Москва, Новослободская, 52
На карте

| 01 ноября 2020

Четырехэтажный кирпичный дом № 52 по улице Новослободской был построен в 1888 году.

Согласно данным «Мемориала», по крайней мере четыре жильца этого дома стали жертвами политических репрессий в 1930-е годы.

В июне 2016 года на этом доме мы установили первую мемориальную табличку, в марте 2017-го — вторую. В декабре 2018 года здесь появилась третья табличка. Сегодня мы установили еще один памятный знак. Все заявки подал житель дома Константин Петров.


Николай Александрович Виноградов родился в 1892 году в Коломне в семье потомственного почетного гражданина. Получил незаконченное высшее образование.

До ноября 1937 года он работал старшим лесничим Московского Управления лесоохраны и лесонасаждений, затем — старшим лесничим Подмосковного опытного лесхоза.

Николая Александровича арестовали 22 февраля 1938 года. 4-й отдел УГБ УНКВД по Московской области «раскрыл» в Московском управлении лесоохраны «контрреволюционную вредительскую организацию», активным участником которой якобы был Виноградов. По версии начальника 5-го отделения 4-го отдела УГБ УНКВД МО старшего лейтенанта госбезопасности Иванова, Виноградов вел «в течении ряда лет подрывную вредительскую работу в Управлении лесоохраны. Виноградов создал в лесах водоохранной зоны вокруг Москвы ряд контрреволюционных групп, участники которых умышленно производят лесные пожары. Только за последние пять месяцев 1937 года они организовали 357 лесных пожаров, которыми нанесли государству около миллиона рублей убытка. <...> Им же, при участии других членов вредительской организации уничтожены в большей части питомники и уничтожается в подмосковной лесной зоне лес-молодняк в возрасте от пяти до 30 лет. Таким образом ставят под угрозу облесение подмосковной лесной зоны».

Эти же группы якобы занимались «фотосъемкой подъездных дорог к лесам, высоковольтных линий МОГЭСа, проезжих просек и военных складов в Лосиноостровском парке».

При обыске у Виноградова изъяли три записные книжки с адресами и историю ВКП(б) под редакцией Кнорина.

Следствие по Виноградову шло больше семи месяцев. По версии следователя, Виноградова завербовал начальник Главного управления лесоохраны и лесонасаждений при СНК СССР И.К. Якимович, арестованный 19 августа 1937 года (расстрелян 25 апреля 1938 года). В этой «организации» состоял и начальник Московского областного управления лесоохраны и лесонасаждений С.С. Протасов (арестован 4 марта 1938 года, расстрелян 10 мая 1938 года), по заданию которого якобы и «вредительствовал» Виноградов. «Организация» ставила своей целью ни много ни мало «развал лесного хозяйства» и «срыв снабжения промышленных предприятий и населения лесоматериалами».

3 октября 1938 года состоялось судебное заседание Военной коллегии Верховного суда СССР, которое длилось всего 15 минут и проходило в закрытом режиме, без участия обвинения и защиты и без вызова свидетелей. Виноградов выдвинутые против него обвинения не признал, а показания свидетелей назвал «неверными. Почему его оговорили, объяснить не может», в последнем слове «утверждает, что не виновен». Тем не менее председательствующий на суде диввоенюрист Никитченко, члены суда бригвоенюрист Детистов и военный юрист I ранга Жагров решили, что Николай Александрович виновен, и приговорили его к высшей мере наказания. «Приговор окончательный и на основании закона от 1 декабря 1934 года подлежит немедленному исполнению».

Вместе с Виноградовым в тот же день по тому же делу были расстреляны инспектор лесов Московского управления лесоохраны и лесонасаждений А.Д. Дическул, инженер приписных лесов Московского обл. управления лесоохраны и лесонасаждений А.Ф. Абрамов, начальник отдела кадров Московского управления лесоохраны и лесонасаждений Г.С. Фрейдлин (по документам — 4 октября).

Семье сообщили, как водилось тогда, что Николай Александрович «осужден к заключению в дальних лагерях сроком на 10 лет без права переписки».

В 1955 году его сын подал ходатайство генеральному прокурору СССР с просьбой «проверить правильность осуждения моего отца и сообщить мне о результате проверки, а также о судьбе отца». Через год с небольшим Верховный суд СССР выпустил определение, в котором, по заключению главного военного прокурора СССР, говорилось: «Вообще к моменту ареста Виноградова следственные органы никакими данными о его антисоветской деятельности не располагали. <...> Органы КГБ никакими компрометирующими данными на Виноградова не располагают». Приговор «по вновь открывшимся обстоятельствам» был отменен, дело было прекращено «за отсутствием состава преступления».

Николай Александрович Виноградов был реабилитирован в 1956 году.

Документы следственного дела

Церемония установки таблички «Последнего адреса»: фото, видео


Фото: Мария Олендская



Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.