюро при ЦК РКП(б).

В 1921 году его направили в Латвию в советское полпредство, где он проработал до 1922 года.

В 1928 году Будзинский был направлен в Белоруссию, где был избран в ЦК Компартии Западной Белоруссии, которая тогда входила в состав. Компартии Польши. В 1930-1934 годах он – член бюро ЦК Компартии Белоруссии, редактор белорусской газеты «Звязда» («Звезда»).

Вернувшись в Москву в 1934 году, Будзинский был назначен заведующим кафедрой ленинизма Международной ленинской школы в Москве. Параллельно он преподавал в Высшей партийной школе им. Свердлова при ЦК ВКП(б).

Станислав Янович был арестован 10 июня 1937 года, еще до появления приказа по «польскому делу», и обвинен в шпионаже. Следствие по Будзинскому длилось два месяца. Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила его к расстрелу 21 августа. Его имя фигурирует в сталинском списке от 20 августа 1937 года. Приговор был приведен в исполнение незамедлительно. Ему было 43 года.

Его жена журналист-переводчик Анна Антоновна Шишкевич-Будзинская как член семьи изменника родины была арестована 19 июля 1937 года, 22 сентября 1937 года осуждена Особым совещанием при НКВД СССР к заключению в исправительно-трудовой лагерь на восемь лет. Срок отбывала в Воркуте.

Станислав Янович Будзинский был реабилитирован в 1955 году.


Петр Александрович Рогульский (настоящее имя Ян Янович Копчинский) родился в 1876 году в посаде Полинец Радомского уезда в бедной крестьянской семье. Ему не удалось окончить даже среднюю школу – пришлось пойти работать на обувную фабрику. С 1898 года он – член партии Социал-демократия Королевства Польского и Литвы (СДКПиЛ), несколько раз арестовывался царским правительством, три года был в ссылке в Сибири. В 1902 году Рогульский  вступил в РСДРП, участвовал в революции 1905 года. С 1907 по 1911 год он был секретарем союза рабочих-кожевников.

Вернувшись в 1918 году в Польшу, в 1920-м был избран секретарем Легального союза рабочих кожевенной промышленности и проработал на этой должности до 1926 года. Избирался в Варшавский совет рабочих депутатов.

В 1926 году Ян Янович эмигрировал в Советский Союз, имея разрешение на выезд от ЦК Компартии Польши и паспорт на имя Петра Александровича Рогульского. В этот момент он находился под следствием, поскольку в 1924 году был арестован польской политической полицией за принадлежность к компартии и антигосударственную деятельность, отсидел два месяца и был отпущен до суда под залог.

В Москве Рогульский окончил Московский антирелигиозный университет и, состоя членом Совета воинствующих безбожников Сокольнического района, читал среди рабочих-поляков лекции по линии секции безбожников на фабрике «Буревестник» и в Центральном Польском клубе. Одновременно он год – с 1929 по 1930-й – работал на фабрике «Буревестник» по своей основной специальности как расправщик сапог. Позднее устроился в Мосгорсоюзпечать на должность инспектора. Состоял членом Общества старых большевиков. Советское гражданство принял лишь в 1936 году.

НКВДшники арестовали его 22 октября 1937 года. В это время Рогульский был уже на пенсии. Ему вменили в вину, что под видом секции безбожников он создал на «Буревестнике» «националистическую организацию среди работающих на фабрике поляков». Его пытались обвинить также в участии в ПОВ, но, очевидно, за преклонностью лет ограничились связями с «врагами народа».

Обвинительное заключение было подписано 27 ноября 1937 года, а 4 января 1938-го Рогульский был расстрелян. Ему было 62 года.

Петр Александрович Рогульский был реабилитировали в 1956 году.


Адам Иванович Виславский родился в 1880 году в Варшаве в семье рабочего.

Он окончил четыре класса ремесленного училища, курсы черчения, одно время работал токарем по металлу.

В 1903 году Виславский вступил в партию Социал-демократия Королевства Польского и Литвы (СДКПиЛ) и состоял в ней до 1918 года, когда перешел в созданную на базе СДКПиЛ Компартию Польши. Был членом бюро заводской ячейки, а потом членом бюро нескольких районных комитетов компартии, не раз арестовывался за активную политическую деятельность.

В 1926 году Виславского арестовали прямо на заседании профсоюзного отдела партии, но отпустили под залог, чем он воспользовался и по решению руководства партии в июне 1926 года выехал в СССР, оставив в Польше жену и четверых детей.

Одно время Виславский работал в Коминтерне, затем инструктором ЦК Всероссийского союза рабочих металлистов (ВСРМ).

