Москва, Долгоруковская улица (быв. Каляевская), дом 5

| 09.12.2014
Семиэтажное здание на пересечении Долгоруковской улицы (бывшая Каляевская) и Оружейного переулка в свое время было одним из самых высоких в Москве. Строительство дома по проекту архитекторов И.А. Голосова, И.Л. Маркузе и П.Н. Тернявского растянулось на целых восемь лет, с 1929 по 1937 годы, хотя первые жильцы и появились в нем в 1939-м.  Задуманное в стиле конструктивизма, по мере строительства здание приобретало черты сталинской архитектуры. Дом был одним из первых в Москве жилищных кооперативов, строился на паи работников Наркомата иностранных дел и Наркомата внешней торговли. Но к концу строительства дом был переведен из кооператива в жилой фонд города, а пайщикам была выплачена компенсация.
Этот дом уникален еще и тем, сколько его жильцов попали под жернова сталинских репрессий. В базах “Мемориала” за этим домом числится 65 фамилий, но мемориальцы уверяют, что репрессированных было больше. В доме более 300 квартир, и по числу жильцов, и по специфике их работы (НКИД и НКВТ) понятно, почему так велики цифры репрессированных: почти всегда любая командировка за границу рано или поздно оборачивалась обвинением в шпионаже. Самый ранний арест относится к 1933 году, самый поздний – к 1951-му.
Жизнь именно в этом доме подробно описана в знаменитой книге Олега Дормана “Подстрочник”, написанной по воспоминаниям замечательной писательницы и переводчика Лилианны Лунгиной, жившей одно время в этом доме.

Первыми, кому будут установлены памятные знаки, стали четверо: одна женщина и трое мужчин, два инженера, дипломат и экономист.
Первым из этой четверки был арестован Яков Маркович Шиндель, 1890 года рождения, уроженец Елисаветграда (ныне Кировоград, Украина). Перед арестом он работал заместителем начальника Главсахара Наркомата пищевой промышленности, был обвинен во вредительстве и участии в революционной террористической организации. От ареста 22 октября 1937 года до суда и расстрела прошло не более полутора месяцев. 2 декабря 47-летний Яков Шиндель услышал из уст судьи приговор и вряд ли успел его осознать, поскольку был расстрелян в тот же день.
46-летние Герман Германович Пуш, инженер-механик, и Абрам Абрамович Матисон, дипломат, пошли по классическому обвинению в шпионаже. Первый был арестован в марте 1938 года и через три месяца расстрелян, второй – в июне 1939-го. Смертный приговор был приведен в исполнение в феврале 1940-го.
Все трое в 1956 году были реабилитированы.
Раиса Леонидовна Хавина-Скрыпник – самая молодая из четверых. Ей было всего 33 года, когда ее арестовали в июле 1938 года. Инженеру рецептурной комиссии “Анилтреста” предъявили обвинение в контрреволюционной агитации и призыве к террору и полтора месяца спустя после ареста расстреляли. Доброе имя ей вернули лишь в 1990 году.
Подробнее об истории “Дома на Каляевской” можно узнать на специальном  сайте, созданном энтузиастами-краеведами, которым довелось здесь жить: http://www.kaliayevskaya-5.ru
 

Фото: Федор Флягин

Неправильно введен e-mail.
Заполните обязательные поля, ниже.