Москва, Долгоруковская, 5
На карте

| 04.09.2018

В базах «Мемориала» есть данные о 65 жителях дома по адресу Долгоруковская, 5 (он известен как «Дом Наркоминдел», или «Дом на Каляевской» - по старому названию улицы), репрессированных в 1930-е годы. Первые четыре таблички - Якову Марковичу Шинделю, Герману Германовичу Пушу, Абраму Абрамовичу Матисону и Раисе Леонидовне Хавиной-Скрыпник - мы установили на фасаде дома в декабре 2014 года. 

Затем, в марте 2015 года, здесь появились еще три таблички: Иосифу Гавриловичу Коринцу, братьям Давиду Григорьевичу и Эммануилу Григорьевичу Штернам. 

Два памятных знака добавились в феврале 2016 года - Давиду Эммануиловичу Скалову и Вильгельму Юльевичу Вольфу, один – в марте 2016-го - Ивану Даниловичу Михайлову, и еще два – в июле 2016 года - Аврааму Григорьевичу Фишзону и Владимиру Федоровичу Воле. 13-ю табличку – с именем Семена Марковича Гуревича – мы установили в сентябре 2016 года. 

В октябре 2017 года на фасаде дома появилась еще одна мемориальная табличка с именем Семена Саркисовича Саакяна.

Сегодня мы установили 15-й памятный знак. Заявку на установку таблички подала внучка репрессированного Елизавета Тартаковская, а его дочь Марина Хаимовна Забелышинская написала для нас текст, который мы публикуем ниже.


«Мой отец Хаим Моисеевич Забелышинский родился в 1897 году в городе Кричев Могилевской губернии в семье кузнеца, известного своим высоким мастерством. Отец окончил два института. Стал экономистом. Он был начальником Главного управления учебных заведений Наркомата внешней торговли СССР.

Когда забрали отца, я была маленьким ребенком. Помню его очень добрым, ласковым.

Всю жизнь помню, как на рассвете 6 ноября 1939 года постучали в дверь. Вошло много людей с дворником, который сопровождал их как понятой.

Я старалась быть около отца. Помню окрики к маме: «Уберите ребенка!» Обыск продолжался долго. Отца увели, а я спустилась на этаж ниже – там жил мой приятель Эрик Шпитальников. Дверь открыл его отец и сказал: «Эрик спит, а ты больше к нам НИКОГДА не приходи». Вот это я помню всю жизнь.

Порог нашей квартиры перестали переступать некоторые друзья и родственники.

Накануне мама обещала, что мне подарят красное платье. Вот я его и требовала, не очень понимая, что происходит, а рядом плакала моя старшая сестра. Потом только я поняла, что мне казалось, что красное платье может что-то изменить.

Каждый день кто-то из детей не выходил гулять на улицу – значит, был очередной обыск. Мы наивно верили в то, что отец вернется. Регулярно делали «запросы». А с 1943 года я ходила на Петровку за ответом. И всегда отвечали: «Твой отец вернется». А его уже не было в живых… Он был расстрелян 27 июля 1941 года (по обвинению в «участии в контрреволюционной террористической организации». – ред.).»

Хаим Моисеевич Забелышинский был реабилитирован в 1955 году.


Церемония установки таблички «Последнего адреса»
Фото: Мария Олендская
***
База данных «Мемориала» содержит сведения еще о пятидесяти репрессированных, проживавших в этом доме. Если кто-то из наших читателей хотел бы стать инициатором установки мемориального знака кому-либо из этих репрессированных, необходимо прислать в «Последний адрес» соответствующую заявку.
Подробные пояснения к процедуре подачи заявки и ответы на часто задаваемые вопросы опубликованы на нашем сайте.

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.
Нажимая кнопку «Отправить» вы даете согласие на обработку персональных данных и выражаете согласие с условиями Политики конфиденциальности.