Москва, Солянка, 1/2, строение 1
На карте На карте

| 16 июня 2024

В начале ХХ века на месте Соляного двора по проекту архитекторов В.В. Шервуда, И.А. Германа и А.Е. Сергеева был построен комплекс зданий в неоклассическом стиле. Это были доходные дома Московского купеческого общества. Двухуровневые подвалы домов с широкими подземными проездами для гужевого и автомобильного транспорта, системой вентиляции и световыми окнами из стеклянной плитки для естественного освещения использовались как складские помещения. Первые этажи были оборудованы большими витринными окнами – здесь располагались магазины. Остальные этажи были жилыми. Квартиры пользовались большим спросом, их арендовали состоятельные москвичи.

После революции часть здания занял Наркомат путей сообщения, остальные помещения остались жилыми.

Ансамбль доходных домов «Дом Московского купеческого общества» является объектом культурного наследия.

Согласно базам «Мемориала», не менее 45 жильцов этого комплекса зданий были расстреляны в годы Большого террора. Троим из них в феврале 2021 года мы установили памятные знаки на корпусе № 1. В июне 2021 года на корпусе № 2 появилась четвертая мемориальная табличка, еще две были установлены на корпусе № 1 в августе 2021 года и в октябре 2022 года. Сегодня к уже установленным на этом доме табличкам добавилась еще одна – с именем Якова Петровича Мексина.

Становление детской литературы и книгоиздания для детей в Советском Союзе представляют собой интереснейшую и глубоко трагическую страницу истории советской культуры. В списке имен ярких и талантливых писателей и художников, создателей и организаторов детской литературы в СССР имя Якова Петровича Мексина занимает особое место. Он первым начал заниматься не только развитием этой литературы, но и осмыслением и сохранением ее истории.

Яков Петрович Мексин родился в 1886 году в Елисаветграде, после революции ставшем Зиновьевском, затем Кировом, потом Кировоградом. С 2016 года этот украинский город носит имя знаменитого театрального деятеля Михаила Лукича Кропивницкого. Яков Мексин был средним сыном в семье лесоторговца. В Елисаветграде он окончил реальное училище, после этого жил в Кременчуге, а затем, в 1906 году, поступил на юридический факультет Московского университета. Окончив его, Яков Петрович несколько лет занимался юридической практикой, но после 1917 года круг его интересов и занятий резко изменился.

В первые послереволюционные годы, со всеми их трудностями и потрясениями, в обществе возник запрос на новые формы просвещения, образования и педагогики. Можно предположить, что все эти проблемы увлекли и Мексина. В 1918 году он становится директором воспитательного центра «Наш дом», включавшего в себя детский дом и народный детский сад. Эта работа привела Якова Петровича к пониманию того, какую важную роль в воспитании детей играет литература, книга. Он создает при «Нашем доме» литературную комиссию, в которую вошли писатель Н.Д. Телешов, литературовед А.Е. Грузинский и другие писатели и ученые. Целью комиссии была разработка программы детского книгоиздания, и сама эта комиссия подготовила и выпустила в свет несколько книг. Одна из них – «Русские народные песни» в обработке Якова Мексина – была его первым литературным опытом.

С этого времени детская литература становится главным творческим и практическим делом Мексина. Его биографы, в частности, М.Ю. Юхневич в книге «Я поведу тебя в музей» (Москва, 2001), рассказывают о множестве подготовленных им выставок детской книги, исследований ее истории, перечисляют несколько десятков книг, написанных им и проиллюстрированных лучшими книжными художниками тех лет. Особым предметом его интереса была роль иллюстраций, связь между словесной и визуальной составляющими детской книги. В 1925 году в Казани вышло едва ли не первое исследование на эту тему «Иллюстрация в детской книге», написанное Мексиным в соавторстве с искусствоведом П.М. Дульским (1879-1956).

Кроме литературной и исследовательской работы Яков Петрович неустанно занимался работой просветительской, организационной и преподавательской. Важнейшим его достижением стало создание Музея детской книги, открывшегося в 1934 году в Москве, на Сретенке. Вот как вспоминает этот музей мемуарист-современник: «Войдя в музей, вы удивленно останавливались. Налево от двери на круглой машинке печатали свои произведения мальчишки. Рядом с ними в поте лица трудились юные граверы. Они на половинках картофеля и линолеуме вырезали рисунки и делали оттиски на бумаге. Немного подальше группа ребят выбирала из большой стопки книг «Степку-растрепку», «Макса и Морица», «Плиша и Плюма» и делала веселую выставку. Другие расставляли по рейкам витрин книги Маршака и Чуковского... Глядя на эту ребячью возню, посетитель невольно задавался вопросом: какой же это музей?.. В музеях строжайше запрещено «трогать руками», «шуметь». А здесь вы видели, как экспонаты «трогались руками», и слышали шум и споры. Словом, в этом музее ребята делали что хотели» (А.Коровенко «Вспоминая прошлое...» М, Детская литература. - 1966. - № 12. - С.23.).