К моменту ареста Адам Иванович трудился во Всероссийском тресте коммунального оборудования инспектором по проверке исполнений.

Виславского арестовали 4 сентября 1937 года. Он проходил по делу «Польской организации войсковой (ПОВ)» и, по версии следствия, был «ярым польским националистом», активным членом ячейки ПОВ при Центральном польском клубе в Москве, где вел «контрреволюционную диверсионно-вредительскую деятельность». В организацию Адам Иванович якобы был завербован в 1936 году, хотя контакты с ее членами имел задолго до вербовки. Так, согласно документам из следственного дела Зинаиды Николаевны Маевской, старшей медсестры Кремлевской больницы, арестованной за участие в ПОВ 16 сентября 1937 года (табличка Маевской была установлена в марте 2017 года), Виславский встречался с ней и ее мужем, членом Компартии Польши, в середине 1920-х годов в Польше, затем, переехав в СССР, виделся и здесь. Согласно этим документам, Виславский якобы еще будучи в Польше был уполномоченным польской фашистской организации «ПОВ» по созданию диверсионных ячеек на производствах, а в 1936 году «для проведения своих диверсионных и террористических намерений Виславский просил Маевскую продать ему оружие, оставшееся после смерти мужа».

На допросах Виславский методично отрицал все выдвигаемые против него обвинения, несмотря на серьезное – и по всей видимости, не только словесное – давление со стороны следователя. Виновным себя он так и не признал. Тем не менее он был осужден.

28 ноября 1937 года Виславского приговорили к расстрелу по обвинению «в участии в ПОВ и шпионаже в пользу Польши». Приговор был приведен в исполнение 4 декабря 1937 года. Ему было 57 лет.

Как позже сознался на допросе бывший в 1937 году начальник 3-го отдела УНКВД по Московской области А.О. Постель, арестованный в феврале 1939 года, он с коллегами занимался «фальсификацией уголовных дел». «Первые липаческие дела были мною проведены совместно с Наседкиным по Польскому клубу, который почти весь был арестован, а затем я <…> начал массовые аресты польских политэмигрантов, молодежь по КОНЗу и других польских кадров, на которых не было достаточных оснований для ареста».

Адам Иванович Виславский был реабилитирован в 1955 году. «Произведенной в 1955 году дополнительной проверкой <…> установлено, что Виславский был осужден необоснованно».


Яков Кришьянович Зиле родился в 1885 году в усадьбе Гольдбекск Лифляндской губернии в семье рабочих. Окончил несколько классов гимназии, в 1911 году вступил в РСДРП. С 1931 года состоял в Московском отделении Всесоюзного общества старых большевиков. К моменту ареста был на пенсии.

Якова Кришьяновича арестовали 10 декабря 1937 года и обвинили в «шпионаже в пользу латвийской разведки». Через два месяца, 20 февраля 1938 года, его приговорили к высшей мере наказания. Но приговор был приведен в исполнение лишь через полтора месяца – 5 апреля 1938 года. Ему было 53 года.

Яков Кришьянович Зиле был реабилитирован в 1956 году.


Абрам Андреевич Сковно родился в 1888 году в Риге в семье служащих.

К моменту ареста работал управляющим шиноремонтной конторой Главрезины Наркомата тяжелой промышленности СССР.

Абрама Андреевича арестовали 24 июня 1938 года и обвинили в «участии в контрреволюционной террористической организации».

Через два с половиной месяца, 16 сентября 1938 года, Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила его к расстрелу. Его имя есть в сталинских списках от 12 сентября 1938 года. Приговор был приведен в исполнение незамедлительно. Ему было 50 лет.

Абрам Андреевич Сковно был реабилитирован в 1957 году.



Николай Александрович Быков родился в 1893 году в Туле.

На момент ареста, который случился 30 октября 1937 года, он работал начальником Управления капитального строительства Объединения государственных книжно-журнальных издательств (ОГИЗ).

Николая Александровича, как и его соседа Абрама Сковно, обвинили в «участии контрреволюционной террористической организации». Его имя есть в сталинском списке от 28 марта 1938 года. Через пять дней, 2 апреля 1938 года, ему вынесли смертный приговор, который был приведен в исполнение в тот же день. Ему было 50 лет.

Николай Александрович Быков был реабилитирован в 1956 году.



Церемония установки табличек «Последнего адреса»: фото, видео.
Видео-интервью с Владимиром Альбрехтом.
Видео-интервью с Оксаной Матиевской.


Фото: Мария Олендская



Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.