Москва, Чаплыгина, 15 (б. Машков переулок)
На карте

| 20.05.2018

Шестиэтажный дом № 15, строение 5 по улице Чаплыгина (бывший Машков переулок) – один из домов кооператива «Политкаторжанин», построенный в 1927 году архитекторами Д.П. Знаменским и Н.В. Ликиным в стиле конструктивизма. Всего созданная в 1921 году в Москве общественная организация «Общество бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев» построила три жилых дома для своих членов.

Общество вело активную деятельность по сохранению истории борьбы с царизмом (в том числе благодаря ежемесячному журналу “Каторга и ссылка”, в котором публиковались воспоминания бывших политкаторжан, архивные материалы, научные статьи и некрологи), а также всячески помогало своим членам, в том числе занималось распределением финансовой поддержки, поездок в санатории, медицинской помощи и жилья.

В 1935 году по инициативе Сталина организация была ликвидирована, а в годы Большого террора практически все мужчины, жившие в «Доме политкаторжан», были репрессированы.

На фасаде дома до сих пор сохранился барельеф в виде флага с надписями «СССР» и «Общество бывших политкаторжан и бывших ссыльнопоселенцев».

В базах «Мемориала» есть данные о 23 жителях дома 15 по Чаплыгина, которые в 1930-е годы были расстреляны как «враги народа». В феврале 2016 года мы установили на фасаде этого дома первые две мемориальные таблички с именами Шимона Яковлевича Вроно и Владимира Абрамовича Плескова.

В январе 2018 года на этом доме появились еще два памятных знака – с именами Якова Давидовича Баума и Бориса Исааковича Маневича.

Сегодня мы установили здесь пятую табличку.


Александр Петрович Кривенков родился в 1884 году в деревне Федотково Юхновского уезда Смоленской губернии в семье крестьян-бедняков. Отучился всего два класса в церковно-приходской школе и в возрасте 14 лет уехал в Москву, где работал приказчиком в магазине галантерейных и модных товаров купцов Михаила Ивановича и Прасковьи Феодоровны Бабаниных.

Увлекшись революционными идеями, Александр стал посещать кружки социал-демократов. В 1907-1909 годах он был секретарем профессионального союза кожевников (по другим данным, профсоюза торговых служащих). В 1909 году он вступил в РСДРП, стал представителем от Замоскворецкого района в Московском комитете РСДРП, работал под кличкой «Богдан».

9 декабря 1909 года Кривенков был арестован на заседании Замоскворецкого районного комитета РСДРП. Он провел в тюрьме два года. 10 декабря 1911 года Московская судебная палата приговорила его по 1-й части 102 статьи Уголовного уложения по делу Московской организации РСДРП (принадлежность к противоправительственной партии) к ссылке на поселение в Сибирь.

В Александровской пересыльной Икрутской тюрьме он встретился с членом владимирской организации РСДРП А.И. Ловачевым, с которым позже жил в одном доме общества Политкаторжан.

Наказание Кривенков отбывал в деревне Тира Марковской волости Иркутской губернии Киренского уезда с 1912 по 1917 годы. Вначале работал по расчистке леса, затем служил приказчиком. Состоял в социал-демократической фракции местных ссыльных.

По некоторым данным, в 1926 году знакомый Кривенкова по ссылке партийный деятель М.П. Томский пригласил Александра Петровича в Москву, где одно время он с семьей – женой и двумя сыновьями - даже жил на квартире Томского в Богословском переулке.

В 1928 году Кривенков получил квартиру в «Доме политкаторжан» в Машковом переулке. Работал в артели «Технохимик» лаборантом, был беспартийным. С 1932 года он получал персональную пенсию.

После смерти жены в начале 1930-х годов Кривенков женился во второй раз - на Прасковье Семеновне Комаровой. У них родилось двое детей.

26 февраля 1938 году в квартиру пришли с обыском, и Александра Петровича арестовали. 4 марта, согласно сфабрикованным показаниям снабженца артели, Кривенков был признан виновным в контрреволюционной деятельности. В обвинительном заключении, утвержденном майором безопасности Якубовичем 9 марта, говорится о причастности производственных предприятий Общества политкаторжан и ссыльных поселенцев к контрреволюционной деятельности эссеро-меньшевистских организаций. Особая «тройка» УНКВД по Московской области постановила Кривенкова признать виновным и расстрелять. Приговор был приведен в исполнение 14 марта 1938 года. На тот момент у Александра Петровича была жена и четверо несовершеннолетних детей. Ему было 54 года.

Два месяца жена Александра Петровича носила передачи в тюрьму «Матросская тишина», не зная, что ее муж содержался в Таганской тюрьме и всего лишь две недели спустя после ареста был расстрелян. Только после упорных просьб один молодой следователь сказал ей, что арестованного Кривенкова судили по статье 58-10, и его «лучше забыть и жить своей жизнью».

Когда в конце 1950-х годов начались процессы по реабилитации невинно осужденных, старший сын Кривенкова подал заявление в Московскую прокуратуру. Военный трибунал Московского военного округа в 1955 году пересмотрел дело А.П. Кривенкова, отменил постановление о расстреле и прекратил дело «за отсутствием состава преступления». В 1992 году в Московской прокуратуре семье выдали свидетельство о смерти, и именно тогда стало известно о причине и дате смерти.

Архивные фотографии и документы следственного дела Церемония установки таблички
«Последнего адреса»

Фото: Мария Олендская

База данных «Мемориала» содержит сведения еще о трех репрессированных, проживавших в этом доме. Если кто-то из наших читателей хотел бы стать инициатором установки мемориального знака кому-либо из этих репрессированных, необходимо прислать в «Последний адрес» соответствующую заявку. 

Подробные пояснения к процедуре подачи заявки и ответы на часто задаваемые вопросы опубликованы на нашем сайте.


Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.