Работа в музее, расширение форм его работы, пополнение коллекции стали главным смыслом и содержанием жизни Якова Петровича, хотя литературные и исследовательские занятия он продолжал с прежней энергией. За годы своей литературной работы он выпустил более двух десятков книг для детей: стихов и рассказов, литературных переложений и переводов с нескольких европейских и японского языка.

Деятельность Музея детской книги, сфокусированная на образовательных, воспитательных и просветительских задачах, с годами все более входила в противоречие с советской идеологической догмой, согласно которой музеи должны были прежде всего решать задачи политико-пропагандистские. Все это вызывало нарастающее недовольство деятельностью Мексина и привлекало к нему недоброжелательное внимание властей.

Кроме того, с момента основания Всесоюзного общества культурной связи с заграницей (ВОКС) он активно сотрудничал с этой международной культурной организацией и несколько раз ездил по ее заданию в заграничные командировки. Последней и роковой для него стала поездка в Японию в 1933 году. Именно эта поездка явилась причиной сфальсифицированного обвинения в «шпионаже в пользу Японии», предъявленного Якову Петровичу после его ареста 13 февраля 1938 года. Вскоре после ареста Мексина и научного сотрудника Музея детской книги историка Александра Константиновича Маврогана (1893-1938) в музее прошло общее собрание сотрудников, на котором временно исполняющая обязанности директора О.В. Попова клеймила прежнее руководство прежде всего за то, что экспозиции музея и всей его работе была свойственна «аполитичность».

На первом допросе Яков Петрович, потрясенный тем, что с ним случилось, под давлением следователей, подтвердил выдвинутые против него фантастические обвинения, но в ходе дальнейшего следствия их категорически отрицал. К примеру, тот факт, что в Японии он с мифическим резидентом разведки Шимодой встречался в детском музее, Мексин опроверг не только тем, что никакого Шимоды не знал, но и тем, что «детских музеев» в Японии вообще не существует. До конца следствия Яков Петрович твердо отстаивал свою невиновность и доказывал, что все выдвинутые против него обвинения ложны и недостоверны. Эта борьба длилась более года.

В обвинительном заключении, составленном 5 апреля 1939 года, отмечалось, что Мексин от своих ранних показаний отказался и вины в шпионаже за собой не признал. Дело Якова Петровича было отправлено на рассмотрение Особого совещания при НКВД СССР. 23 апреля 1939 года ОСО приговорило Мексина к восьми годам заключения в исправительно-трудовой лагерь.

В 1955 году Мария Исаковна, вдова Якова Петровича Мексина, в заявлении на имя Генерального прокурора СССР Руденко сообщила, что в письмах из мест заключения муж рассказывал ей о том, как следователи, сами впоследствии осужденные, оскорбляли и жестоко избивали его, добиваясь признания в шпионаже и других преступлениях. Она писала также, что последнее письмо от мужа получила из лагеря, находившегося в Шиманском районе Хабаровского края, на разъезде Пера. В этом лагере, как следует из одного из документов следственного дела, Яков Петрович Мексин умер 10 августа 1943 года в возрасте 56 лет.

В 1956 году дело по обвинению Якова Петровича Мексина было прекращено за отсутствием состава преступления, а сам он был посмертно реабилитирован.

Вскоре после ареста Маврогана и Мексина музей, которому Яков Петрович посвятил свою жизнь, был закрыт, а его фонды и бесценная книжная коллекция, превышавшая 60 тысяч наименований книг на многих языках, переданы другим музейным учреждениям и, в конце концов, утрачены.

Документы следственного дела

Фото: Оксана Матиевская
***
База данных «Мемориала» содержит сведения еще о тридцати восьми репрессированных, проживавших в этом доме. Если кто-то из наших читателей хотел бы стать инициатором установки мемориального знака кому-либо из этих репрессированных, необходимо прислать в «Последний адрес» соответствующую заявку.

Подробные пояснения к процедуре подачи заявки и ответы на часто задаваемые вопросы опубликованы на нашем сайте.

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.