Санкт-Петербург, Таврическая улица, 2
На карте

| 22.12.2019

Дом №2 по Таврической улице был построен в 1937 году. Его облик выдержан в одном из самых популярных тогда в СССР архитектурных стилей – сталинском классицизме. Весь лицевой фасад покрыт имитацией кладки из крупных обтесанных камней – рустом. На первых этажах он выпуклее, на трех последних – площе. Рустовкой выделяется и вертикальная линия угла здания. Мощные пилястры, оформляющие арку, ведущую во двор, поддерживают балконы, типичные для эпохи постконструктивизма. Архитектурной изюминкой здания являются обелиски, установленные на крыше по его углам. Здесь селили сотрудников Военно-политической академии им. Н.Г. Толмачева (ВПА).

Согласно базам «Мемориала», не менее 12 жильцов этого дома были репрессированы в 1930-е годах. В ноябре 2015 года «Последний адрес» уже установил три таблички сотрудникам ВПА Леониду Эльяшову, Павлу Булату, Михаилу Годесу, а в апреле 2017 года была установлена табличка Виктору Котовичу. Сегодня на доме появилась пятая табличка, в память о военном психологе и преподавателе ВПА им. Толмачева Александре Александровиче Таланкине. Он жил в этом доме в квартире № 36.


Александр Александрович Таланкин родился в 1898 году в селе Надеждино Уфимского уезда Уфимской губернии в семье сельского священника. В 1917 году он окончил Уфимскую гимназию и включился в активную революционную борьбу, вступив в партию большевиков. Таланкин был избран членом коллегии Уфимского губернского отдела народного образования, а в апреле 1918 года назначен инструктором-лектором губернского штаба боевых ополчений, занимался организацией и объединением левых молодежных союзов Уфы.

После захвата белочехами Уфы Таланкин пошел воевать за красных: сначала красноармейцем во 2-й армии на Восточном фронте, затем – агитатором-организатором в политуправлении армии. Здесь началась его военно-политическая карьера: он агитатор-организатор, сотрудник особого отдела, лектор политуправления, зав. культурно-просветительским отделом политотдела запасных частей, лектор армейской партшколы, политконсультант.

С 1921 по 1922 год Таланкин служил военкомом в Приуральском военном округе, а с июня 1922 по 1924 год работал в политотделах в Туркестане, принимал участие в разгроме басмачества в Фергане и Бухаре.

В октябре 1924 года Таланкин стал слушателем Московских курсов высшего политсостава, а через год он начал преподавать в Военно-политической академии РККА им. Толмачева в Ленинграде, затем – в Военной академии им. Фрунзе. Много печатался в научных изданиях по вопросам военной психологии.

«В те годы вопросы военной психологии живо обсуждались. Со статьями, а иногда с монографиями выступали военные психологи Н. Какурин, П. Изместьев, М. Король, А. Васильев, В. Рубцов и др. Преобладали мнения, что военная психология должна развиваться как особая наука, и что в ее развитии нужно основное внимание уделять совершенствованию физиологических качеств бойца. – пишут авторы статьи «Из истории советской психологии 1920-1930-х годов. А.А. Таланкин» ученые-философы С.Н. Корсаков и С.И. Данилов. Таланкин занял в дискуссии своеобразную позицию. Ее необычность заключалась не в том, что он резко критиковал биологизаторство других авторов, их увлечение западными научными теориями. <…> Таланкин предлагал не развивать военную психологию как отдельную науку, а изучать как приложение общей психологии к вопросам поведения военнослужащих». По его мнению, «психофизическая подготовка бойца излишня: формирование необходимых воину качеств произойдет само – как функция военнотехнической, политической и физической подготовки. К бойцу, говорил Таланкин, надо подходить как к социальному существу, а не "ветеринарно"».

В 1929 году вышла в свет монография Таланкина по военной психологии, которая, по его мнению, должна была подвести итоги дискуссий по военной психологии.

Примерно тогда же Таланкин был зачислен аспирантом Государственного института экспериментальной психологии (т.н. Корниловского института, по имени основателя и директора К.Н. Корнилова, автора концепции реактологии - направления советской психологии, пытавшегося увязать эмпирический естественнонаучный подход в изучении человеческого поведения с марксисткой догматической идеологией). Поначалу аспирант Таланкин активно продвигал идеи реактологии, но затем встал на противоположные позиции и даже выступил с главным «разоблачительным» докладом против Корнилова на психологической дискуссии в институте 22 декабря 1930 года. Возможно, это сыграло свою роль, когда после смещения Корнилова с должности директора института Таланкин был назначен заведующим сектором кадров.

1 января 1931 года Таланкин, сохранив за собой пост завсектора кадров в Институте психологии, перешел работать в Комакадемию. Он много печатается, благо входит в состав редколлегии журнала «Психология», много выступает с «разоблачительными» докладами и статьями.

В 1932 году Таланкин был переведен в Ленинград и назначен заведующим сектором психологии Государственного института по изучению мозга им. Бехтерева и по совместительству – преподавателем на кафедре диалектического материализма Военно-политической академии им. Н.Г. Толмачева (а с июля 1936 года - и.о. заведующего кафедрой). Он подготовил методические пособия по курсам диалектического материализма и исторического материализма, выпустил брошюру «Материя и движение».

23 октября 1935 года Таланкину без защиты диссертации была присуждена ученая степень кандидата философских наук, а в 1936 году он стал профессором и бригадным комиссаром.

На этом стремительная карьера философа фактически завершилась: 7 марта 1937 года его уволили из Военно-политической академии «по политическому недоверию», а в ночь с 4 на 5 июня арестовали по обвинению в «участии в контрреволюционной троцкистской террористической организации». Его имя есть в сталинском расстрельном списке от 20 августа 1937 года.

31 августа 1937 года Таланкин был приговорен к расстрелу и в тот же день расстрелян.

Александр Александрович Таланкин был реабилитирован посмертно в 1957 году.

«Судьба Александра Александровича Таланкина – важный и малоизвестный аспект истории советской психологии 1920–1930-х годов. Он был думающим, хотя и зачастую поверхностным исследователем, высказавшим в своих работах ряд ценных замечаний по вопросам военной психологии. Он был хорошим организатором творческой работы коллег-психологов. В роли лидера советской психологии он оказался легковесным позером и слабым человеком, не знающим, куда вести людей за собой. И он на примере своей жизни продемонстрировал, сколь неблагодарна бывает роль официально назначенного проработчика», - считают С.Н. Корсанов и С.И. Данилов.


Таблички А.А. Таланкину и И.Ф. Куразову установлены по инициативе историка психологии Натальи Стоюхиной.


Церемония установки памятной таблички "Последнего адреса": фото

Фото: Ольга Субботина и Александр Борисов
***
Книга памяти "Ленинградский мартиролог" содержит сведения еще о семи репрессированных, проживавших в этом доме. Если кто-то из наших читателей хотел бы стать инициатором установки мемориального знака кому-либо из этих репрессированных, необходимо прислать в «Последний адрес» соответствующую заявку.
Подробные пояснения к процедуре подачи заявки и ответы на часто задаваемые вопросы опубликованы на нашем сайте.

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.